Славянская азбука

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Деятельность Мефодия после смерти Кирилла


При жизни Константина неизменный, превосходящий любые ожидания успех сопутствовал всем предприятиям братьев. Со смертью талантливого брата для скромного, но самоотверженного и честного Мефодия начинается мучительный, поистине крестный путь, усеянный казалось бы непреодолимыми препятствиями, опасностями и неудачами. Но одинокий Мефодий упрямо, ни в чем не уступая врагам, проходит этот путь до самого конца.

Правда, на пороге этого пути Мефодий сравнительно легко достигает нового большого успеха. Но успех этот тотчас же порождает еще большую бурю гнева и сопротивления в стане врагов славянской письменности и культуры.

По пути из Рима в Моравию Мефодий навещает своего недавно обретенного друга князя Коцела чтобы передать ему послание папы Адриана.

Узнав о победе, одержанной братьями в Риме, Коцел советует Мефодию попытаться получить от папы еще одну важную уступку. Ведь Мефодия посвятили в Риме в простые священники, а его главный враг имеет сан архиепископа зальцбургского. Под силу ли будет священнику бороться с архиепископом? Не следует ли Мефодию попробовать уговорить папу присвоить ему звание если не архиепископа, то хотя бы епископа? Ведь в римско-католической церкви с ее строгой иерархией звание и сан ценятся превыше всех заслуг.

Убежденный этими доводами, Мефодий возвращается в Рим.

Пана Адриан благосклонно и милостиво встречает новую просьбу Мефодия. Он посвящает Мефодия в высо-кий сан архиепископа Моравии и Паннонии. Очень возможно, что, кроме благодарности за оказанную ему братьями услугу, на решение папы повлияли также и очередные тревожные события в Болгарии. Искусно игравший на соперничестве Византии и Рима болгарский князь Борис в 870 г. внезапно порвал с Римом и вновь признал главенство византийского патриарха. А потеря Болгарин, естественно, побуждала папу к всемерному укрепление его отношений со славянами Моравии и Панионии.

Окрыленный этим новым успехом, Мефодий возвращается к Коцелу. При неизменной помощи князя он развертывает вместе с учениками большую и кипучую деятельность по распространению славянского богослужения, письменности и книг в Блатенском княжестве и в соседней Моравии.

Мефодий даже не подозревает, что именно сейчас и начинается самая трудная часть его жизненного пути.

Неожиданное назначение дерзкого греческого монаха архиепископом всей Моравии и Паннонии вызывает буквально взрыв ярости у немецких епископов и прелатов, давно привыкших к получению доходов с этих славянских земель. Не решаясь открыто выступить против решения самого папы, они начинают плести вокруг Мефодия такую сложную сеть интриг, предательства, доносов и подлогов, на которую была способна только римско-католическая церковь.

Свой первый рассчитанный удар немцы наносят но князю Ростиславу — главному покровителю Мефодия и отважному борцу за независимость Моравии.

Оправившись после поражения под Довиной и накопив силы, князь Ростислав разрывает унизительное соглашение, заключенное в 864 г. с Людовиком Немецким. В течение нескольких лет Ростислав успешно отбивает немецкие атаки, а в конце 869 г. наносит немцам крупное поражение.

Почувствовав невозможность победить моравского князя в открытом бою, Людовик Немецкий и его друг архиепископ зальцбургский тайно сговариваются с племянником Ростислава Святополком. Устроив засаду, Святополк вероломно захватывает Ростислава и передает его в руки немцев. По приказу Людовика пленнику выкалывают глаза и затем заключают в темницу при одном из баварских монастырей, где Ростислав вскоре умирает. Ничего не достиг предательством и Святополк. Избавившись от самого опасного противника, немцы присоединили Моравию к своим владениям. Святополку же оставили небольшое вассальное княжество, а затем отняли и это княжество и заключили его в темницу.

У Мефодия остался только один сторонник — князь Коцел. Но небольшое и слабое блатенское княжество, конечно, не в состоянии было оказать сопротивление немецким войскам. Да Коцел никогда и не решился бы на такое сопротивление.

Поэтому, расправившись с Ростиславом, немцы, подстрекаемые архиепископом зальцбургским, организовали расправу и со вторым своим упорным противником — Мефодием. Они арестовали Мефодия и устроили над ним суд.

«Жития» подробно рассказывают об этом суде. Есть упоминания о нем и в папских письмах. Согласно этим источникам, судили Мефодия баварские епископы, доходы которых особенно страдали от его деятельности. Присутствовал будто бы на суде и сам Людовик Немецкий. Епископы обвиняли Мефодия в том, что тот незаконно присвоил себе духовную власть в областях, издавна находившихся в ведении зальцбургского архиепископства.

— Ты учишь в нашем царстве! — гневно кричали они Мефодию.

