История и культурология

Общественное сознание в 90-е годы: основные тенденции развития - страница 2

Новая Россия поспешила «откреститься» от советского прошлого: были отменены советские праздники, исчезли советские государственные символы и другая атрибутика, напоминающая о советских временах. 7 ноября и 1 мая получили новый статус: годовщина Октябрьской революции превратилась в День согласия и примирения, праздник 1 мая стал отмечаться как День весны и труда.

Статус официальных был возвращен православным праздникам Рождества и Пасхи. Государственный герб России украсил двуглавый орел. Эти и другие факты должны были символически продемонстрировать историческую преемственность новой России с Российской империей, минуя советский период.

В 90-е годы в жизни российского общества произошли кардинальные изменения: были разрушены старые экономические, социальные, политические структуры, выявилась несостоятельность надежд на возможность быстрого и безболезненного проведения реформ, углубилось противостояние массы и элит, особую остроту приобрели проблемы социальной защищенности населения, понизился культурный, интеллектуальный уровень общества, фактом стала криминализация общества. Все эти процессы не могли не привести к серьезным изменениям в общественном сознании, не могли не повлиять на шкалу общественных ценностей и идеалов.

Данные социологических исследований показывают, что происходит очевидный процесс прагматизации жизненных ценностей, резкого повышения роли материально-денежного фактора в современной жизни. Здоровье, семья и материальная обеспеченность заняли в 1994–1995 гг. первые три места в ценностных ориентациях россиян. Таким образом, в альтернативе общественное – личное все большее число россиян делает выбор в пользу личного.

В последние годы социологи отмечают рост потенциала ценностного консенсуса. Это означает рост числа людей, одобривших следующую совокупность ключевых ценностей: жизнь, свобода, работа, безопасность, диалог, равенство возможностей. Несмотря на материальные трудности в альтернативе свобода – материальное благополучие значительная часть опрошенных выбрала свободу.

Вместе с тем исследования показывают, что основные специфические российские ценности (российская государственность, всеединство, соборность, коллективизм, национальное достоинство и др.) сохраняют свое значение.

Данные социологических опросов выявляют ряд тревожных тенденций. Смена социального строя, активное развитие капиталистических начал в экономике, обострение неравенства, снижение жизненного уровня на фоне общего кризиса усложнили процессы социализации новых поколений россиян.

И хотя социально-экономические ориентации значительной части молодежи могут быть охарактеризованы как прокапиталистические, а процессы адаптации к новым условиям у нее проходят более продуктивно, чем у людей старших поколений, более 40% молодых людей хотели бы жить или родиться в другой, более преуспевающей стране.

Многие из молодых россиян готовы оправдать отступления от культурных, нравственных, правовых норм – взяточничество, воровство, проституцию, если они являются средством достижения собственных целей.

Для всех групп населения характерно глубокое недоверие к власти, отношение к ней как к отчужденной от простых людей силе. Постсоветское общество стало менее политизированным, люди разочаровались, устали от политики, более озабочены проблемами выживания.

Количество россиян, не интересующихся политикой, выросло в 1996 г. по сравнению с 1988 г. на 28%. Постепенно разрушаются сложившиеся в советский период представления личности и общества об окружающей исторической и социальной реальности и своем месте в ней: представления о собственной целостности (общество разделилось на множество конфликтующих групп по материальному, политическому, идеологическому, религиозному, этническому принципам); представления о непрерывности своего существования во времени и пространстве (идеи распространились о регулярной дискретности исторического и культурного развития российской цивилизации); разрушение системы личностных смыслов (потерян смысла жизни, что особенно тяжело переживается старшими поколениями).

В результате возник кризис идентичности. Один из способов преодоления этого кризиса заключается в обращении к прошлому, к историческим корням. Актуализация прошлого выступает как средство самоидентификации общества, как поиск ответа на вопросы «кто мы?» и «откуда мы?»

В середине 90-х годов социологические опросы зафиксировали примечательные сдвиги в восприятии истории и ее героев со стороны массовой аудитории: выросла ставка на сильные личности, имперские ценности и авторитарный стиль управления. Практически все опрошенные считали возможным гордиться собственной историей. Периоды, вызывающие чувство наибольшей гордости, следующие: эпоха Петра I, Великая Отечественная война, эпоха Сталина.

Такой выбор свидетельствует, что в сознании людей величие страны по-прежнему ассоциируется с военной мощью и военными победами (главная заслуга Петра в том, что он «создал флот и армию», «победил шведов», Сталина – «победил в войне», «заставил весь мир, даже американцев, бояться нас»).

Устойчивый интерес к Петру I обусловлен подсознательным наложением идеализированного восприятия личности Петра на сформировавшийся в массовом сознании архетип власти. Власть может быть жесткой, даже жестокой, но «настоящей», «правильной» она является лишь тогда, когда предлагает народу и осуществляет вместе с ним некое общее дело.

Зримый образ такой власти олицетворяет Петр, который не только поставил цель превратить Россию в могучую европейскую державу, но и работал над ее достижением как бы «наравне со всеми». Именно поэтому Петр I – лидер рейтинга в опросе на тему: «Кому бы вы доверили вывести Россию из кризисного состояния?»

Таким образом, в общественном сознании наметилась новая тенденция: постепенный переход от неприятия к более мягким оценкам недавнего прошлого, ностальгия по нему, поиск положительных примеров в истории.

Отмеченная тенденция явилась реакцией на попытки тотальной ревизии исторической памяти. Причем, если первоначально этот процесс затрагивал прежде всего людей старших поколений, то позже стал всеохватывающим.

В том же направлении эволюционировала система государственных ценностей. В середине 90-х годов власти заговорили о потребности общества и государства в объединяющей национальной идее, которая должна заполнить вакуум, возникший после крушения коммунистической идеологии как идеологии государственной и разочарования значительной части общества в либерально-демократической идеологии.

Помимо этого для правящей элиты становилось все более очевидным, что отсутствие некой объединяющей общегосударственной национальной идеи лишает власть мощного фактора поддержания своего авторитета. Первоначально была попытка сделать ставку на православие.

Сближение с иерархами православной церкви, демонстративное участие представителей власти в церковных службах на православных праздниках Рождества, Пасхи, официальное объявление этих дней праздничными – все это должно было свидетельствовать о признании государством православных ценностей.

Но православие не могло быть использовано в качестве государственной идеологии: это противоречило бы светскому характеру российского государства и неизбежно вызвало бы противодействие других религиозных конфессий. Разные политические силы предложили свою трактовку русской идеи, однако все они практически сошлись в одном: русская идея – это идея государственная, державная, не имеющая этнического оттенка.

MaxBooks.Ru 2007-2015