История книги

Мамоничи

Герб Луки Мамонича. Из Псалтыри» 1593 г

Глава семейства Мамоничей родом был из белорусских краев, с Могилевщины. Человек энергичный и предприимчивый, Иван Мамонич сумел завести собственное торговое дело. Дело это быстро крепло и расширялось. Подрастающих сыновей — Луку и Кузьму — отец настойчиво приобщал к службе «по коммерческой части». Он научил их несложным финансовым операциям, и помощниками они оказались впоследствии весьма толковыми. В поисках наиболее благоприятных для торговли мест Иван Мамонич периодически разъезжал по близлежащим городам и селам. Часто он наведывался в Вильнюс, столицу Великого княжества Литовского. Город был большой, жил бурной жизнью, торговля здесь шла бойко. Однажды Иван Мамонич надолго задержался в Вильнюсе, а вскоре перевез в город всю свою многочисленную семью и окончательно обосновался в столице (в сохранившихся городских архивных бумагах Иван Мамонич именуется «мещанином виленским»). Он торговал сукном, шелком, стеклом. Нередко приходилось иметь дело и с не совсем обычным товаром — книгами (документы свидетельствуют: «...сам Иван мел на возех своих... быблей 38»), Книги стоили очень дорого, но покупали их охотно, и торговля ими приносила купцу немалый доход. Со временем Мамоничи стали богатыми и уважаемыми в городе людьми. Они приобрели несколько домов в центре Вильнюса, владели амбарами и складами, имениями и мастерскими в предместьях города, им принадлежали даже несколько городских площадей.

После смерти Ивана Мамонича все это обширное хозяйство, нажитое долгим и упорным трудом, перешло в руки Луки и Кузьмы. Хотя братья и продолжали заниматься торговлей, но все больший интерес стали проявлять к общественной деятельности. И на этом поприще они добились заметных результатов. Сначала Луна Мамонич был назначен на пост старосты Дисненского, а затем занял солидную должность скарбного (казначея) Великого княжества Литовского. Кузьма Мамонич был выбран бурмистром Вильнюса. По своему положению братья находились в самой гуще религиозной и политической жизни города, нередко им приходилось отстаивать интересы горожан, простого народа.

Но в памяти потомиов имена Мамоничей сохранились благодаря совсем другим событиям. Было в их общественной деятельности начинание, сыгравшее чрезвычайно ватную роль в истории отечественной культуры, в распространении грамоты и знаний среди славянских народов: в середине восьмидесятых годов XVI в. Луна и Кузьма Мамоничи основали в Вильнюсе крупную издательско-типографскую фирму. Действовало книжное предприятие Мамоничей почти пятьдесят лет — с 1575 no 1624 г. За это время виленсная типография («Друкарня дома Мамоничей», как значилось на титульных листах некоторых книг) выпустила в свет более ста изданий, весьма разнообразных по содержанию, политическому и религиозному направлению. Книги в основном издавались на белорусском (набирались «русскими литерами и словами русскими») и польском языках и имели хождение не только в Великом княжестве Литовском, но и в соседних государствах, в том числе и в Московском.

«Псалтырь». Фрагмент теrстовой полосы. Петр Мстиславец. Типография Мамоничей. Вильнюс. 1576

Успех книжного предприятия Мамоничей был в значительной степени предопределен тем счастливым обстоятельством, что первым специалистом-типографом у них оказался замечательный деятель книги московский первопечатник Петр Тимофеев Мстиславец. В свою очередь и Мстиславцу были созданы у Мамоничей весьма благоприятные условия для творческой работы и сносной жизни. Он сумел «задать тон» всему книжному делу, определить стиль издательской продукции «Друкарни дома Мамоничей». Однако работал Мстиславец у Мамоничей недолго — с 1569 по 1577 г. Он выпустил в свет здесь только три книги — «Евангелие», «Псалтырь» и «Часовник». На первых порах все трое — Мстиславец и братья Мамоничи — работали в полном согласии. Мстиславец быстро приобрел необходимое оборудование и материалы, организовал работу типографии, из хозяйской прислуги подобрал помощников, обучил их отливать шрифт, набирать, печатать и переплетать книги. Обретя у Мамоничей определенную самостоятельность, Мстиславец попытался было стать совладельцем типографии, их компаньоном в книжном предприятии. Но допустить этого братья, конечно, не могли. В 1577 г. между Мстиславцем и Мамоничами возник конфликт. Спор затянулся и закончился несколькими судебными разбирательствами. В конце концов дело выиграли, как и следовало ожидать, Мамоничи. Мстиславцу удалось лишь отсудить кое-какое типографское имущество. Что стало дальше с первопечатником — неизвестно.

Петр Мстиславец вписал яркую страницу не только в историю «Друкарни дома Мамоничей». Самобытный художник-типограф, талантливый редактор, он всю жизнь неустанно трудился во имя благородной цели — просвещения народа. И влияние его просветительской деятельности и издательско-типографского творчества на развитие книгопечатного производства и книжного искусства в Белоруссии, в Литве, на Украине и на Руси было чрезвычайно плодотворным.