Мефодий держался на суде с достоинством и твердостью. Он отстаивал правоту своего дела, опираясь к тому же на папское решение.

— Берегитесь, — заявлял он. — Стремясь пробить головой железную гору, как бы не повредили вы себе мозга!

— Худо тебе будет, Мефодий, за такие речи! — угрожающе кричали в ответ епископы.

Согласно свидетельству папских писем, Мефодия били кулаками, а один из епископов, Эрменрих, пытался ударить его по лицу бичом.

— Я говорю истину даже перед королями, — гордо отвечал Мефодий. — Можете делать со мной, что хотите. Я не слабей тех, что уже приняли мученический венец за слова правды!

Первоначально не принимавший участия в споре Людовик Немецкий, услышав о королях, не выдержал и вмешался.

— Не утомляйте моего Мефодия, — насмешливо сказал Людовик. — Он уже начинает потеть, как будто стоит у печки!

— Да, государь, — возразил Мефодий. — Но когда одного философа спросили, отчего он вспотел, тот ответил: «Оттого, что спорил с глупцами!».

Ничего не добившись в споре, епископы, с санкции короля, присудили Мефодия к тюремному заключению.

Почти два с половиной года Мефодий провел в холодной, сырой темнице в далекой Швабии.

Между тем положение в Моравии снова резко изменилось.

В самом конце 870 г., вскоре же после пленения и ослепления немцами Ростислава и суда над Мефодием, в Моравии вспыхнуло народное восстание. Восстанием руководил моравский священник Славомир, по-видимому, один из учеников Мефодия. Славомир нанес поражение немецким войскам и захватил столицу Моравии Велеград.

Испуганные этим немцы решили снова использовать Святополка. Стремясь внести раскол в стан восставших, они освободили Святополка и назначили его начальником войск, действующих против повстанцев. Однако Святополк, уже узнавший однажды благодарность своих немецких друзей, поступил с ними так же, как с Ростиславом.

Расположив войска у стен Велеграда, Святополк отправился в город якобы для переговоров с восставшими об их сдаче. В действительности же, выговорив себе княжескую корону, он во главе повстанцев внезапно напал на оставшиеся без руководства немецкие войска и наголову их разбил. Освободив таким образом Моравию, вероломный Святополк заключил союз с чехами и сербами и нанес один за другим сокрушительные удары по немецким войскам.

Почти четыре года длилась безуспешная война немцев с их бывшим союзником. В 874 г. немцы заключили со Святополком мир и признали независимость Моравии.

К этому времени произошли изменения и в судьбе Мефодия.

Несколько лет немцам удавалось скрывать от Рима их расправу с архиепископом, назначенным папой. Правда, до Рима иногда доходили смутные слухи о событиях в Моравии. Но когда посещавших Рим немецких епископов спрашивали об этих событиях, они все отрицали. А один из участников суда над Мефодием, епископ фрейзингенский, на вопрос о судьбе Мефодия нагло ответил, что даже не знает этого человека.

Лишь через два с половиной года после суда над Мефодием новый папа — Иоанн VIII, сменивший скончавшегося Адриана II, узнал от приехавшего из Моравии бродячего монаха Лазаря об аресте Мефодия. Беспринципного Иоанна мало интересовал сам Мефодий и дело, за которое тот боролся. Больше того, Иоанн далеко не сочувственно, даже враждебно относился к славянскому богослужению. Но папа не мог допустить, чтобы архиепископ, назначенный в Моравию его предшественником Адрианом, был смещен со своего поста без папского соизволения. Да и как посмели простые епископы судить более высокого по сану, чем они, архиепископа! Иоанн усмотрел в этом дерзкий вызов авторитету папского престола и всей установленной Римом строгой церковной иерархии.

Поэтому Иоанн немедленно послал в Моравию епископа анконского Павла, с поручением расследовать происшедшее. Одновременно в письмах к Людовику Немецкому, его сыну Карломану и к зальцбургскому архиепископу Иоанн повелел освободить и восстановить Мефодия в его архиепископских правах. Однако богослужение на славянском языке папа Иоанн категорически запретил, а славянскую речь разрешил только для церковных проповедей.

Напуганные гневом папы, немецкие епископы освободили Мефодия.

Он снова поселился в столице Моравии Велеграде и вступил в архиепископские права. Но Мефодия никогда не интересовал архиепископский сан сам по себе. Оп видел в этом сане лишь средство для продолжения той борьбы, которую он начал более десяти лет назад вместе с братом. Поэтому, вопреки запрещению папы, Мефодий продолжал в Моравии богослужение на славянском языке. Он решился на этот опасный шаг несмотря на то, что к тому времени у него уже не осталось ни одного покровителя. Отважный Ростислав давно погиб в баварской темнице, умер и слабый, но честный Коцел. А на поддержку Святополка Мефодий, конечно, даже не рассчитывал.

MaxBooks.Ru 2007-2017