Книжная Москва XIX в.

Книжная торговля - страница 2


П. Л. Яковлев в книге «Записки москвича» (1830) сделал зарисовку книжной лавки конца 1820-х годов. Посетителями книжной лавки, по наблюдениям автора, были литераторы, покупатели, приятели книгопродавца. Владелец лавки в течение дня отказался купить для издания у автора трагедию, но готов был покупать переводы модных зарубежных романов, хрестоматий, азбук, письмовников, песенников. Один из компиляторов подобных изданий каждый день заходил к книгопродавцу узнать, сколько продано его книг, и получить деньги. Автор зарисовки замечал, что компиляторы работали на книгопродавцев, беря за свой труд очень дешево: «рубля по три с печатного листа». Безуспешно посещение книгопродавца ученым, сочинителем исторического труда, который просил за свою книгу 40 руб., но книгопродавец давал только семь. Среди покупателей выделялся узостью интересов провинциал, читавший только «Московские ведомости». Приятели книгопродавца ничего не покупали, а читали прямо в лавке.

Далеко не все русские книгопродавцы были так невежественны, как описывал Жихарев. Некоторые успешно соперничали с иностранцами.

Арендатор университетской книжной лавки А. С. Ширяев торговал не только современными изданиями, но и антикварными. Помимо этого он занимался издательской деятельностью, собрал библиотеку старопечатных книг и издал ее каталог, был членом научных обществ, автором. Одна из написанных им брошюр имела название «О пользе критического разбора хозяйственного сочинения, в особенности для книжной торговли» (1836).

До А. С. Ширяева университетская книжная лавка с 1806 по 1812 г. арендовалась П. Н. Иниховым, А. В. Базуновым, И. Переплетчиковым. Пожар 1812 г. разорил последних арендаторов, и они отказались от дальнейшей аренды. Университету были возвращены 3667 книг (около 350 названий), сохранившихся после пожара. Сама книжная лавка требовала значительного ремонта.

Университет привел книжную лавку в порядок и в 1813 г. устроил торги, в которых участвовали Ширяев, Инихов, Глазунов, Немов, Базунов. Лавка была сдана А. С. Ширяеву за 1610 руб. в год. Все сохранившиеся книги были переданы ему для продажи.

Книгопродавец обязан был лавку содержать «в исправности и в чистоте», казенные книги продавать по цене, назначенной университетом с удержанием в свою пользу по десяти процентов». Книжная лавка должна была ревизоваться университетом. Объявления о казенных книгах книгопродавец мог публиковать в «Московских ведомостях» «на счет казны».

В 1818 г. университет попытался увеличить откупную цену до 2010 руб., которая была до 1812 г., и объявил о новых торгах, но на них никто из книгопродавцев не явился. Тогда Правление университета попыталось урезать право Ширяева публиковать свои объявления в «Московских ведомостях» на 20 коп. меньше в сравнении с другими, но и здесь Ширяев не уступил.

По отчету А. С Ширяева в Правление университета, за 1814 г. в книжной лавке проданы 1523 казенные книги на сумму 969 руб. 56 коп. Карамзин в 1802 г. писал, что денежный оборот 20 московских книжных лавок достигал 200 тыс. руб. В этом случае в каждой книжной лавке, в том числе и в университетской, денежный оборот в среднем должен был достигать 10 тыс. Если предположить, что за 12 лет картина резко не изменилась, то на казенные книги в арендуемой Ширяевым лавке приходилась десятая часть денежного оборота лавки. В последующие годы университетских книг продавалось от 2 до 3 тыс. экз. ежегодно.

В 1828 г. университет объявил Ширяеву благодарность за то, что он ежегодно издавал книг на сумму 15 тыс. руб., среди которых «весьма полезные есть книги»; в 1823-1824 гг. он пожертвовал 1 тыс. руб. на строительство церкви при Университетском благородном пансионе, в 1827 г. — 1 тыс. руб. для библиотеки казенных студентов, были пожертвования в Общество истории и древностей российских.

А. С. Ширяев регулярно издавал «Реестры» продаваемых им книг. Первый подготовленный им «Реестр российским книгам, ландкартам, планам, эстампам, портретам и нотам, продающимся... в книжной лавке императорского Московского университета, состоящей в доме университетской типографии, между Большой Дмитровкой и Петровкой, на валу» вышел в 1815 г. (120 е.). «Реестры» издавались до 1825 г., потом к ним начали издаваться «Прибавления», выходившие до 1833 г.

«Реестры» начинались с «Уведомлений» или «Извещений», в которых Ширяев, завлекая покупателей, писал, что у него в книжной лавке они найдут «более удобности в разборке книг пред другими частными книжными лавками», с иногородних он обещал не брать денег за пересылку. Под «Уведомлением» первоначально не было имени Ширяева.

