Славянская азбука

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Ненужные буквы кириллицы


При очень больших достоинствах кириллицы и глаголицы у них имелся, однако, и крупный недостаток.

Обладая полным ассортиментом букс, необходимых для передачи основных звуков старославянского языка, кирилловский алфавит в то же время включал шесть греческих букв, не нужных для передачи славянской речи. К числу таких букв относились:

«омега» «кси» два из трех кирилловских «и»
«фита» «пси» («и восьмеричное», «и десятеричное», «ижица»)

Четыре ненужные для передачи славянской речи греческие буквы (те же, что в кириллице, но без «кси» и «пси») имел и глаголический алфавит.

Буквы эти использовались славянами в основном как цифровые знаки. Наряду с этим они по традиции нередко применялись и как буквы в заимствованных славянами греческих, главным образом религиозно-богослужебных словах; некоторые из них (например, «фита», «омега») обеспечивали при этом точное (византийское) произношение заимствованных слов. Но войдя в славянские языки, греческие слова вскоре начали и произноситься по-славянски; славянская же цифровая система постепенно (примерно, к XVIII в.) была вытеснена более удобной арабской цифровой системой. В связи с этим указанные шесть кирилловских букв стали излишними и при реформах русского, болгарского и сербского письма в XVIII—XX вв. были исключены.

Так, «омега» обозначала в греческом письме долгое о, в отличие от краткого о, передававшегося греческой буквой «омикрон» (в славянских азбуках — буква «он»). В старославянском языке IX в., так же как в русском, гласные не различались по долготе или краткости; поэтому в старославянском и русском письме «он» и «омега» совпадали по звуковому значению. Практически «омега» до начала XVIII в. чаще всего применялась в русском кирилловском письме с надписанной над ней буквой «т» для обозначения предлога «от». Исключена была «омега» из русского алфавита Петром I в 1710 г.

«Фита» (греческая «тета») применялась в греческом письме для обозначения межзубного придыхательного т (th). В связи с отсутствием в старославянском и русском языках соответствующего звука «фита» постепенно совпала по значению с буквой «ферт» и сохранилась только в некоторых словах, заимствованных из греческого: например, в словах «анафема», «Фивы», «Афон», «Мефодий». Исключена была «фита» из русского алфавита лишь в 1917 г.

Буквы «пси» и «кси» служили в греческом письме для обозначения характерных для греческого языка сочетаний кс, пс. В старославянском письме эти буквы применялись тоже лишь в немногих словах, заимствованных из греческого, например в словах «псалтырь», «Ксеркс». Из русского алфавита буква «пси» была исключена Петром I в 1710 г., а буква «кси» — Академией наук в 1735 г.

Иным было происхождение трех славянских букв, передававших звук и.

Одна из этих букв, получившая в русском письме по ее цифровому значению (10) название «и десятеричного» (i), в греческом письме именовалась «йота» и издавна служила для обозначения звука и. Вторая из этих букв, получившая по ее цифровому значению (8) название «и восьмеричного» (и), в греческом письме именовалась «эта» и когда-то служила для обозначения долгого э (в отличие от другой греческой буквы — «эпсилон», обозначавшей краткое э); в результате исторических изменений фонетики греческого языка «эта» в Византии IX в. произносилась уже не как долгое э, а как и (подобно «йоте»).

Третья из этих букв, получившая в русском письме название «ижица», в греческом письме именовалась «ипсилон» и когда-то применялась для обозначения звука, близкого к немецкому й; в византийском письме IX в. буква «ипсилон» тоже стала обозначать не й, а и. Таким образом, уже в византийском письме эти три буквы совпали по их звуковому значению и продолжали одновременно применяться лишь в силу традиции, а также в связи с их разными цифровыми значениями.

С одинаковым звуковым, но с разным цифровым значением вошли эти буквы и в славянское письмо. В русском письме для передачи звука и чаще всего использовалось «и восьмеричное». «И десятеричное» постепенно стало применяться главным образом перед гласными и перед полугласной «й»; такое использование этой буквы было узаконено в 1758 г. Академией наук. Наконец, «ижица» традиционно применялась в русском письме вместо «и» лишь в немногих заимствованных греческих словах («миро», «синод»). Окончательно «и десятеричное» и «ижица» были исключены только в 1917 г,

Наряду с перечисленными шестью греческими буквами, с самого начала ненужными для передачи славянской речи, в кирилловском алфавите имелось также шесть новых славянских букв (четыре «юса», «зело» и «ять»), ставших лишними вследствие исторических изменений фонетики старославянского и русского языков. В глаголическом алфавите таких букв было семь (четыре «юса», «зело», «ять» и «дервь»).

