История и культурология

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Восток как социокультурный и цивилизационный феномен

С древних времен и до наших дней Восток неизменно привлекал к себе внимание философов, поэтов, художников, путешественников необычностью и загадочностью своей истории, культуры, религии, но прежде всего тем, что именно он стал колыбелью человеческой цивилизации. Еще древние римляне говорили: «Ех Oriente Lux» («Свет с Востока»).

В интересующем нас контексте Восток – это историко-культурологическое, цивилизационное понятие, позволяющее говорить о двух различных типах культуры – восточной и западной, о том, как возникала дихотомия Восток–Запад, что ее породило. Обращение к культурному наследию древних цивилизаций, концентрирующих знания и опыт наших далеких предков, помогает ответить на поставленные вопросы.

Как известно, история культуры началась на Востоке. В плодородных долинах и предгорьях Ближнего Востока зародились древнейшие очаги мировой цивилизации. Правда, специалисты расходятся во мнениях относительно того, была ли ближневосточная зона антропогенеза (происхождения человека) единственной.

Так, Л.С. Васильев считает, что именно здесь около 40 тысячелетий назад появились первые люди типа homo sapiens, миграция которых в различные регионы послужила основой появления многочисленных расовых типов.

По мнению К. Ясперса, древние культуры возникли почти одновременно в трех областях земного шара. Это, во-первых, шумеро-вавилонская, египетская и эгейская культуры VI тыс. до н.э.; во-вторых, доарийская культура долины Инда III тыс. до н.э. (связанная с Шумером); в-третьих, оставившая скудные следы архаическая культура Китая II тыс. до н.э.

Определенные сложности возникают в процессе установления хронологии и периодизации истории Древнего Востока. Прежде всего это связано с тем, что в каждой стране существовали свои весьма несовершенные способы определения прошедшего времени. Например, в государствах Двуречья было принято обозначать годы по выдающимся событиям (война, строительство), а в Египте счет лет велся по периодам царствования каждого фараона и возобновлялся с каждым новым правлением.

Кроме того, хронологические рамки периодов радикальных трансформаций не совпадают для различных регионов и стран Древнего Востока. Для учебных целей можно руководствоваться наиболее распространенной периодизацией древних обществ: I этап – складывание классового общества и государства, ранних форм этого общества (конец IV – конец II тыс. до н.э.); II этап – период расцвета древних обществ, наивысшего развития рабовладельческих отношений (рубеж II-I тыс. до н.э.– конец I тыс. до н.э.); III этап – упадок древних обществ, появление черт перехода к феодализму (I–V вв. н.э.).

Таким образом, история древних цивилизаций Востока охватывает огромный период, хронологические рамки которого можно условно обозначить так: верхняя граница – с IV по III тыс. до н.э., нижняя граница между древностью и средневековьем (достаточно условная) – примерно V в. н.э.

В последнее время историки все чаще настаивают на том, что эпоху древности следует подразделять на две части: раннюю и позднюю.

Важнейшими характеристиками ранней древности являются:

  • существование соседской общины, сохраняющей в той или иной мере право собственности на землю и контроль над ней;
  • общинная психология;
  • общинные политеистические религии;
  • номовое, или территориальное, государство;
  • патриархальное рабство наряду с другими формами зависимости.

Для поздней древности характерны следующие признаки:

  • распад общинной земельной собственности;
  • утрата общинами (кроме храмовых городов) самоуправления;
  • развитие индивидуализма;
  • возникновение мировых монотеистических религий;
  • возникновение мировых держав – империй;
  • рабство классического типа.

Указанные выше признаки по-разному проявлялись в различных регионах, но главные различия все же были между древними культурами Запада и Востока. Первыми это заметили греки. Столкнувшись с персами и египтянами, они увидели серьезные расхождения в понимании ими человека, его места в мире, человеческой свободы.

