Книжная Москва XIX в.

Типографское искусство книги


Внешний вид книги складывался из многих элементов: обложки, иллюстраций, шрифтов, манеры располагать текст и иллюстрации, формата. Во внешнем виде отразились все литературные стили времени — классицизм, сентиментализм, романтизм, зарождающийся реализм. Облик книги менялся в зависимости от того, для какого читателя предназначалась книга. Появление демократического читателя требовало удешевления издания, а значит, и упрощения оформления.

Книга видоизменялась до бесконечности. И в то же время каждая эпоха создавала свой излюбленный тип книги. Для конца XVIII и начала XIX в. характерны тонкие брошюрки в четверку, в 4-8 страниц, с одним или несколькими стихотворениями; в 1820-е годы — альманахи, брошюрки в восьмую долю листа, от 20 до, 60 страниц, с поэмами и повестями в стихах; в 1840-е годы — литературные сборники.

Для начала века была характерна серая, лишенная текста обложка, являвшаяся лишь временной оберткой, которую должен был сменить изящный переплет с корешком, часто с золотым тиснением. Постепенно серую обложку заменила обложка из цветной бумаги с наборным текстом титульных элементов. Выработался определенный стиль обложки, в основе его — рамка, сначала очень простая, потом усложняющаяся.

«Вестник Европы» в 1802 г. имел розовую обложку с простой надписью: «Вестник Европы, издаваемый Николаем Карамзиным», затем указание номера, месяца. В 1820-е годы пустые цветные обложки окончательно вытесняются печатными. «Вестник Европы» в это время имел уже обложку из бумаги более плотной, цвет приближался к малиновому, с заглавием наверху, с густой, ровной и изящной рамкой. Журнал «Друг просвещения» имел простую, но довольно оригинальную обложку — заглавие, вписанное в ромб. Характерной была обложка с рамкой, не слишком узкой, по и не слишком широкой, с рисунком. Эффект создавался с помощью линий, звездочек и точек.

В 1830-е годы наблюдались два направления: к упрощению и к вычурности. Упрощенная обложка была совсем без украшений: на цветной обложке — серой, синей или желтой, на самой середине листа — заглавие, имя автора и больше ничего. Вычурная обложка — литографированная, с «росчерками и штрихами».

Типичная ампирная обложка — с наборной рамкой, с двумя политипажами у сборников «Для немногих» (№ 1-6, 1818, тип. А. И. Семена). В них помещались сочинения немецких авторов с переводом на русский Жуковского.

В начале XIX в. книги выходили в бумажной обложке и потом владельцем переплетались по своему вкусу. (Твердый переплет появился в 1820-1830-е годы.) К книге проявляется постоянный интерес, она становится товаром, вызывавшим к себе уважение. Выпуклая гравюра, позволявшая печатать как на бумаге, так и на ткани, способствовала появлению матерчатого переплета. Для альманахов стали делать атласные и шелковые переплеты.

А. А. Сидоров писал: «Титульный лист — некий автопортрет всей книги, но в противоположность обложке, интимный». В начале века титул обычно перегружался широковещательным заглавием. Постепенно заглавие становится короче, и освободившееся пространство заполняется виньеткой.

В первой половине XIX в. заметно менялись рисунок шрифтов, манера печатания. К 1820-1830-м годам шрифты стали насыщеннее краской, определеннее, более округлыми. Исчезла буква «т» на трех ножках.

Самая ранняя книга с новой «т» появилась в Петербурге в 1827 г. В Москве новая литера стала применяться в 1840-е годы.

В 1820-е годы Москва была центром словолитного дела. Здесь вышли образцы шрифтов типографий Московского университета, А. И. Семена, С. И. Селивановского. А. А. Сидоров выделял типографию А. И. Семена, в которой количество матриц превышало 4 тыс. В его типографии имелось семь основных шрифтов (два петита, корпус, цицеро в двух вариантах, миттель, «петит прогон»), множество титульных шрифтов. Каждый шрифт имел свой курсив, у французского и немецкого были еще новые очертания (миньон, Сент-Августин, английский, готический, рондо, канон). «Образцы литер» (1826) А. И. Семена — одно из изящнейших изданий.

А. А. Сидоров сравнивал первые три части «Освобожденного Иерусалима», вышедшие из типографии А. И. Семена, с 4-й частью, вышедшей из типографии Решетникова в 1828 г. У Решетникова другой шрифт по деталям рисунка, другие виньетка и композиция титульного листа, тире располагалось по нижней линии строки. У Семена шпации, особенно между словом и знаком препинания, употреблялись свободнее и шире. Формат наборного поля разный, разное очко букв.

В издании Семена строчки выдержаны более строго и чеканно. Его издание более совершенно.

Сравнивая шрифты Семена и Селивановского, А. А. Сидоров отмечал большую округлость буквы у Селивановского. Для селивановского шрифта характерен «романтизм» в противовес «ампирности» шрифта Семена. Это проявлялось, например, в разном начертании буквы «к»: у Семена она составлена из прямых, у Селивановского — из изогнутых линий.