Из перечисленных букв «юсы» применялись для особых носовых славянских гласных: «юс малый» — для гласного эн (гласный этот еще сохранился в польском языке, например, в слове «пэнчь» — «пять»): «юс большой» — для гласного он (сохранился в польском слове «рончка» — «ручка»); йотированные «юсы» — для соответствующих йотированных носовых гласных. В русском языке все эти носовые гласные исчезли до IX в., перейдя в звуки а, у; аналогичное новое звуковое значение получили и «юсы». «Юс большой» исчезает из русского письма с XII—XIII вв. (частичное временное возрождение он пережил лишь в XV в.) с заменой его сперва лигатурой «оу», а впоследствии буквой «у». «Юс малый» исчезает к XVII—XVIII вв. с заменой его буквами «а» — «я».

Буква «ять», судя по дошедшим до нас азбучным акростихам XI—XII вв. и иным источникам, служила в старославянском языке для обозначения гласного переднего ряда а при мягкости предшествующего согласного, для йотированного а, а также для особой разновидности звука е. Такое значение буквы «ять» в течение долгого времени сохранялось в глаголице, не имевшей особой буквы для йотированного а. В кириллице появилась особая буква «йотированное а», служившая для передачи гласного звука а при мягкости предшествующего согласного и для йотированного а; в связи с этим в кириллице «ять» стала обозначать, как правило, особую разновидность звука е, хотя иногда использовалась и взамен «йотированного а».

В более позднем русском письме «ять» до середины XVIII в. обозначала долгое закрытое е; так, еще М. В. Ломоносов указывал, что «е» произносится «тонко», а «ять» «толсто». С конца XVIII в. в литературном русском языке эти два звука совпали и перестали различаться. Тем не менее буква «ять» по традиции продолжала применяться вместо «е» во многих русских словах («бѣлый», «бѣдный», «блѣдный», «лѣс» и др.). Это чрезвычайно осложняло обучение грамоте и было наиболее частой причиной провалов на экзаменах по орфографии. Исключена была буква «ять» только в 1917 г.

Иной была история славянских букв «зело» и «земля». Из этих двух букв «земля» представляла собой почти копию греческой буквы «дзета», служившей для передачи звонкого переднеязычного звука дз. Кирилловскую букву «зело» обычно считают новой славянской буквой, но форму «зело» выводят из позднего (византийского) начертания греческой буквы «дигаммы»; когда-то «дигамма» имела в греческом письме звуковое значение, близкое к английскому w, но совпадала с «зело» по ее цифровому значению.

В славянские алфавиты буква «зело», вероятно, была первоначально введена либо только для обозначения числа «шесть», либо для обозначения числа «шесть» и для передачи звука з (в отличие от «дзеты» — «земля», предназначавшейся для передачи звука дз). Однако, по-видимому, еще в IX—X вв. «земля» и «зело» обменялись своим звуковым значением: «земля» стала применяться для передачи звука з, а «зело» — для дз (в некоторых кирилловских рукописях дз передавалось также буквой «земля» с добавлением к ней особой горизонтальной черточки). Еще позже, в связи с фонетическими изменениями русского языка, та и другая буква совпали по звуковому значению и стали использоваться для передачи только звука з. Поэтому буква «зело» в 1738 г. была исключена из русского алфавита.

Очень важными были изменения в значении и применении кирилловских букв «ер» (ъ) и «ерь» (ь). Первоначально эти буквы служили для обозначения редуцированных (ослабленных, глухих) гласных, близких к о («ер») и е («ерь»); например, в «Сказании о письменах» Черноризца Храбра в словах «грьчьский», «сътвори». Примерно с XII—XIII вв. звуки «ер», «ерь» в одних случаях (например, в конце слов) выпали и перестали произноситься; в других же случаях перешли в полногласные звуки о и е (например, «греческий», «сотвори»).

Однако в русском письме буквы «ер» и «ерь» сохранились, но уже в новом значении. В середине слова буква «ерь» (ь) стала применяться для обозначения мягкости предшествующей согласной (например, «письмо»), а также для йотации последующей гласной (например, «пенье»); «ер» (ъ) — для обозначения йотации последующей гласной (например, «подъем»).

В конце слова «ерь» начала применяться главным образом для обозначения мягкости, а «ер» — для обозначения твердости конечной согласной. В последнем случае применение буквы «ер» (ъ) было излишним, так как твердость согласной в достаточной мере определялась отсутствием в конце слова буквы «ерь» (ь). Поэтому реформой 1917 г. применение буквы «ер» в конце слов было отменено.

MaxBooks.Ru 2007-2017