История и культурология

Гуманизм – идеология Ренессанса

Определяя, что такое гуманизм, А.Ф. Лосев писал: «Гуманизм», есть учение о правах свободного индивидуума, и логических, и моральных, и эстетических с весьма частной антицерковной тенденцией (что, впрочем, для возрожденческого гуманизма совсем необязательно), с энтузиазмом в области научных философских исследований и с общественно-политическими выводами против светской власти папства».

Гуманизм определяется так же, как типичное для Ренессанса свободомыслящее сознание и вполне светский индивидуализм-Гуманизм ставит в центр мироздания осознающую себя в своей свободе и независимости, в своем постоянном прогрессивном развитии человеческую личность. Гуманизм возник в XIV в. в Италии, а к концу XV в. утвердился и в Северной Европе.

Родоначальниками гуманизма считаются Ф. Петрарка, К. Саллютатти, Л. Бруни, Дж. Пико делла Мирандола, М. Фичино. Пожалуй, самым выдающимся гуманистом Северного Возрождения признается Эразм Роттердамский. Центром гуманистической мысли XV в. считалась Флоренция, расположенная в ней Платоновская академия. С точки зрения Леонардо Бруни, понятие «гуманизм» лучше всего определяет человеческое достоинство.

Гуманистическая идеология ставила человека вровень с Богом. Конечно, и в средневековом христианстве подчеркивалось богоподобие человека, но только Возрождение, по существу, уравняло человека и Бога, подчеркнув, что они равны в творчестве, так как являются мастерами, «художниками», творцами окружающего мира.

В какой-то мере человек даже отваживался состязаться в творчестве с Богом, ибо, по убеждению многих людей эпохи Возрождения, искусство художника выше природы. М. Фичино, например, утверждал, что раз человеку все подвластно и он измеряет землю и небо, познает строй небесных светил, то кто станет отрицать, что гений человека почти такой же, как у самого Творца небесных светил, и что он некоторым образом мог бы создать эти светила, если бы имел орудия и небесный материал.

Согласно убеждениям гуманистов, человек-творец не только создает окружающий его мир, но чтобы состояться как личность, стать настоящим человеком, он еще должен сотворить себя сам. Пико делла Мирандола от имени Бога провозглашает: «Я создал тебя существом не небесным, но и не только земным, не смертным, но и не бессмертным, чтобы ты, чуждый стеснений, сам себе сделался творцом и сам выковал окончательно свой образ. Тебе дана возможность пасть до степени животного, но также и возможность подняться до степени существа богоподобного – исключительно благодаря твоей воле...».

Наделенный свободной волей человек, способный достигнуть всего, к чему он стремится, и быть тем, кем он хочет, обладает беспредельными творческими возможностями. Нет таких областей знания и деятельности, которые были бы ему недоступны. Гуманисты были убеждены во всемогуществе человеческого разума, в исключительных достоинствах человека как природного существа, в неисчерпаемом богатстве его физических и нравственных сил.

Гуманисты, споря со средневековой моралью, на место религиозного культа страдания, аскетизма, умерщвления плоти ставили этику эпикурейства: земная жизнь не должна быть печальна, лишена радости и наслаждения. Подавление природных склонностей человека объявлялось преступлением против разума и природы.

Итальянский гуманизм не был полностью однороден по своему содержанию. Так, в середине XV в. появился римский гуманизм, который ознаменовался открытием Юлием Помпинием Легом Гуманистической академии в Риме.

Отличительной чертой римского гуманизма было совмещение гуманистического идеала с почитанием языческих культов и ритуалов. Безусловно, своеобразным явлением можно считать гуманизм Северного Возрождения. Конечно, гуманисты Германии и Нидерландов опирались на достижения ренессансной Италии, но для северного гуманизма характерны:

• меньшее проявление стихийного индивидуализма; человек должен был хотя бы сам в себе находить пусть субъективные, но категорически необходимые формы жизни личности, природы и общества;

• тщательное проникновение в творения древнехристианских авторов, тексты Библии, вопросы христианской этики и религиозной жизни в целом. Многие светские вопросы трактовались с точки зрения религиозной, в отличие от итальянских гуманистов, которые даже религиозные вопросы толковали вполне по-светски;

• возведение на более высокое место разума и образования (в отличие от итальянских гуманистов, которые возвышали человека телесного, идеализировали его). Именно разум, считали северные гуманисты, делает человека. Человеку свойственно жить разумом, а самое пагубное для него – это глупость.

Немецкие гуманисты подчеркивали, что важен не просто данный людям ум, а его развитие, совершенствование. Людьми, утверждал Эразм Роттердамский, не рождаются, а воспитываются. Воспитание понималось немецкими гуманистами прежде всего как обучение, поэтому, с точки зрения Эразма, человек, не обученный каким-либо наукам, есть животное, в некотором отношении худшее, чем дикое. Убеждение в том, что разум играет решающую роль в формировании и самоопределении личности, отличает северных гуманистов от итальянских;

• большее внимание к проблемам развития национальной культуры. Первоначально гуманисты латинизируют национальную идею, на затем на смену этому приходит историческая конкретность. Северные гуманисты много внимания уделяют развитию и укреплению национального языка.

Северное Возрождение теснейшим образом связано с Реформацией – религиозным и общественно-политическим движением XVI в., начало которой связывают с деятельностью Мартина Лютера. Существует традиция, согласно которой гуманизм называют «большой реформацией», а протестантскую Реформацию – «малой».

Действительно, как и северные гуманисты, деятели Реформации выступали за восстановление традиций раннехристианской церкви, защищали идею равенства всех верующих перед Богом, отвергали церковную иерархию, но они ограничивали свободную волю человека волей Бога. Кальвин, в частности, создал учение об «абсолютном предопределении», согласно которому предопределенное Богом, в том числе и судьба человека, не может быть изменено людской волей.

Деятели Реформации выступали против культа разума, противопоставляли гуманистическому эпикурейству суровый религиозный аскетизм. «Религиозное и мистическое сознание протестантизма утверждает одного Бога,– писал Н. Бердяев,–... и отрицает самобытность человека, онтологическую основу человеческой свободы. Лютер утверждал свободу совести,... автономность религиозного сознания человека; но он отрицал первооснову свободы человека».

Бердяев считает, что Реформация, связанная с Возрождением, положила начало такому духовному течению, которое все более и более отходило от античной красоты и античных форм. В этом он видит характерный момент внутренней диалектики гуманизма.

Гуманизм вообще очень сложное, внутренне противоречивое явление, и эта внутренняя противоречивость вполне раскрылась в таком феномене возрожденческой культуры, как титанизм.

MaxBooks.Ru 2007-2017