Мир книги

«Назад к Рафаэлю!»


Аляповатые народные издания, с одной стороны, блистающие золотом переплеты книг для нуворишей с другой. Всеобщее наступление техники казалось несовместимым с искусством. Уродливые фабричные корпуса прокламировали деградацию красоты. Луддиты в свое время ломали машины, которые казались им источником всех бед. Выло это в самом начале промышленного переворота. В середине XIX в. группа английских художников объявила войну серости и безликости современного искусства, которое, говорили они, испытало воздействие всеобщей механизации.

Они назвали себя «Братством прерафаэлитов». Выход виделся им в возврате к дорафаэлевским временам, к эпохе Возрождения, когда, утверждали они, искусство было наивно-чистым и свободным от политических устремлении общества.

Прерафаэлиты, во главе которых стояли художники Данте Габриель Россети (1828-1882). Джон Эверетт Миллес (1829-1896), Эдуард Берн Джонс (1833-1898), много внимания уделяли религиозной и исторической тематике.

Их практическая деятельность была далека от запросов и нужд современников. Но в одной области они сделали много. Речь идет о прикладной графике вообще и об оформлении книги в особенности. Впервые в новое время эти художники начали говорить о книге как о произведении искусства, как о чем-то цельном, все элементы которого взаимосвязаны. Работая над иллюстрациями, они заботились о связи изображения со шрифтом, с орнаментальными украшениями, с набором и версткой. Новый подход к искусству книги явственно выявился в 1857 г., когда Эдвард Моксон, предпринимая новое издание стихотворений и поэм Альфреда Теннисона, пригласил иллюстрировать книгу как старых мастеров академического направления, так и молодых художников.

Крупнейшим иллюстратором среди прерафаэлитов был Уолтер Крейн (1845-1915). Особенно прославился он цветными гравюрами на дереве для детских книжек, которые выпускал типограф Эдмунд Эванс (1826-1906)

В 60-70-х гг. Крейн оформлял по две-три книжки ежегодно. Большей частью это были сказки. Для каждой картинки готовили 8-10 досок, с которых печатали масляными красками. В ту пору начинающегося господства фотомеханики это, конечно, было анахронизмом. Но книги получались хорошие.

Особенно видную роль в истории искусства книги сыграл близкий к прерафаэлитам Уильям Моррис (1834-1896). Человек этот под стать разносторонним и высокообразованным титанам эпохи Возрождения, жизнь которых всегда служила для него образцом. Он учился в Оксфордском университете и еще на студенческой скамье начал писать стихи. Впоследствии он писал философские романы, поэмы, статьи, памфлеты. Собрание литературных трудов Морриса, выпущенное в 1910-1934 гг., составило 26 томов. В 70-х гг. Моррис примкнул к социалистическому движению и немало сделал для пропаганды идей К. Маркса и Ф. Энгельса, для становления марксистской эстетической мысли.

Уильям Моррис страстно любил книгу. В его библиотеке были средневековые иллюминированные рукописи, инкунабулы, палеотипы... Он невольно сравнивал старую книгу с современной, и это сравнение оказалось не в пользу издателей XIX в. «Необходимо возродить искусство книги!» решает он.

В 1891 г. неподалеку от Лондона, в небольшом местечке Хаммерсмит Моррис основал издательско-типографское предприятие «Келмскотт Пресс». «Я задумал печатать книги, — писал он впоследствии, с надеждой, что некоторые из них с определенностью смогут претендовать на то, чтобы именоваться прекрасными, причем, в то же самое время, их легко будет читать, и они не будут ослеплять или раздражать ум читателя эксцентричностью формы своих букв. Я всегда был поклонником средневековой каллиграфии, а также раннего книгопечатания, занявшего место помянутой. Я заметил, что книги XV века всегда выглядели прекрасными благодаря четкому искусству набора даже тогда, когда в них не было орнаментики, которой они обычно столь щедро снабжены. Такова была сущность моего предприятия выпускать книги, на которые можно приятно взглянуть...»

Искусство книги, рассуждал Моррис, начинается с бумаги и краски. Он заказал бумагу ручной выделки. На ее несколько шероховатую поверхность хорошо ложились специально изготовленные краски.

Уильям Моррис полагал, что машинная индустрия и искусство книги несовместимы. В «Келмскотт Пресс» стояли ручные типографские станки, давно уже вышедшие из употребления. Печатали на них по старинке, не торопясь. Тиражи были маленькими: 300-400 экземпляров. К массовости Моррис не стремился. Книги его были дорогими; они расходились по коллекциям библиофилов.

Такая позиция, которую бы мы сейчас назвали эстетской, не может нам импонировать. Но нельзя отрицать большого влияния, которое У. Моррис оказал на книжное дело XX в. «Келмскотт Пресс» была опытной лабораторией, экспериментальным производством. Выстраданный здесь тезис о книге как цельном организме, в котором важно все - и бумага, и краска, и шрифт, и переплет, был впоследствии воспринят передовыми художниками-оформителями многих стран и взят на вооружение книгоиздательствами, выпускавшими книги для массового читателя.

Первенцем «Келмскотт Пресс» был роман У. Морриса «Истории сверкающей долины», увидевший свет в 1891 г. Набрана книга пока обычным шрифтом, взятым в соседней типографии. Всего было напечатано 200 экземпляров на бумаге и шесть - на пергамене.

Для следующего издания, которое называлось «Золотая легенда мастера Уильяма Кекстона», Моррис изготовил собственный шрифт, взяв за основу антикву Никола Жансона. Шрифт назвали «Золотым». Изящные формы его восхищали специалистов. Да и читался он превосходно. Иллюстрировал книгу Эдуард Берн-Джонс, а рисунки для ксилографической орнаментики исполнил сам У. Моррис.

Орнаментальное обрамление страниц, напоминавшее работы Эрхарда Ратдольта, узорные гравированные на дереве инициалы играли большую роль в изданиях «Келмскотт Пресс». С ними превосходно гармонировал шрифт. У. Моррис отлил еще две новые гарнитуры. Отказавшись от лаконичности антиквы, он вернулся к готическим шрифтам немецких типографов XV в. Шрифтом «Троя» были напечатаны «Рассказы о Трое», а шрифтом «Чосер» — издательский шедевр Морриса — «Сочинения» Джеффри Чосера. 87 иллюстраций к «Кентерберийским рассказам» и другим произведениям Чосера исполнил Э. Бери-Джонс. Оригиналы для орнаментики делал У. Моррис. Тираж был установлен сравнительно большой; 425 экземпляров на бумаге и 13 - на пергамене. Печаталась книга 21 месяц. Ее начали 8 августа 1894 г. и закончили 8 мая 1890 г. за три месяца до кончины Уильяма Морриса. «Сочинения» Чосера стали его лебединой песней.

В типографии «Келмскотт Пресс», просуществовавшей до 1898 г., печатались и другие издания: общее число их 53. Все они — предмет вожделения библиофилов, хотя стоимость их поднялась до астрономических размеров.

MaxBooks.Ru 2007-2015