История педагогики

Воспитание в Древней Руси и Русском государстве - страница 2

Древнерусская культура и образование отличались религиозной настороженностью, порой доходившей до нетерпимости, вызванной тем фактом, что Русь приняла христианство во время обострения отношений между восточной греческой церковью и западной, латинской.

Разделение церквей на православную и католическую («схизма») произошло в 1054 г. На Руси и в России отрицательное отношение к «латинянам» становилось все более устойчивым. Когда Византийская империя, гибнувшая под ударами турок-османов, на Флорентийском соборе (1439) заключила «унию», русское православие стало настороженно относиться и к византийскому культурному влиянию, замкнувшись в рамках ранее освоенного и переведенного с греческого на древнерусский язык книжного фонда и отечественного, ставшего традиционным, «учения книжного».

На Руси в XV-XVII вв. оформился особый, контрастный по отношению к западноевропейскому, культурный мир. В нем вырабатывалось свое отношение к общечеловеческим ценностям и способам передачи их от поколения к поколению. В Московской Руси не были созданы крупные центры образования, подобные университетам Западной Европы. Умственная и духовная работа была направлена на поиск совершенной жизни, «Царства Божия» и осуществлялась прежде всего в небольших монастырях, основанных преимущественно учениками Сергия Радонежского и Нила Сорского. В этот период постепенно начало складываться отрицательное отношение к рациональному знанию, наукам о внешнем мире, строгое следование формуле апостола Павла, который полагал, что все человеческое знание исходит от Бога. Интерес к этическим проблемам и нравственному воспитанию почти не оставлял места для рассмотрения гносеологических проблем и вопросов дидактического характера. Если в западноевропейских университетах обучение преследовало цели вооружения учащихся инструментами познания, методами рационального доказательства, то в монастырях Руси вели линию на отношение к книжным знаниям гак к духовному сокровищу, которое следует накапливать, собирая «аки пчелы мед с цветков». На западе Европы стремились понять и исследовать, а на востоке — следовать Святому писанию. Не изобретательность, а послушание ценилось в монастырских кругах.

Для сферы просвещения в средневековом русском государстве характерными фигурами являлись не школьные учителя, а странствующие «мастера грамоты», «калики перехожие», духовники, монахи-аскеты, т. е. наставники в нравственно-духовной жизни. Значительная часть мировой культуры в Московской Руси просто не была востребована.

Нравственный элемент культуры ставился неизмеримо выше «внешнего знания»: грамматики, риторики, диалектики, философии и других дисциплин, принятых для систематического образования в правильно организованных учебных заведениях по европейскому стандарту.

В Московской Руси элементы предвозрожденческого характера не развились, как это было в Западной Европе. Интерес к человеческой личности и ее образованности оставался скованным рамками религии и понимался как нравственное совершенствование по пути к слиянию с Богом.

Языковая изолированность, вероисповедная настороженность, приоритет нравственных проблем над интеллектуальными, потребность в постоянном диалоге с собственным прошлым, склонность к чтению и осмыслению ограниченного фонда религиозной литературы привели во второй половине XVII в. к «расколу», выделению и самоопределению старообрядческой церкви. Старообрядческие вожди — протопоп Аввакум, инок Епифаний, дьякон Федор и др. — ратовали за развитие старорусской образованности. Просветители же нового толка — Симеон Полоцкий, Карион Истомин, Сильвестр Медведев и др. отстаивали идею использования опыта западноевропейской школы в русских условиях. Это были два непримиримых лагеря русской культуры; для компромисса между ними в России XVII в. условий не было.

Знание истории отечественного воспитания, образования и обучения, свойственных им черт сегодня особенно необходимо. Это знание в сочетании с достижениями современной педагогической науки может открыть новые пути к обновлению методов воспитания в семьях и школах сегодняшней России, позволит учесть не только общечеловеческие, но и национальные особенности в процессе формирования гуманного, глубоко чувствующего и мыслящего, нравственного и деятельного человека.

Воспитание детей в Древней Руси можно представить себе лишь в самых общих чертах, и только в контексте осмысления жизни того времени в целом. Славянские народы, как германские, кельтские, романские, иранские и многие другие, происходят от единой индоевропейской общности (5-4-е тыс. до н. э.). Все они тысячелетиями создавали особый уклад жизни в рамках первобытнообщинного мира.

MaxBooks.Ru 2007-2015