История и культурология

Общественная и политическая системы средневековья

Одним из основных принципов общественной жизни в средние века являлась феодальная иерархия – лестница, на ступенях которой в определенном порядке располагались владельцы земли, называвшейся феодом или леном. Те, кто получал феод (лен), были вассалами, те, кто наделял землей, – сеньорами, или сюзеренами.

Император или король считались верховными сеньорами всех феодалов. От них получали земли, подчас целые области страны, герцоги, графы, архиепископы и аббаты (настоятели) крупных монастырей.

На деле они почти не зависели от короля (императора): могли сами судить своих подданных, чеканить монету, вести войны и собственную внешнюю политику. Их вассалы – бароны, пользовались в своих обширных владениях чуть меньшей властью. Ступенью ниже стояли рядовые рыцари, хозяева небольших поместий.

Обычно вассалы не подчинялись феодалам, вассалами которых являлись их непосредственные сеньоры. Во всей Европе (кроме Англии) действовало правило «вассал моего вассала – не мой вассал». Отношения внутри феодального сословия регулировались личными договорами сеньоров и вассалов, заключенными при передаче феода. Инвеститура (ввод во владение), сопровождалась торжественным ритуалом: вассал во всеуслышанье объявлял себя «человеком сеньора» (оммаж) и приносил клятву верности (фуа).

Военная служба в пользу сюзерена была главной обязанностью и привилегией рыцаря, отличавшей его – члена благородного сословия воинов – от массы простолюдинов. Вассал обязан оборонять своими силами владения сеньора, ничего не делать ему во вред, оказывать ему помощь при выкупе из плена и т.п. Сеньор же должен защищать вассала при нападении врагов и судебном преследовании, опекать его малолетних наследников, вдову и дочерей в случае его смерти.

Другим важнейшим общественным институтом средневековья стала католическая церковь, также организованная по феодальному образцу со своей иерархией должностей, от папы римского до приходских священников. Служители церкви являлись землевладельцами, многие из них могли быть вассалами светских феодалов.

Естественно, возникал вопрос: для кого же они держат свои феоды? Данная проблема породила один из самых болезненных конфликтов средневековья – борьбу духовной (папы) и светской (императоры, короли) властей за инвеституру, которая давала первенствующее положение в обществе.

Римские епископы, считавшиеся преемниками апостола Петра, веками упорно трудились над усилением своего авторитета и влияния. Папа Григорий I (590-604) добился независимости от Византии. Папа Стефан II при поддержке франкских королей создал в Центральной Италии собственное государство (756). То, что христианский епископ становился светским государем в дальнейшем стало явлением обычным, особенно в Германии.

Возлагая на Карла Великого императорский венец, папа Лев III подчеркнул, что законность власти связана с папским благословением. Папа Иоанн VIII (872-882) заявил, что он имеет и право смещать императоров. Но в X–XI вв. в Италии наступает политическая анархия, папство приходит в упадок, а духовенство попадает в полную зависимость от феодалов-мирян. На церемонии инвеституры епископ должен был преклонить колени перед светским сеньором, принести ему оммаж и получить от него знаки своего сана – посох и кольцо.

Борьбу за изменение столь жалкого положения церкви возглавил монастырь Клюни в Бургундии. С этого момента началось «Клюнийское движение». Клюнийцы выступали за укрепление церковной организации и дисциплины, строгий контроль за имуществом церкви, развитие системы образования для священников.

Но главной их идеей стало провозглашение папы наместником Бога на земле и единственным источником духовной и светской власти. В 1059 г. клюниец Гильдебранд, будущий папа Григорий VII (1073-1085), потребовал от монархов Европы принесения вассальной присяги папе и уплаты налога в пользу Рима.

Теперь уже ослабленные феодальной раздробленностью империя и королевства не могли противостоять реформированной церкви, и к XIII в. папство достигает наивысшего могущества. Папа Иннокентий III (1198-1216) заставил европейских правителей признать главенство пап над собой.

Его оружием стал интердикт – запрещение на территории данного государства совершать богослужение и обряды, в том числе крестить новорожденных, вступать в брак, хоронить умерших. Далее могли последовать проклятие и отлучение непокорного государя от церкви, что ставило его вне закона, освобождало подданных от клятвы верности и провоцировало восстания.

Мощь папства имела экономические и социальные основания. Уже к концу раннего средневековья церкви принадлежало около трети обрабатываемых земель. Доходы от них, от церковной десятины, храмовых сборов и приношений наполняли казну римского первосвященника. Опорой политики пап стало монашество, появившееся на Западе в VI в.

