История педагогики

Воспитание в Древней Руси и Русском государстве - страница 4

Археологами обнаружены специально обработанные дощечки-церы, которые имели учебное назначение. Характерной является пятиугольная цера с вырезанной на ее обратной стороне тридцатишестибуквенной азбукой (XIII-XIV вв.). Она являлась пособием для детей, изучающих грамоту. С одной стороны дощечка-цера имела два отверстия, что говорит о ее соединении с другой подобной дощечкой таким образом, чтобы страница с углублением, заполняющимся воском, оказалась внутри. Такого рода азбуки изготовлялись на продажу и были доступны всем слоям общества. Изготовление азбук на продажу свидетельствует о спросе на это первоначальное пособие для овладения необходимой в практических нуждах элементарной грамотой.

Обучение грамоте осуществлялось буквослагательным методом. Данный способ начального обучения был заимствован из византийской школы и генетически восходил к античному времени. Однако были и своеобразные черты, восходящие к практике славянских школ, основанных Кириллом и Мефодием. Вначале заучивались наименования букв в азбучной последовательности: а — аз, б — буки, в — веди, г — глаголь, д — добро, е — есть и т. д. Затем учащиеся тренировались в написании букв на вощеных дощечках или вычерчивали их острым писалом на бересте. После усвоения азбуки в прямой последовательности приступали к упражнениям: азбука повторялась наизусть в обратном порядке и вразброс. Далее шло обучение чтению и написанию слогов (складов): буки-аз — ба; веди-аз — ве; глаголь-аз — га и т. д. Слоги заучивались в сочетаниях двух, трех, а к XVI в. даже в девятибуквенных сочетаниях. Из слогов складывались слова. После этого ученики переходили к чтению и написанию молитв, псалтырных или, реже, фольклорных цитат, текстов.

Можно предположить, что в зависимости от цели элементарного образования различался и его характер. Так, новгородский мальчик Онфим (XIII в.), по свидетельству источников, освоил 26-буквенный алфавит, вполне достаточный для записи речи того времени, ведения торговых и деловых записей, но недостаточный для перехода к «учению книжному», основанному на 43-буквенном церковно-славянском алфавите, включающем надстрочные знаки, титла, сокращение слов, знаки препинания, специальные указания для церковного чтения.

В церковных и монастырских школах начальное образование предполагало подготовку детей к самостоятельной работе с книгами Священного писания и церковными служебниками.

В начале элементарного обучения счету мастера грамоты или дьяки обучали так называемому цифровому алфавиту (а — 1, б — 2, в — 3, г — 4 и т. д.), т. е. буквенной записи цифр. Судя по всему, счет был устным и на абаке — специальном счетном приспособлении. Цифровому алфавиту, как и азбуке, учили последовательно, по частям. На грамотах-упражнениях уже упоминавшегося новгородского ученика Онфима нарисованы человеческие фигурки воинов, демонстрирующие разное количество пальцев на руках. Судя по всему, это можно считать свидетельством арифметического наглядного пособия.

К концу XVII в. на Руси появляются получившие широкое распространение первые печатные учебники — азбуки. Основоположником отечественного книгопечатания считается Иван Федоров (ок. 1510-1583). В 1574 г. во Львове он выпустил первую славянскую «Азбуку», впитавшую опыт учительской работы мастеров грамоты предшествующих веков. А в 1580-1581 гг. в Остроге издал первую полную славянскую Библию. В послесловии к «Азбуке» 1574 г. И. Федоров изложил некоторые методические требования. Само название этого текста — «Обращение к детям и родителям» — говорит о том, что данным учебником могли пользоваться и родители, а обучение грамоте рассматривалось и как дело семейное.

Важнейшей первоначальной учебной книгой в ту эпоху была Псалтырь. Богато иллюстрированная учебная Псалтырь угличского книгописца Федора Климова (XV в.) была изготовлена для «дома», т. е. для домашнего обучения детей.

До XVII в. государственных школ грамоты в России не было. На рубеже XV-XVI вв. мысль о необходимости создания подобных училищ была высказана новгородским архиепископом Геннадием, сетовавшим на то, что лица, обученные мирскими дьяками и различными мастерами грамоты, не способны правильно читать богослужебные тексты и занимать церковные должности. Учитывая это обстоятельство, Стоглавый Собор (1551) вынес специальное решение об организации в домах священнослужителей училищ, подготавливающих детей ко второй ступени обучения, в основе которой было освоение книжных, т. е. церковных, знаний.

MaxBooks.Ru 2007-2017