Аристотель в своей книге «Политика», анализируя различные формы государственной власти, особо вычленяет тиранию, определяя ее как «деспотическую монархию». И хотя тирания и деспотизм были хорошо известны грекам по своим правителям, все же понятие «деспотия» связывалось прежде всего с Востоком, в частности с персидской династией Ахеменидов.

Позднее, уже в XIV в., в Европе появилась концепция «азиатского деспотизма», которая тесно связывалась с отсутствием частной земельной собственности и правовых гарантий личности, а начиная с XVI в. символом такого положения стала Османская империя с присущими ей неограниченной властью султана и произволом администрации.

В дальнейшем среди европейских мыслителей свой вклад в анализ восточных обществ внесли французские просветители Ф. Вольтер, Ж.-Ж. Руссо, Ш. Монтескье, А. Смит, Г. Гегель, К. Маркс, А. Тойнби, М. Вебер, К. Ясперс и др.

К. Марксу принадлежит историческое высказывание, которое позднее породило немало дискуссий об особом восточном обществе, а также способствовало появлению концепции азиатского способа производства: «В общих чертах азиатский, античный, феодальный и современный буржуазный способы производства можно обозначить как прогрессивные эпохи экономической общественной формации».

Следует заметить, что после выхода в свет первого тома «Капитала» термин «азиатский способ производства» в работах К. Маркса не встречается, однако как в отечественной, так и в зарубежной марксистской литературе неоднократно возникали дискуссии по названной проблеме. Перечислить все высказывания, концепции и доводы невозможно. Назовем лишь основные из них.

• Концепция азиатского способа производства как особой формации, существовавшей параллельно рабовладельческой формации. Ее путь развития предопределен географическими условиями, потребностью в искусственном орошении и централизованной власти деспотического характера (сторонники этой точки зрения – Е.С. Варга, В.В. Струве с некоторыми оговорками).

• Концепция «вторичной» формации, т.е. единой формации, лежащей между первобытно-общинным строем и капитализмом, в рамках которой первобытное общество может в дальнейшем пойти по одному из трех путей – рабовладельческому, феодальному или азиатскому, представляющему сочетание двух первых (сторонники этой точки зрения – Л.С. Васильев и И.А. Стучевский).

• Концепция единства процесса исторического развития человечества. Ее разделяют многие отечественные историки. Признавая множественность путей развития древнего общества, они не видят в них разные общественно-экономические формации и разные способы производства, а считают, что это лишь варианты одного и того же древнего способа производства (сторонники этого направления – И.М. Дьяконов, В.Д. Неронова и др.).

К концу XIX в. исследователи древнего мира стали понимать, что европейская история, на которую они ориентировались, не должна быть эталоном для изучения всей древности. Необходимо преодолеть европоцентризм, расширить кругозор в ходе изучения всего древнего мира, преодолеть схематизм и отдать должное своеобразию развития и уникальности каждой цивилизации.

В этом смысле чрезвычайно интересной и плодотворной является теория осевого времени К. Ясперса, дающая возможность понять, что различия между Востоком и Западом не носят абсолютного характера. Обращение к концепции Ясперса позволяет выяснить специфику Востока с точки зрения его развития в древности и до наших дней, а именно установить причину исчезновения великих культур древности, просуществовавших целые тысячелетия.

Согласно К. Ясперсу, «осевая эпоха» – это время между 800 и 200 гг. до н.э. В данный период возникают духовные движения в Китае, Индии, Палестине и Древней Греции, сформировавшие тот тип личности, который существует и в настоящее время. Главной отличительной чертой «осевой эпохи» является прорыв мифологического миросозерцания, составляющего духовную основу «доосевых культур». На смену политеизму и мифологическому сознанию приходят мировые монотеистические религии и философия.

