Мир книги

Библиофилы и библиополы


В 9 г. н.э. поэт Публий Овидий Назон (43 до н.э. — ок. 18 н.э.), сосланный императором Августом на берег далекого Понта Эвксинского — Черного моря, отправлял в Рим написанные им в ссылке «Скорбные элегии». Свиток был написан им собственноручно и. конечно же, не походил на нарядные книги, до которых в Риме было много охотников. Напутствуя свой труд, Овидий писал:

Так, без хозяина в путь отправляешься, малый мой свиток.

В Град, куда мне, увы, доступа нет самому.

Не нарядившись, иди, как сосланным быть подобает.

Бедный! Пусть жизни моей твой соответствует вид.

Красным тебя покрывать не надо вакцинии соком,

Скорбным дням не под стать яркий багрянец ее.

Минием пусть не блестит твой титул и кедром — страницы,

Пусть подобный убор украшает счастливые книги.

Должен ты помнить всегда о злополучье моем.

Пусть по обрезам тебя не гладит хрупкая пемза.

В люди косматым явись, с долго небритой щекой.

Своему скромному свитку Овидий противопоставил роскошное, как мы сказали бы сейчас, библиофильское издание. Хранили его обычно в чехле из плотного пергамена, который окрашивали в красный цвет соком вакцинии, смешанным с молоком. Названия разделов выводили красной краской-минием. Сам пергамен натирали кедровым маслом, которое хорошо пахло. Обрез свитка полировали пемзой и окрашивали. Свиток свертывали на черную палочку, концы которой — рожки украшали накладками из слоновой кости.

Любители книги — библиофилы были и в древней Греции, и в древнем Риме. Пайсистрат из Афин и Поликрат с острова Самос, жившие в VI в. до н.э., собрали неплохие библиотеки. Раскапывая Геркуланум, город, засыпанный пеплом одновременное Помпеей, археологи нашли виллу богачей Пизанов, в которой был специальный библиотечный зал.

Существовали и библиоманы, у которых любовь к книге приобретала патологический характер. Римский философ Луций Анней Сенека (ок. 4 до н.э.

- 65 н.э.) высмеивал богачей, заполнявших свои дома книгами, но никогда не читавших их. Один из таких «книголюбов» Тримальхион, герой «Сатирикона» Гая Петрония (ум. 66 н.э.), похваляется тем, что у него три библиотеки — одна греческая и две латинские.

На первых порах ни издательского дела, ни книжной торговли в нашем понимании слова в античном мире не существовало. Автор литературного или научного произведения сам переписывал его в двух трех экземплярах для ближайших друзей. Те, в свою очередь, давали списывать книги приятелям. Со временем появились писцы-профессионалы, изготовлявшие свитки за плату. Богатые книголюбы отдавали рабов в обучение писцам. Научившись, они помогали владельцам составлять библиотеки, подбирали произведения, переписывали книги.

Греческие писатели V в. до н.э. уже рассказывают о книжной торговле. Упоминает о ней, например, историк Ксенофонт (ок. 430 — ок. 355). О книготорговцах-библиополах вспоминают греческие комедиографы Аристомен и Никофон.

И древнем Риме книготорговля уже достаточно широко распространена. Марк Валерий Марциал (ок. 40 — ок. 104), автор прославленных эпиграмм, так описывает книжную лавку библиопола Атректа:

Ведь случалось тебе приходить к Аргилету,

Против форума Цезаря книжная есть лавка.

Все столбы исписаны в ней так и эдак,

Чтобы скорее тебе прочесть имена поэтов.

Там меня не ищи, а спроси у Атректа

(Этим именем звать хозяина лавки).

С первой же или со второй он там полки

Пемзой зачищенного и в наряде пурпурном

За пять денариев даст тебе Марциала...

Книги делали на любой вкус и любого размера. Тогда-то и появились свитки-малютки. Плиний Старший на страницах уже знакомой нам «Естественной истории» рассказал о микроскопическом списке «Илиады» Гомера. Знаменитая эпическая поэма была воспроизведена мельчайшим почерком на столь малом и тонком свитке пергамена, что его можно было поместить в крохотную ореховую скорлупу.

Сообщение кажется невероятным: ведь в «Илиаде» 15 686 стихотворных строк!

О миниатюрных свитках, которые можно брать с собой в дорогу, пишет и Марциал:

Ты, что желаешь иметь мои книжки повсюду

И как спутников их в дальнем пути сохранять.

Эти купи, что хранит в небольших размерах пергамен:

Сдай большие в лари, я помещаюсь в руке.

Книжная торговля объединяется с издательским делом. Возникают пред приятия, в которых переписывают книги, а затем распространяют их. продают. Среди первых издателей, имя которых сохранила история, был друг римского оратора Цицерона Тит Помпоний Аттик (ок. 109-32 н.э.). Он ездил в Афины, чтобы познакомиться с греческой книжной культурой. В мастерской Аттика трудились писцы, переводчики, корректоры. Автору, который разрешал переписать свое сочинение, Аттик давал в награду несколько копий рукописи. Это была древнейшая форма авторского гонорара, конечно же несовершенная и весьма примитивная.

Римский поэт Квинт Гораций Фланк (65 8 до н.э.) утверждал, что книги приносят деньги лишь библиополам; талантливый автор может рассчитывать только на славу.

MaxBooks.Ru 2007-2015