Потом появилась его подпись с постепенно увеличивающимся перечнем организаций, чьим комиссионером он являлся, а именно: Московского университета, Медико-хирургической академии, Московского общества сельского хозяйства, Комиссии печатания государственных грамот, Общества поощрения художеств.

В «Реестрах» книги располагались по алфавиту. Из общего списка выделялись наиболее популярные издания: Лафонтена, Эккартсгаузена, появляется все больше с каждым годом тематических разделов: книги по медицине, законодательству, экономике; вводились разделы по издателям: книги, изданные профессором Цветаевым, Университетским благородным пансионом; книги классические, книги на французском, немецком языках. Постоянными были рубрики: театр, драмы, комедии, оперы, трагедии; музыкальные сочинения для фортепьяно, гитары, скрипки, гуслей; карты географические и планы; эстампы, портреты. Четкой систематизации в «Реестрах» не было. «Реестры» имели оглавление, что помогало быстрее найти нужную книгу.

Современники высоко отзывались о книгопродавческой деятельности А. С. Ширяева, отмечали его точность и внимательность при выполнении требований заказчиков. В лавке Ширяева начал знакомство с книжным делом 13-летним мальчиком А. Ф. Смирдии, ив 1817 г. по рекомендации Ширяева он поступил приказчиком к Плавильщикову в Петербурге.

Связь Ширяева и Смирдина не прекращалась и в последующие годы. Известный библиограф С. Д. Полторацкий выписывал через Ширяева книги для своей Авчуринской библиотеки и находился с ним в постоянной переписке. Сам же Ширяев собрал уникальную библиотеку редких и старопечатных книг, перешедших потом в библиотеку Российской академии наук. «Реестр» своей библиотеки он издал с помощью Н. А. Полевого, Артемова, Снегирева и других литераторов. В нем описано 256 книг.

Ширяев был и издателем книг, в основном по домоводству, сельскому хозяйству, помогал Перевощикову в издании «Математической энциклопедии». К. Н. Полевой говорил о Ширяеве как о «старинном приятеле» своего брата Н. А. Полевого и вспоминал, что брат писал статьи для сборника, издаваемого Ширяевым.

Издательская и книгопродавческая деятельность Ширяева находилась в тесном контакте с университетом. Когда университет вознамерился издавать «Ученые записки», Ширяев предлагал поставлять бумагу, не брать комиссионных при распространении журнала в Москве и Петербурге. Журнал должен был состоять из нескольких разделов. Ширяев предложил себя в члены комитета по созданию раздела «по экономической части». Он пожертвовал 1 тыс. руб. для выписки журналов в помощь издателям «Ученых записок».

Среди изданий Ширяева имеется «Генеральная почтовая карта Европы, сочиненная по лучшим новейшим специальным картам государств», гравированная А. Фроловым (1814). Карта, раскрашенная на бумаге, стоила 8 руб., наклеенная на холст, в футляре и па палке — 12 руб. Ширяев участвовал также в издании «Словаря достопамятных людей русской земли...» Д. И. Бантыш-Каменского (1836). Им издана целая серия книг для городских и сельских хозяев.

Есть свидетельства, что он издавал книги не только в Москве. В 1840 г. на средства Ширяева в типографии Академии наук в Петербурге напечатана книга «Архитектор XIX столетия, или Магазин для городских и сельских хозяев». Из художественной литературы им изданы «Енисейский альманах» И. Петрова (1828), «Опыты в стихах» И. Бороздина, роман Н. А. Полевого «Судьба Аббадонны».

С введением правил об авторском праве у А. С. Ширяева, как и у многих других издателей, возникали конфликтные ситуации. А. С. Ширяев в 1829 г. напечатал комедию «Неслыханное диво». По его сведениям, эта комедия сочинителя И. В. Нехачина печаталась в 1802 г. в Университетской типографии ее арендатором И. В. Поповым и 25-летний срок, предусмотренный авторским правом для выплаты гонорара наследникам, после смерти сочинителя истек. Но некий поручик Судовщиков заявил в цензурный комитет, что автор пьесы его отец, после смерти которого не прошло еще 25 лет. Ширяев просил цензурный комитет уточнить авторство, и если им окажется Судовщиков, то он был готов отдать сочинение, удержав только за его издание.

В течение нескольких лет шло разбирательство между московскими книготорговцами Ширяевым, Базуновым, Логиновым и Глазуновыми «о взаимных претензиях по изданию сочинений Михаила и Константина Меморских». Сохранилось также объяснение Ширяева в цензурном комитете по поводу нападок на него полковника Фонвизина за «несообразности» при издании сочинений его дяди, Д. И. Фонвизина. С обвинениями полковника в том, что книга напечатана незаконно, «испорчена», Ширяев не согласился, так как печатал ее согласно цензурному уставу, а все неточности в тексте возникли по вине цензуры и корректорских ошибок.

MaxBooks.Ru 2007-2015