Человек как бы впервые пробуждается к ясному мышлению, проявляет недоверие к непосредственному опыту и эмпирическому знанию. Он осознает конечность своего существования, ставит «философские вопросы бытия» и создает идеи и образы, которые помогают ему выжить, т.е. создает религии спасения, рационализирует свое существование. В этих условиях мышление, рефлексия, рациональность побеждают мифологические образы, эмпирический опыт, т.е. логос побеждает миф.

Пробуждение духа является, по Ясперсу, началом подлинной общей истории человечества. «Осевое время» служит тем масштабом, который позволяет определить историческое значение отдельных народов. К «осевым народам» Ясперс относит те народы, которые совершили духовный прорыв от мифа к логосу и продолжили свою историю,– китайцев, индийцев, иранцев, иудеев и греков.

Некоторые народы великих культур древности не вышли за рамки мифологического мышления, не смогли прорваться за пределы непосредственного существования и оставались такими же, как прежде. Достигнув значительных успехов в области организации государственной и общественной жизни, в архитектуре и искусстве, они все же были обречены на медленное умирание и перерождение, как это произошло с Месопотамией и Египтом.

Культуру Египта и Вавилона можно сопоставить с культурами Китая на ранней стадии его развития и Индии в III тыс. до н.э., но не Китая и Индии вообще. В последнем случае имеем дело с определенными типами культур, а именно индо-буддийским и конфуцианско-даосистским, которые сложились уже на основе духовного прорыва в «осевое время», когда стали ощутимы безграничные возможности человеческого духа, человеческого познания.

Характерно, что почти одновременно в Китае, Индии и на Западе в течение немногих столетий произошел этот духовный прорыв, связанный с именами Лао-Цзы и Конфуция в Китае, Будды в Индии, Заратустры в Иране, Илии, Исайи и др. в Палестине, Парменида, Гераклита в Греции.

Теория «осевого времени» Ясперса позволяет увидеть, что такие специфические особенности восточных культур, как традиционализм, неподвижность и т.п., в большей степени относятся к «доосевому времени», как и целый ряд других особенностей традиционных обществ, собственно и составляющих, воплощающих феномен Востока.

Традиционным можно назвать такое общество, которое воспроизводит уже имеющиеся экономические и духовные отношения на протяжении длительного времени.

Оно характеризуется определенными особенностями, основные из которых:

  • неизменность социально-экономического уклада; новаторство почти отсутствует или играет в данном обществе подчиненную роль;
  • сакрализация власти правителя и возникновение феномена власти-собственности; абсолютная власть порождает абсолютную собственность, неограниченное право ею распоряжаться;
  • основная производственная единица – земледельческая община, привязанная к водным артериям, что требует коллективных усилий и организации совместной деятельности;
  • деспотическое государство с развитым централизованным бюрократическим аппаратом. Резкое поляризирование общества на привилегированные слои, причастные к аппарату власти, и простых производителей;
  • господство общинных связей, коллективизм. От рождения судьба человека определяется принадлежностью к социальной группе (касте, роду, сословию, общине и т.п.). За социальной группой закрепляется вид деятельности и профессия, что позволяет без особых изменений технологии и орудий труда усложнить деятельность за счет специализации. Это – эффективный способ организации коллективной деятельности;
  • мировосприятие человека в традиционном обществе, определяемое мифом, магией и религией, что характеризует неотделимость человека от окружающей живой природы и собственной телесности.

Природное и социальное воспринималось как единое, неразрывное и гармоничное.

Указанные особенности находили свое конкретное воплощение в каждой из древнейших цивилизаций Востока в той или иной мере. Именно эти особенности и обусловили возникновение дихотомии Восток – Запад. И с этой точки зрения Восток стал восприниматься уже не как географическое понятие, а как иной мир, предполагающий свои законы, порядки, логику существования.

Поэтому со времен античности начинает осознаваться разница между европейским и неевропейским миром, причем анализ различий между европейским и неевропейским общественным устройством первыми осуществили европейцы, заложив тем самым основы востоковедения как науки.

MaxBooks.Ru 2007-2017