Мир книги

«Для немногих» и «Волшебный фонарь»


В июне 1817 г. прусская принцесса Шарлотта приехала в Москву и вскоре, получив имя Александры Федоровны, стала супругой великого князя Николая Павловича, будущего императора Николая I. Учить великую княгиню русскому языку пригласили поэта Василия Андреевича Жуковского (1783-1852). Чтобы содействовать успехам сиятельной ученицы, поэт составил своеобразную хрестоматию. Это был альманах, на четных полосах которого печатались стихотворения немецких поэтов И.В. Гете и Ф. Шиллера, а на нечетных — их переводы на русский язык, выполненные самим Жуковским.

Печатали альманах в одной из лучших типографий — у Августа Ивановича Рене-Семена. Печатали всего в несколько экземплярах, почему и назвали — «Для немногих». Сегодня это - одна из самых редких русских книг.

В каждом из шести выпусков «Для немногих» мы находим 6-8 изящных виньеток, выполненных в технике торцовой гравюры на дереве. Это первый известный нам случай использования в России способа Томаса Бьюика.

Годами двумя ранее в России появилась литорафия. С изобретением А. Зенефедьдера наших соотечественников познакомил академик Василий Михайлович Севергин (1765-1826), один из основателей русской минералогии. 23 февраля 1803 он выступил в Петербургской Академии наук с сообщением «Новый способ отпечатывать рисунки или письмена». Вскоре это сообщение опубликовали «Санкт-Петербургские ведомости».

Первым русским литографом был Павел Львович Шиллинг (1786-1837), впоследствии член корреспондент Академии наук, востоковед и изобретатель электромагнитного телеграфа. Во времена, о которых мы рассказываем, он был чиновником Министерства иностранных дел, прикомандированным к русским войскам, находившимся за границей после разгрома Наполеона. В 1815 г. Шиллинг побывал в Мюнхене и здесь, возможно у самого А. Зенефельдера, освоил литографское искусство.

Русский писатель и историк А.И. Тургенев 26 сентября 1816 г. писал из Петербурга в Москву одному из своих друзей: «...объяви осторожнее Василию Львовичу Пушкину, но осторожнее, дабы ему от радости дурно не сделалось, что вчера явился ко мне Шиллинг из чужих краев и привез первый опыт литографический — и что же напечатано? Опасный сосед!»

Ни одного экземпляра этой первой русской литографированной книги «ироикомической поэмы «Опасный сосед» В.Л. Пушкина (1770-1830), дяди великого поэта, — до сих пор не нашли.

Сохранилось четыре экземпляра альбома «Гравюры на камне, исполненные в С. Петербурге в 1816 г.». В нем помещены литографии 11 художников, наиболее известен из которых Александр Осипович Орловский (1777-1832).

В том же 1816 г. в далекой Астрахани вышел в свет «Азиатский музыкальный журнал», напечатанный литографским способом учителем местной гимназии Иваном Добровольским. Об издателе почти ничего не известно. Добровольский, рассказывала в марте 1817 г. газета «Русский инвалид», «вздумал воспользоваться новоизобретенным способом печатания с камня. Следуя только описаниям может быть, весьма недостаточным, начал он печатать ноты помянутым способом. И хотя первые листы его журнала показывают те препятствия, кои надлежало ему преодолеть, но с тех пор работа его идет весьма успешно и достигает ежедневно большего совершенства».

В 1816-1818 гг. вышло восемь номеров «Азиатского музыкального журнала».

В январе 1817 г. на прилавках книжных магазинов Петербурга появился журнал с длинным названием «Волшебный фонарь, или Зрелище С. Петербургских расхожих продавцов, мастеров и других простонародных промышленников, изображенных верною кистию, в настоящем их наряде, и представленных разговаривающими друг с другом, соответственно каждому лицу и званию».

Изданию предшествовало «объявление», которое гласило: «Сей журнал будет издаваться в ежемесячных тетрадях. В каждой будут помещены три картинки с описаниями на русском, французском и немецком языках, а в заглавиях, вместо виньетов, изображен будет какой-нибудь русской народный праздник. Издатели обещают печатать сии картинки на камнях, т.е. камнетиснением, или литографиею, новым изобретением, которое доныне не было еще известно в России».

И действительно, в первом же номере «Волшебного фонари» мы находим литографированный фронтиспис «Русский народный праздник», исполненный обрусевшим немцем, глухонемым от рождения, гравером и литографом Карлом Гампельном.

Издатели «Волшебного фонаря», к сожалению, не выполнили обещания: иллюстрации воспроизводились в дальнешнем не литографией а офортом; делал их прославленный русский художник Алексей Гаврилович Венецианов (1780-1847).

Среди разносчиков-продавцов, которых нам представляет «Волшебный фонарь», есть и книгопродавец. Вот начало диалога с «Сочинителем», повстречавшим его на улице:

« — Какие, братец, у тебя книги?

— Всякие есть: каких угодно?

— А например?

— Романы, истории, драмы, комедии, оперы, журналы да всех названий и не перескажешь; одним словом, сударь, всякой дряни довольно.

— Как же ты свой товар, который тебе хвалить должно, называешь дрянью?

Да что, сударь; вишь, я по неволе этими дрязгами занимаюсь».

Дальше выясняется, что отец учил его сапожному ремеслу, а потом какой-то книжник сбил отца с толку — «втемяшил ему в голову, что сапоги шить стыдно; гораздо-де будет важнее, если сын твой станет обращаться в книжном торгу, он тут научится из книг разным вымыслам».

Мы привели этот текст не случайно. Он своеобразное свидетельство отношения к книжной торговле русского ремесленного люда и купечества начала XIX в. Вскоре это отношение кардинально изменилось.

MaxBooks.Ru 2007-2015