В типографиях Москвы шла активная торговля шрифтовым хозяйством, которое изготовлялось чаще всего в собственных словолитных мастерских.

Одним из основных компонентов издания были иллюстрации. В. А. Верещагин делил русскую книгу по способу выполнения иллюстрации на четыре периода. До XVIII в. русская книга характеризовалась гравюрой «духовного содержания», выполненной на дереве. В XVIII в. — гравюрой, выполненной на меди. Первое 40-летие XIX в. — это расцвет «условной» металлической гравюры; с 1840-х годов в них появились сцены из реальной жизни; выполнялись они на дереве, стали и на камне. С 1870-х годов наступает «торжество фотографии».

В начале XIX в. основным способом иллюстрирования была углубленная гравюра на металле, чаще резцом на меди по офортной подготовке. Резцовая металлическая гравюра не противоречила наборной полосе. Появившаяся очерковая гравюра — чисто линейная — выглядела бледной и расплывчатой рядом с набором. По мнению Сидорова, она больше подходила к «ампирной» книге. Литографический способ был более дешевым и в 1830-х годах начал вытеснять металлическую гравюру. В 1840-е годы наиболее типичной становится гравюра на дереве; входящая в текст, окруженная набором, она делается составной частью страницы.

За первые 60 лет XIX в. иллюстрированием русских книг занималось около 150 художников: в 1800-е годы — 10, в 1810-е — 13, в 1820-е — 17 художников. Среди них были художники разного уровня, встречались просто украшатели.

Среди научной и учебной литературы подлинно художественным изданием стало «Описание Ботанического сада Московского университета», вышедшее на латинском языке в 1808 г.; прекрасные иллюстрации имела книга И. А. Двигубского «Изображения и описания животных Российской империи» (1817).

Начало XIX в. — эпоха литературного сентиментализма. В иллюстрациях особенно в моде были «уединение», «сердце», «уединенная муза». Популярны басни Эзопа и Лафонтена. В книге «Новые басни» (1816), в иллюстрации к притче об орле и черепахе, А. А. Сидоров увидел «злорадство реакции по поводу поражения французской революции». Картинка изображала черепаху, захотевшую выучиться летать и терпящую неудачу; изображение орла приближено к геральдическому.

Для романтического стиля характерны политипажи — деревянные клише с изображениями аллегорического характера. Их можно было переносить из одной наборной комбинации в другую, что значительно облегчило издательское дело.

Иллюстрация входит в книгу как дополнение к тексту. Количество иллюстрированных книг постоянно растет. В 1803 г., по подсчетам А. А. Сидорова, вышло 48 иллюстрированных изданий. После 1812 г. их число колеблется от 18 до 48 в год, в 1827 г. достигает 50 и на этом уровне держится вплоть до Крымской войны.

Распространившееся употребление виньеток при украшении книг влияло на набор и иллюстрации.

Книга 1840-х годов имела большое количество иллюстраций, гравированные на дереве инициалы, рамки, виньетки, заставки и концовки. В это время торжествовала проза, книга дешевела, а значит, приобретала себе нового читателя.

До XVIII в. гравюра на дереве, ксилография, выполнялась на досках продольного разреза, на которых можно было вести инструмент только в одном направлении — к себе. В XIX в. ксилография выполнялась на досках поперечного сечения, на которых можно вести линии в разные стороны. Это расширило чисто художественные возможности ксилографии. К тому же она могла выполняться на досках одной высоты с литерами и выдерживала большие тиражи. А. А. Сидоров назвал «аристократическим» характер гравюры на металле и «демократическим» — гравюры деревянной.

Наибольшее распространение ксилография получила в детской книге и книгах для народа. В лубочных изданиях кустарным способом совершала свои первые шаги оригинальная русская гравюра на дереве, грубоватая, в противовес изящным, из-за границы вывезенным «типографским украшениям».

По подсчетам А. А. Сидорова, в 1847 г. в России было выпущено оригинальных сочинений 835, переводных — 82, периодических — 55, из них иллюстрированных книг — 57, т. е. около 6%. К иллюстрированным изданиям можно отнести многие периодические издания. Неиллюстрированные издания почти все снабжены «политипажными» украшениями.

Книги придворного, парадного характера издавались роскошно, большим форматом, снабжались оттисками с тонко выполненных гравюр. Художественная и другая литература массового спроса — романы, альманахи, пьесы, календари и т. д. — печаталась часто без украшений и без иллюстраций. Для этих изданий впервые были применены карманные форматы, кожаные переплеты сменяются коленкоровыми и даже картонными. Наиболее дешевые издания выпускались отдельными тетрадями в бумажных переплетах.

В Москве в 1840-е годы ни одно издание по истории русского искусства не обошлось без участия К. Я. Тромонина, писателя, издателя, рисовальщика и гравера по камню. Большинство его работ выполнено литографией пером и очерком. И в этих способах литографирования он достиг исключительного мастерства. Превосходны его копии с древних рукописей, миниатюр, гравюр. В 1833 г. Тромонин изобрел хромолитографию. Но это изобретение тогда не было оценено по достоинству.

MaxBooks.Ru 2007-2015