Славянская азбука

Гипотезы о древнем славянском письме - страница 2


О существовании у славян протокирилловского письма свидетельствует и тот чрезвычайно малый срок, который понадобился Константину, согласно его «Житию», для разработки упорядоченной славянской азбуки. Такой короткий срок был возможен лишь при условии, что у Кирилла имелись какие-то исходные материалы.

Предположению, что Кирилл знал о существовании у славян протокирилловского письма и использовал его при создании своей азбуки, как будто противоречит только его ответ императору на предложение поехать в Моравию. «Я рад поехать туда, — ответил, согласно «Житию», Кирилл, — если только они имеют письмена для языка своего». И далее пояснил, что нельзя «на воде беседу писати», так как в этом случае можно «еретическое имя себе обрести».

Однако это противоречие лишь кажущееся. Во-первых, слова Кирилла «если они имеют письмена для языка своего», вероятно, относились непосредственно к моравам, а не к славянам вообще. Во-вторых, Кирилл понимал, что для того, чтобы избежать возможных обвинений в ереси, необходимо иметь полностью упорядоченное и точное письмо, основанное на стабильной и единой азбуке. А протокирилловское письмо, формировавшееся стихийно и по-разному у разных славянских племен, не могло, конечно, достигнуть такого необходимого для богослужебных целей единства и стабильности; не могла сама собой возникнуть у славян и упорядоченная постоянная азбука. Все это должно было быть создано и было создано Кириллом.

С указанными оговорками существование у славян протокирилловского письма представляется несомненным. Начало же его формирования, как указывалось, следует относить к началу формирования славянской государственности, т.е. к VII—VIII вв. Так, к VII в. произошло объединение моравов под властью Само (623 г.), объединение чехов под властью Пшемысловичей (середина VII в.), основание ханом Аспарухом протоболгарского государства (679 г.) и т.п. Все это должно было вызвать потребность в более развитом и упорядоченном письме.

К VII—VIII вв. относится и установление славянами тесных торговых и культурных отношений с Византией, откуда славяне легче всего могли заимствовать удобное для них буквенно-звуковое письмо. Такая датировка начала формирования протокирилловского письма подтверждается, кроме того, тем, что, согласно исследованиям И.И. Срезневского, Е.Ф. Карского и др., вероятным источником кириллицы было греческое унциальное (уставное) письмо VII—VIII вв., а не IX в.

Таковы две несомненные разновидности дохристианского славянского письма.

Третья, правда, не несомненная, а лишь возможная его разновидность может быть названа «протоглаголическим» письмом. Доказательству существования этого письма у славян до официального принятия ими христианства был посвящен ряд работ П.Я. Черных, Н.А. Константинова, Е. М. Эпштейна и других советских исследователей.

Процесс формирования предполагаемого протоглаголического письма мог происходить двумя путями. Во-первых, этот процесс мог протекать под сложным влиянием греческого, еврейско-хазарского, а возможно, также грузинского, армянского и даже рунического тюркского письма. Памятники этого последнего письма, принадлежащие хазарам, открыты на территории расселения восточнославянских племен.

Под влиянием этих систем письма славянские «черты и резы» могли постепенно тоже приобрести буквенно-звуковое значение, сохранив частично свою первоначальную формул из истории письма известно, что аналогичный путь прошло германское руническое письмо. Во-вторых, и некоторые греческие буквы могли быть графически изменены славянами применительно к привычным формам «черт и резов».

Подобно кириллице, формирование протоглаголического письма тоже могло начаться у славян не ранее VIII в. Поскольку же это письмо (если только оно существовало) формировалось на примитивной основе древнеславянских «черт и резов», постольку к середине IX в. оно должно было оставаться еще менее точным и упорядоченным, чем протокирилловское письмо.

В отличие от протокириллицы, формирование которой, вероятно, происходило почти на всей славянской территории, находившейся под влиянием византийской культуры, протоглаголическое письмо, если оно существовало, впервые сформировалось, по-видимому, у восточных славян. Это подтверждается отсутствием упоминаний об этом письме у Храбра, графическим сходством многих глаголических букв с еврейско-хазарскими и, наконец, тем, что почти все предполагаемые археологические памятники протоглаголического письма относятся к восточным славянам (см. разделы четвертый и пятый настоящей главы).

В условиях недостаточного развития во второй половине I тысячелетия н. э. политических и культурных связей между славянскими племенами, формирование каждого из трех предполагаемых видов дохристианского славянского письма должно было бы происходить у разных племен разными путями. Поэтому можно предполагать сосуществование у славян не только этих трех видов письма, но и местных их разновидностей.

В истории письма случаи такого сосуществования были очень частыми. Так, в Финикии сосуществовали угаритский клинописный и финикийский линейный алфавиты, в ахеменидской Персии — арамейское и клинописное персидское письмо, в древней Индии — брахми и кхарошти, в Японии — катакана и хирагана.

Близкие к этому положения были впервые развиты академиком Д.С. Лихачевым. «Внутренние потребности классового общества, — писал он, — в условиях слабости политических и экономических связей у восточнославянских племен могли привести к образованию или заимствованию различных алфавитов на различных территориях. Знаменательно, во всяком случае, хотя бы то, что единый, воспринятый из Болгарии алфавит — кириллица — устанавливается только в относительно едином раннефеодальном государстве, между тем как древнейшие времена дают нам свидетельства о наличии обоих алфавитов — и кириллицы и глаголицы. Чем старше памятники русской письменности, тем вероятнее наличие в них обоих алфавитов.

Исторически нет оснований думать, что древнейшая двуалфавитность — явление вторичное, сменившее первоначальную одноалфавитность. Потребность в письменности при отсутствии достаточных государственных связей могла породить в различных частях восточнославянского общества различные попытки ответить этой потребности».

Теория Д.С. Лихачева требует, однако, двух оговорок. Во-первых, правильнее, видимо, говорить не только о «двуалфавитности», но и о существовании у славян в докирилловский период нескольких видов письма — как пиктографического, так и буквенно-звукового. Во-вторых, если предполагаемое протоглаголическое письмо можно было бы трактовать как «местную», восточную разновидность славянского письма, то к протокирилловскому письму такая трактовка неприложима. В условиях достаточно тесных связей еще в VIII—IX вв. между всеми восточными и южными славянскими племенами и Византией греческое письмо, несомненно, применялось ими почти повсеместно. Повсеместно формировалось и протокирилловское письмо, хотя формирование его происходило по-разному, в соответствии с различными местными диалектами восточных и южных славян.

MaxBooks.Ru 2007-2015