Славянская азбука

Какая азбука была разработана Кириллом


Накопленные наукой материалы по первоначальной славянской письменности, а также открытые за последние годы древнейшие памятники кириллицы и глаголицы несколько облегчают решение вопроса о том, какая из двух славянских азбук была создана Кириллом (Константином Философом) и откуда появилась вторая славянская азбука. Однако при современном состоянии наших знаний вопрос этот окончательного разрешения получить все же еще не может.

Это обусловлено тем, что ни в одном из дошедших до нас летописных и документальных источников того времени образцы азбуки Кирилла не приводятся.

Ни в одном из этих источников, кроме «Сказания о письменах» Черноризца Храбра, не дается и характеристики азбуки Кирилла, а «Сказание о письменах», как показано далее, толкуется по-разному. Не открыты пока и памятники славянской письменности, современные деятельности Кирилла и его брата Мефодия.

Не считается несомненным доказательством создания Кириллом кириллицы и само название этой азбуки. Уже давно было отмечено, что в одной русской рукописи, переписанной в Новгороде в 1047 г. попом Упирем Лихим (рукопись эта дошла до нас в списке XV в.), кириллицей называется глаголическое письмо. Из этого многие исследователи делают вывод, что азбука, известная сейчас под названием «кириллицы», возможно, получила это название лишь в сравнительно позднее время.

Таким образом, сейчас можно говорить лишь о большей или меньшей вероятности того или иного решения этого очень сложного и важного для истории славянской культуры вопроса.

Но прежде чем приступить к рассмотрению вопроса о том, какая азбука могла быть создана Константином Философом, сначала разберем другой, тоже немаловажный вопрос — какая из двух славянских азбук, когда, где и почему могла возникнуть в послекирилловский период.

Время создания или, по крайней мере, значительной доработки и упорядочения одной из двух славянских азбук (независимо от того, была ли она кириллицей или глаголицей) сомнений сейчас почти не вызывает. Это — 863 г. Что касается другой азбуки (тоже независимо от того, какой она была), то в Моравии она могла быть создана только после смерти Мефодия (885 г.) и изгнания его учеников (886 г.).

Правда, в прошлом выдвигались предположения, что вторая азбука могла быть создана в Моравии самим Кириллом или же Мефодием, когда первая азбука подверглась гонениям со стороны немецко-католического духовенства. Однако история жизни и деятельности Кирилла и Мефодия в Моравии вплоть до изгнания оттуда их учеников настолько восстановлена и изучена по многочисленным летописные и документальным источникам, что предположения эти представляются невероятными.

Такое крупное событие, как замена одной азбуки другой, потребовавшая бы переучивания многочисленных учеников Кирилла и Мефодия и переписки всех переведенных па славянский язык книг, несомненно привлекло бы большое внимание и получило бы отражение в источниках того времени. Между тем ни в одном из этих многочисленных источников нет даже намека на подобное событие; во всех говорится только об одной азбуке. Столь же невероятным представляется, чтобы Кирилл или Мефодий в годы, хотя и очень трудного, но все же успешного развития славянской письменности решились бы прервать, затормозить это развитие заменой одной, уже привившейся азбуки на другую. Кроме того, для Мефодия и его учеников это выглядело бы как измена делу, столь удачно начатому их любимым и почитаемым руководителем.

Нет, вторая азбука, если только она возникла в Моравии, могла быть создана, конечно, лишь после смерти Мефодия и изгнания его учеников. О том, как развивалась славянская письменность в Моравии после этих событии, почти никаких сведений до нас не дошло. Известно только, что славянские книги и славянское богослужение жестоко преследовались, но все же продолжали, вероятно тайно, существовать.

Последнее подтверждается тем, что папа Стефан V счел необходимым в 890 г., т. е. через четыре года после изгнания учеников Мефодия, еще раз повторить запрещение и проклятие славянских книг.

Поэтому создание в Моравии в эти годы новой славянской азбуки, отличной от азбуки Кирилла, было вполне возможным. Такую новую славянскую азбуку могли бы здесь создать для того, чтобы переписать при помощи этой азбуки славянские богослужебные книги и этим как бы вывести их из-под папского проклятия, спасти их, хотя бы частично, от преследования и уничтожения.

При этом новая моравская азбука не могла быть кириллицей, так как кириллица слишком похожа на византийское письмо, а отношения Рима с Византией в IX—X вв. непрерывно ухудшались. Значит, если вторая азбука была создана в Моравии, то она могла быть только глаголицей. Автором ее мог быть преемник Мефодия Горазд. Как отмечалось, Горазд после изгнания его из Моравии ни в Болгарии, ни в Византии не появлялся. Значит, вероятнее всего, он тайно вернулся в Моравию, чтобы продолжать там дело, которое передал под его руководство сам Мефодий.

Обладал Горазд и необходимыми для разработки новой азбуки познаниями в области славянского языка и письменности, иначе Мефодий назначил бы преемником не Горазда, а хорошо известных своей ученостью Климента или Наума.

Кроме того, создание глаголицы при наличии разработанной Кириллом кириллицы было не столь уж трудным делом. Ведь задача состояла лишь в том, чтобы, сохранив почти без изменений состав кирилловского алфавита, перестроить форму его букв и сделать их непохожими на греческие.

Гипотеза о создании глаголицы взамен кириллицы в Моравии, в период особенно жестокого преследования там немецко-католическим духовенством книг, написанных кириллицей, была впервые выдвинута в середине XIX в. чешским ученым И. Добровским (правда, в несколько иной, сейчас устаревшей трактовке); в советский период эта гипотеза была развита академиком Е.Ф. Карским.

Не противореча ни в чем летописным и документальным источникам того времени, гипотеза эта прекрасно объясняет почти полное совпадение алфавитного состава кириллицы и глаголицы при большой разнице в форме их букв. Хорошо объясняет эта гипотеза также искусственную, вычурную, словно нарочито усложненную графику глаголических букв при проглядывающем в то же время сходстве многих из этих букв с буквами кириллицы. «Стоило лишь некоторые из кирилловских букв, — указывал Е. Ф. Карский, — перевернуть, другим придать петли вместо росчерков и точек, и получаются соответствующие глаголические начертания». Считая родиной глаголицы Моравию, гипотеза эта хорошо объясняет, кроме того, особенно широкое распространение и длительное сохранение глаголицы у юго-западных славян, а также обилие «моравизмов» в глаголических памятниках.

Таким образом, если вторая азбука была создана в Моравии, то этой азбукой могла быть только глаголица. При этом она могла быть создана в Моравии лишь в период между 886 г. (годом изгнания учеников Мефодия) и самым началом X в. (т.е. незадолго до времени написания глаголических «Киевских отрывков»). Если же принять предлагаемую Е. Георгиевым датировку симеоновских надписей (893 г.), то возможное время создания в Моравии глаголицы относится к еще более короткому периоду — между 886 и 893 гг.

MaxBooks.Ru 2007-2015