После ухода Мстиславца Мамоничи долго не могли снова наладить свое книгоиздательское дело. Лишь через шесть лет, в 1583 г. в «Друкарне дома Мамоничей» опять начал работать печатный станок. Возможно, застоявшееся производство удалось сдвинуть с места лишь после того, как у Мамоничей побывал и некоторое время работал в вильнюсской типографии многоопытный книгопечатник Гринь Иванович. Он когда-то обучался книжному делу у самого Ивана Федорова. Было это сначала в Заблудове, потом во Львове. Особенно хорошо Гринь знал словолитное производство: умел гравировать матрицы, выбивать пунсоны, составлять сплав для отливки литер. Пребывание его в Вильнюсе было непродолжительным — всего несколько месяцев. Но он успел отлить две «гарнитуры» шрифта—кириллицу и курсив церковнославянский («у пана Козьмы Мамонича бурмистра Виленсного письмо двое-русское изготовил»). Видимо, Гринь наладил и печатный стан, пригласил наборщика и печатника. В начале 1583 г. он оставил Вильнюс. А летом того же года «Друкарня дома Мамоничей» выпустила в свет «Служебник» — солидную книгу объемом в шестьсот страниц.

Таким образом, к 1583 г. в общем закончился затянувшийся «производственный» кризис в вильнюсской типографии, и с этого времени здесь налаживается систематическое книгопечатание, продолжавшееся до 1624 г.

Типография находилась в одной из камениц в центре Вильнюса. Дом этот принадлежал Луке Мамоничу (предполагают, что здесь в 1522-1525 гг. находилась друкарня Франциска Скорины). Специально для своей типографии в Павильнисе (недалеко от столицы) Луна Мамонич построил «папирный млын» (бумажную мельницу). Являясь равноправными организаторами типографии, братья Мамоничи со временем более или менее четко распределили между собой обязанности: общими книгоиздательскими и финансовыми делами ведал Лука, все технические и снабженческие вопросы должен был решать Кузьма. «Тематические планы» выпуска книг братья составляли и обсуждали совместно.

В 1586 г. книгоиздательское предприятие Мамоничей получило официальное признание: братьям была пожалована королевская привилегия, в соответствии с которой «виленские граждане, достойные мужи» Кузьма и Лука Мамоничи приобретали исключительное право печатать и продавать русские, славянские и греческие книги. Право это было пожизненным. В привилегии подчеркивалось, что подобные книги из других типографий (если таковые вдруг появятся в государстве) подлежат немедленной конфискации, а нарушители — наказанию штрафом в пользу Мамоничей. Таким образом, «Друкарня дома Мамоничей» приобретала характер правительственного заведения. И тогда же в типографии было напечатано первое официальное издание «Трибунал обывателя Великого княжества Литовского» — сборник сведений о действующем в государстве судопроизводстве.

Титульные листы «Трибунал» - Вильнюс. 1586 и «Статут» - Вильнюс. 1588

Другое официальное издание Мамоничей — «Статут Великого княжества Литовского» (1588), который содержал наиболее важные сведения о правах шляхты и простого народа, о различиях в этих правах, о порядке наследования и т.д. Среди книг, выпущенных в тот период Мамоничами, помимо изданий религиозного содержания («Катехизис», 1585; «Апостол», три издания — 1591, 1592 и 1595 гг.; «Часовник», 1592—1601; «Псалтырь», 1592; «Евангелие учительное», 1595 и др.), была и учебная литература («Грамматика», 1586; «Букварь», три издания, 1593— 1601), юридические и общественно-политичесние книги («О диалектике» Андрея Курбского, 1586; упомянутые «Трибунал» и «Статут»),...А между тем в семье Мамоничей подрастал представитель следующего, молодого поколения книгоиздателей-типографов — Леон (Лявон), сын Кузьмы Мамонича. Книги окружали его с детства. Уже в юном возрасте он принимал деятельное участие в работе фирмы. Этот интерес к типографскому производству проявился у Леона во многом благодаря стараниям его дяди, Луки Ивановича. Первую свою самостоятельную работу — «Псалтырь» — он закончил в 1593 г. «И сию первую працу мою, — пишет благодарный Леон Луке Мамоничу, — во честный руце боголюбиа твоего подаю...»

В 1601 г. полновластным владельцем «Друкарни дома Мамоничей» стал Леон Кузьмич Мамонич. К этому времени его отец и дядя отошли от дел. Молодой Мамонич стал независимым человеком, обладателем большого состояния. Почувствовал он себя свободным и от прежних обязательств — трудиться на благо просвещения православного народа («...аз паче всех желаю улучити, и ему бодрственно со всяким тщанием служити во все дни живота моего», — в свое время заверял Леон своего дядю). Он перешел в католическую веру, и «Друкарня дома Мамоничей» стала обслуживать униатов. В ней печатались главным образом издания религиозно-полемического содержания, официальные материалы, книги и брошюры, прославляющие сильных мира сего.

В 1624-1625 гг. завершилась издательская деятельность Леона Мамонича. Последователей у него не оказалось. Были только наследники. Часть типографского имущества они распродали. Доски с выгравированными орнаментами и украшениями приобрели некоторые братские типографии (братства—общественно-цеховые организации горожан и ремесленников, защищавшие экономические интересы и национальные права соответствующих слоев населения). Сама бывшая «Друкарня дома Мамоничей» переходила из рун в руки. Владели ею и монахи-базилиане. Последние сохранившиеся о ней сведения относятся уже к концу XVIII в. В 1794 г. услугами типографии пользовались повстанцы: в ней печатались различные призывы, обращения к восставшему народу, в том числе, возможно, и составленные руководителем восстания Тадеушем Костюшко «Полонецкий универсал о крестьянстве» и ряд манифестов (к армии, к женщинам, к населению, к духовенству).

MaxBooks.Ru 2007-2015