Во время клюнийского движения (XI в.) создаются объединения монастырей с единым управлением – монашеские ордена. Крестовые походы породили полувоенные-полумонашеские организации – духовно-рыцарские ордена госпитальеров, рыцарей Храма (тамплиеров), тевтонских рыцарей. Настоятели монастырей, руководители орденов подчинялись непосредственно папе и нередко жили при его дворе.

Разумеется, крупные светские феодалы, в особенности императоры и короли, не могли смириться с притязаниями пап. Император Отон I при коронации в Риме заставил папу принести ему вассальную присягу. Однако стремление императора Генриха IV контролировать инвеституру епископов и аббатов завершилось его унизительной капитуляцией перед папой Григорием VII в Каноссе (1077).

В 1122 г. подписывается компромиссный Вормский конкордат (соглашение), предполагавший совместную инвеституру, но дававший преимущества папству. Попытки властных Гогенштауфенов – Фридриха I Барбароссы (1152–1190) и Фридриха II (1220-1250) взять реванш закончились гибелью этой ненавистной папам династии. Активное участие в противостоянии принимали города Италии, где сложились партии сторонников империи – «гиббелины» и пап – «гвельфы».

Развязка наступила достаточно неожиданно. Блестящее правление папы Бонифация VIII оборвалось, когда он вступил в конфликт с королем Франции Филиппом Красивым (1308). Приближенные короля довели папу до смерти, после чего папы были переселены во французский город Авиньон (1309–1377). Борьбу королей против пап поддерживали патриотически настроенная часть духовенства, многие интеллектуалы.

Юрист Бонаграций, философ Оккам, поэт Данте придерживались мыслей, близких высказанной оксфордским профессором Джоном Уиклефом (1320-1384): «Король держит королевство непосредственно от Бога, а не от папы». Идея королевского суверенитета, т.е. не ограниченной церковью или феодалами власти короля в национальном государстве, стала итогом развития основных политических сил средневековья: монархии, папства, феодальной знати и городов. Правда, в Италии и Германии, в отличие от других европейских стран, единое государство в средние века так и не сложилось.

Заметим, что средневековый человек намного теснее, чем современный, связан с землей, на которой он родился и жил. Для рыцаря это связь с родовым поместьем и замком, чье название присоединялось к его личному имени, для крестьянина – с его деревней, для горожанина – с городской общиной. Отсюда огромное значение исторических областей, сила местного патриотизма, превосходившего чувство национального единства.

Лишь к концу средневековья крепнет сознание того, что жители Турени, Нормандии, Лангедока, Бургундии, Гаскони – это французы, а швабы, саксонцы, баварцы – немцы и т.д. Выразителями центробежных, сепаратистских настроений являлись крупные феодалы, которых поддерживали их вассалы и местное население.

Все они оказывали ожесточенное сопротивление королевской власти, объединяясь для этого и между собой, и с иноземцами. Обособленность герцогств и графств – важнейший фактор кровавых феодальных войн XII-XV вв. и религиозных войн XVI-XVII вв.

И все же процесс образования централизованных национальных государств, преодолев все противодействия, нашел достаточно широкую поддержку. Ремесленники и купцы, заинтересованные в едином внутреннем рынке, мелкое и среднее рыцарство, искавшее земельных пожалований, чиновники, желающие сделать карьеру, люди свободных профессий – все они обращают свои взоры к королевскому двору.

Короли действуют в союзе с собранием представителей сословий: во Франции – это Генеральные штаты, в Англии – Парламент, в Испании – Кортесы. В основном сословные представительства ведали финансовыми вопросами (налогами, пошлинами), активно помогая усилению не только центрального правительства, но и городской буржуазии.

Общественная и политическая система средневековья не поощряла перемен, мыслилась как ненарушаемый порядок, установленный Богом. Сословные перегородки были очень прочными, принадлежность к сословию – наследственной. Но положение отдельных людей и социальных групп менялось, хотя и медленно.

В XVI–XVII вв. средневековое общество переживает острейший кризис. Изменяются прежние отношения между сословиями, рыцарство приходит в упадок, крупные феодалы гибнут в войнах друг с другом и с королями, духовенство утрачивает большую часть власти и влияния. Крестьяне доводятся до крайней нищеты, многие из них лишаются всякой собственности и превращаются в наемных работников.

Европу раздирает беспощадная борьба католиков и протестантов, тесно переплетающаяся с национальными и классовыми противоречиями. Наиболее устойчивыми оказались позиции городской буржуазии и находившегося в союзе с ней централизованного государства. В позднее средневековье стала складываться социальная структура Нового времени.

MaxBooks.Ru 2007-2017