Мир книги

«Все те книги без изъятия сжечь...»


Во второй половине XVIII в. в России открываются первые провинциальные типографии: в 1764-1766 гг. — в крепости св. Елизаветы, будущем Елисаветграде, в 1765 г. - в Астрахани и Кременчуге, в 1784 г.- в Калуге и Ярославле, в 1788 г. - в Тамбове.

Сегодня мы знаем о 33 провинциальных типографиях XVIII в., выпускавших русские книги гражданского шрифта. Особенно много таких сравнительно небольших печатных мастерских помнилось после указа от 16 января 1783 г. Были среди них и частные. В Костроме и 1793-1796 гг. печатал книги Никита Сумароков.

Он выпустил в свет сказку « Бесполезно излишне умствовать», несколько торжественных од, «Опытный конский лечебник»... В Тамбове в 1788 г. завел типографию Андрей Михайлович Нилов, напечатавший до 1796 г. 19 книг.

Активно работала в далеком Тобольске печатня Василия Яковлевича Корнильева, основанная в 1789 г. В сентябре 1789 г. здесь вышел первый сибирский журнал «Иртышь, превращающийся в Ипокрену». На титульном листе — эпиграф из Державина:

Развязывая ум и руки.

Велит любить, торги, науки

И счастье дома находить.

Журнал, выходивший до декабря 1791 г., возник по инициативе сосланного в Сибирь Панкратия Платоновича Сумарокова (1766-1814), внучатого племянника известного русского поэта и драматурга А. П. Сумарокова. Он же редактировал «библиотеку ученую, економическую, нравоучительную, историческую и увеселительную в пользу и удовольствие всякого звания читателей». Этот научно-популярный журнал Корнильев печатал в 1793-1794 гг.

Среди первых тобольских книг — «Слово о пользе физики» Тимофея Воскресенского, «Словарь юридический, или Свод российских узаконений». «Описание растений Российского государства» академика С.П. Палласа, «Краткое описание болезни, в Сибири называемой ветреною или воздушною язвою...».

В провинции — в Перми — в 1796 г. напечатана и первая русская книга по книгопечатанию: «Подробное описание типографских должностей» П.Е. Филиппова.

Одна из провинциальных типографий имела драматическую историю.

...В первых числах января 1794 г. в Тамбов прискакал курьер из Петербурга. Правитель наместничества генерал-поручик В.С. Зверев вскрыл конверт и. волнуясь, начал читать послание, в конце которого он сразу же увидел лаконичную подпись — «Екатерина».

«Дошло до сведения нашего, — писала императрица, — что в городе Козлове есть типография, о которой желаем знать подробно, давно ли оная, кем, по чьему позволению и на какой конец заведена, какие вышли из нее до сего времени книги или другие сочинения, так же учреждена ли для сей типографии узаконенная ценсура и кто оную исправляет?»

Зверев запросил Козловского городничего, который ответствовал, что не в самом Козлове, а в верстах 25 от него, в деревне Казинке, действительно существует типография. Владеет той деревней бригадир Иван Герасимович Рахманинов.

Тем временем Зверев получил письмо от генерал-прокурора А. Н. Самойлова; он разъяснял, что именно вызвало гнев императрицы: «Дошло здесь до сведения ее императорского величества, что продаются книги под названием: Полное собрание сочинений Вольтера, переведенные на российский язык, а как оные суть вредные и развращением наполнены, то ее императорское величество высочайше повелеть соизволила, оные здесь и в Москве у книгопродавцев конфисковать...»

Давно ли царица покровительствовала Вольтеру, переписывалась с ним и с Дидро, предлагала перенести издание «Энциклопедии» в Петербург? Все это ушло в прошлое. Французская революция встала водоразделом между прежним либерализмом и нынешним страхом перед зарубежными и отечественными вольнодумцами. Очаг «вольтерьянства», неожиданно обнаружившийся в провинциальной глуши, обеспокоил Екатерину.

С историей типографии нас знакомит «объяснение» Ивана Герасимовича Рахманинова, которое он в феврале 1794 г. представил по требованию наместника В.С. Зверева. Сохранилось оно в Государственном архиве Тамбовской области.

