Славянская азбука

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Археологические памятники докирилловского письма - страница 2


Другая попытка открытия и даже воспроизведения протоглаголического алфавита была сделана в начале 60-х годов на основе изучения загадочных знаков, встречающихся в кирилловских надписях на монетах русских князей XI в. Надписи эти обычно строятся по схеме «Владимир на столе, и се его сребро» с изменением только имени князя. На многих монетах вместо пропущенных букв стоят непонятные черточки и точки.

Большинство исследователей объясняло появление этих черточек и точек малограмотностью русских граверов XI в. Однако повторяемость одних и тех же знаков на монетах разных князей, причем часто с одинаковым звуковым их значением, казалось бы, делает такое объяснение недостаточно убедительным.

В начале 60-х годов изучением загадочных знаков на русских монетах XI в. занялся Н.В. Энговатов. Использовав однотипность надписей и повторяемость в них загадочных знаков, он составил таблицу с указанием их предполагаемого звукового значения; значение это определялось местом знака в слове, написанном кирилловскими буквами. Работа эта привлекла большое внимание массовой советской печати («Литературная газета», «Огонек», «Неделя» и другие издания), и о ней писали как о сенсационном открытии древнерусского протоглаголического письма.

Однако, по мнению специалистов, загадочные знаки на русских монетах — это или результат взаимовлияния кирилловских и глаголических начертаний или же результат ошибок граверов. Повторяемость же одних и тех же знаков на разных монетах обусловлена, во-первых, тем что один и тот же штемпель использовался для чеканки многих монет; во-вторых, тем, что недостаточно грамотные граверы повторяли ошибки, имевшиеся в старых штемпелях.

Н.В. Энговатов выдвинул, кроме того, очень маловероятную гипотезу происхождения глаголицы. Согласно Н.В. Энговатову, глаголические буквы были образованы путем лигатурных сочетаний из графически более простых протоглаголических букв (встречающихся будто бы на монетах XI в.). При этом подбор протоглаголических букв для образования из них букв глаголицы производился, согласно Н.В. Энговатову, в соответствии с начальными звуками названий букв глаголицы: так, глаголическая буква «аз» была образована как лигатура из протоглаголических букв «а»+«з», глаголическая «буки» — из «б»+ «у», «веди» — из «в»+«e» и т.п.

Основной ошибкой этой гипотезы является предположение, что названия глаголических букв существовали до появления самих букв. Между тем названия обычно присваивались буквам с мнемотехническими целями, т.е. для облегчения их запоминания, и возникали, как правило, одним из трех путей:

1) из названия логограммы, от которой происходила данная буква (если буквенно-звуковое письмо возникало из логографического);

2) на основе сходства формы буквы с формой какого-либо предмета, первый звук наименования которого совпадал со звуковым значением буквы; так, финикийская буква «вав», что значит «гвоздь», была названа так потому, что она напоминала по форме гвоздь и обозначала звук «в»;

3) путем одновременного заимствования одним народом у другого как самих букв, так и их наименований; так, греки заимствовали у финикийцев буквы вместе с их названиями, лишь слегка изменив последние (например, финикийская буква «алеф» стала у греков «альфой», «бет»— «бетой», «гимель» — «гаммой» и т.п.).

Что касается славянских букв, то их названия, несомненно, были созданы с мнемотехническими целями и по образцу греческого алфавита, только не путем заимствования, а путем самостоятельного образования названий на основе акрофонического принципа и в некоторых случаях с учетом формы буквы (например, название кирилловской буквы «ферт»).

Многочисленную группу вероятных памятников дохристианской славянской письменности образуют загадочные надписи и знаки на древнерусских предметах быта и на различных ремесленных изделиях.

Из этих надписей наибольший интерес представляет так называемая алекановская надпись. Надпись эта, нанесенная на глиняный сосуд X—XI вв., была открыта в 1897 г. В. А. Городцовым во время раскопок у села Алеканово под Рязанью; надпись содержит 14 знаков, расположенных в строковой планировке.

В 1898 г. там же на обломках посуды было обнаружено еще пять аналогичных знаков. Как указывает В. А. Городцов, «сосуд плохо обожжен, изготовлен, очевидно, наспех. Следовательно, изготовление местное, домашнее, а следовательно, надпись сделана местным или домашним писцом, т.е. славянином». Знаков слишком много, чтобы их можно было принять за клеймо мастера. «Остается предположить, — делает вывод В. А. Городцов, — что знаки представляют собой литеры известного письма».

Близки по форме к «алекановским» знаки на горшках из бывшего Тверского музея, а также на медных бляхах, найденных при раскопках тверских курганов XI в. На двух бляхах знаки идут по кругу, образуя две одинаковые надписи. Некоторые из знаков, подобно алекановским, напоминают буквы глаголицы.

Представляет также интерес «надпись» (если только считать ее надписью, а не случайной комбинацией трещин от огня) на ребре барана, открытая около 1916 г. Д. Я. Самоквасовым при раскопках северянских курганов у Чернигова. «Надпись» содержит 15—18 знаков, расположенных внутри полуовала. «Знаки, — пишет Д. Я. Самоквасов, — состоят из прямых резов и, по всей вероятности, представляют собой русское письмо X в., на которое имеются указания в некоторых источниках».

Многочисленные статьи были посвящены знакам, обнаруженным (впервые в 1864 г.) на свинцовых пломбах, видимо, торговых печатях X—XIV вв., найденных на Западном Буге у села Дрогичина; общее количество этих знаков измеряется многими сотнями. На лицевой стороне некоторых дрогичинских пломб стоит буква кириллицы, а на обратной стороне — один из «загадочных» знаков.

Большое внимание исследователей привлекли также многочисленные загадочные знаки, встречающиеся наряду с надписями, сделанными кириллицей, на старорусских календарях и на пряслицах X—XI и более поздних веков. В 40—50-х годах текущего столетия в этих загадочных знаках многие пытались увидеть прототипы глаголических букв. В настоящее время ученые склоняются к пониманию этих знаков как славянских «черт и резов».

Наряду с описанными выше, все еще не расшифрованными памятниками древней славянской письменности, на территории расселения восточных славян встречаются тоже еще не расшифрованные памятники других народов. Кроме уже упоминавшихся причерноморских знаков к ним относятся, например, памятники рунического тюркского письма (вероятно, хазарского, но возможно и протоболгарского). Образцами их могут служить надписи на двух баклажках, хранящихся в Новочеркасском музее, и на камнях и стенах Маяцкого городища; надписи эти были найдены при раскопках на Дону.

На базе именно этой, последней группы загадочных надписей, т.е. надписей на различных ремесленных изделиях и бытовых предметах, была построена третья попытка воспроизведения протоглаголического алфавита, вделанная в 50—60-х годах И.А. Фигуровским и являющаяся образцом пренебрежения как закономерностями развития письма, так и особенностями славяно-русского языка.

В основу своей работы И.А. Фигуровский положил расшифровку около десятка загадочных надписей, обнаруженных на территории России. Были взяты надписи самых разных эпох с диапазоном от VIII—IX до XV— XVI вв., причем не только русские (надписи на камне и на пряслицах, опубликованные в сборнике «История культуры древней Руси» и в «Кратких сообщениях Института истории материальной культуры»), но также хазарские (надписи на баклажках Новочеркасского музея), а возможно, и протоболгарские (надписи на камнях Маяцкого городища).

MaxBooks.Ru 2007-2017