Молодой гвардейский офицер Рахманинов начал литературную деятельность в Петербурге в 80-х гг. Уже в 1780 г. он переводил с французского душещипательные сочинения «Королева Голкондская» и «Любови Сафо м Фаона». А затем увлекся Вольтером, который стал его главной страстью — на всю жизнь. В 1784 г. в вольной типографии Галченкова в Петербурге были изданы «Аллегорические, философические и критические сочинения г. Вольтера». На титуле стоило: «Переведены с французского языка И.Р». Год спустя Иван Герасимович приступает к изданию «Собрания сочинений г. Вольтера». Затем заводит собственную типографию. В ней в 1790 г. печатался журнал Ивана Андреевича Крылова «Почта духов». Впоследствии, вспоминая о своем первом издателе, великий баснописец говорил, что Рахманинов «был очень начитан, сам много переводил и мог бы назваться по своему времени очень хорошим литератором. Он был гораздо старее нас, и, однако ж, мы были с ним друзьями...».

В начале 90-х гг. Иван Герасимович собрался выйти в отставку, и, как он позднее писал в «объяснении», «более стал жить в деревнях, состоящих Тамбовского наместничества в Козловской округе». Тогда-то он и решил перевезти типографию в свое имение Казнику.

Рахманинов задумал грандиозное издательское предприятие — «Полное собрание всех до ныне переведенных на российской язык и в печать изданных сочи нений г. Вольтера... с поправлением против прежних и с присовокуплением жизни, сего знаменитого писателя и многих вновь переведенных его сочинений, кои никогда еще изданы небыли». Предполагалось выпустить 20 томов. На титульном листе 1-го тома, увидевшего свет в 1791 г., было указано «В городе Козлове», хотя типография никогда там не находилась.

К январю 1794 г. Рахманинов успел напечатать четыре тома и начать пятый. Тираж первых трех он передал книготорговцам, а тираж четвертого еще лежал в Казинке. Тут-то и прискакал в Тамбов курьер с пакетом императрицы.

В Казинку был послан капитан артиллерии Сальков. Он опечатал типографию и книги, оставил в доме караул из двух солдат во главе с унтер-офицером, а сам возвратился в губернию, прихватив с собой наборщика — крестьянина Василия Александрова сына Дьяконова, который был «в тамошнюю полицию препровожден».

Наместник Зверев решил дожидаться указания высших властей и ничего самостоятельно не предпринимал. Типография стояла опечатанной. Тем временем императрица приняла кардинальное решение. 16 сентября 1796 г. был издан указ «Об ограничении свободы книгопечатании, ввоза иностранных книг и об упразднении частных типографий...». «Партикулярные» типографии запрещались раз и навсегда — «в рассуждении злоупотреблений, от того происходящих».

В конце 1796 г. Екатерина умерла. А в апреле 1797 г. в Казинке вспыхнул пожар, уничтоживший типографию и книги. Тамбовский губернатор Д.Л. Бахметьев решил, что пожар был инсценирован, так как во время него некоторые экземпляры изданий Рахманинова пропали. Секретаря губернского правления Апарина, которому поручили наблюдать за сохранностью книг, отдали под суд.

В ответ на донесение губернатора о случившемся новый император Павел объявил ему «за предусмотрительность... высокомонаршее благоволение». Что же касается все еще уцелевших экземпляров, то было приказано «все те книги без изъятия сжечь».

Так окончилась деятельность одной из интереснейших провинциальных типографий XVIII в. Большинство ее изданий погибло в огне. Лишь немногие экземпляры дошли до наших дней. Четвертый том «Полного собрания... сочинений Вольтера», отпечатанный тиражом в 600 экземпляров, погиб полностью, не сохранилось пи одного экземпляра.

Иван Герасимович продолжал жить в Казинке. В первые годы царствования Александра I он было возобновил издательскую деятельность, но собственную типографию заводить остерегся.

26 января 1807 г. И.Г. Рахманинов скончался.

MaxBooks.Ru 2007-2017