История педагогики

Воспитание и педагогическая мысль в странах Западной Европы к началу XVIII в.

В XVII-XVIII вв. в западноевропейских странах шел процесс становления национальных государств, утверждались рыночные отношения и новые способы ведения хозяйства. Получаемое людьми образование должно было обеспечить им овладение необходимыми для практической жизни реальными знаниями. В этих условиях вопросы народного образования стали занимать все более заметное место в жизни общества и государства.

Характерным для большинства западноевропейских стран в XVII-XVIII вв. было то, что инициатива открытия школ начинает постепенно переходить от церкви к государству, которое использовало церковь как исполнителя своих планов, в первую очередь это относилось к начальной школе.

В различных странах Западной Европы государственное законодательство о начальном обучении было введено в разное время. В немецких государствах указы и школьные уставы о начальном обучении детей 6-2 лет принимались на протяжении XVII-XVIII вв. В Англии, Италии, Франции соответствующие законодательства появились лишь в XIX в. Однако во Франции и ранее издавались указы о начальном обучении, и правительственными эдиктами 1698 и 1724 гг. в стране было положено начало централизации школьного дела.

Так или иначе в разных западноевропейских странах на протяжении XVIII в. посещение начальной школы постепенно становилось гражданской обязанностью. Начальные школы создавались не только для мальчиков, но и для девочек. Отмечая эти новые тенденции в области начального образования, следует, однако, иметь в виду чрезвычайно низкий образовательный уровень, нищету и неустроенность школ, особенно сельских.

Попечительство о школах в немецких княжествах, например, было отдано в руки местного дворянства и протестантского духовенства. В таких странах, как Англия, Франция, Италия и др., устройством школ ведали религиозные конгрегации: в Англии — конгрегации англиканской церкви; в Италии и Франции — католические конгрегации, поскольку сила католической традиции в этих государствах оказалась преобладающей, и католической церкви в ходе Реформации удалось сохранить свое доминирующее влияние во всех областях социальной и культурной жизни.

Начальные школы влачили жалкое существование, рост их числа происходил в целом очень медленно. Большей частью они устраивались в частных домах, часто в жалких лачугах, ученики ютились в тесноте. Народная школа скупо поддерживалась как властями, так и церковью. Содержание занятий ограничивалось по-прежнему заучиванием азбуки, чтением по слогам, зазубриванием молитв и церковным пением. Учебными книгами служили катехизис, псалтырь и сборник церковных песнопений. Народная школа по старой традиции должна была прежде всего заботиться о религиозном воспитании. Лишь в некоторых городских школах обучали также началам счета и сообщали фрагментарные сведения из церковной и отечественной истории. Школы страдали от переполненности учащимися и неподготовленности учительского персонала. В них царили муштра и физические наказания: затрещины, пощечины, щелканье по носу, таскание за волосы, розги и т. п. Из-за мизерной оплаты учителя начальной школы попутно занимались чем-то другим, например исполняли обязанности пастора, причетника, звонаря. В сельской школе учительская должность подчас занималась отставными солдатами и нередко ремесленниками — сапожниками или портными, для которых обучение детей давало лишь дополнительный заработок. Такие учителя сами могли лишь читать и писать и в лучшем случае считать. Поэтому далеко не все учащиеся одолевали даже азбуку, склады и чтение слов.

Весьма консервативный характер носили средние учебные заведения. В немецких государствах средние школы-гимназии предназначались для зажиточных сословий, преимущественно для дворянства. Содержание образования в них ограничивалось, как правило, теологией и латынью, даже греческий язык считался второстепенным предметом. Родной язык, арифметика, геометрия, естественные науки не включались в содержание образования. Попытки отдельных городских гимназий включить в преподавание родной язык, новые языки и математику не могли изменить общей картины в целом. И хотя с середины XVII в. в гимназиях немецких городов стали использоваться учебные книги Я.А. Коменского, но их применение было узко функциональным: они служили в качестве пособий при изучении латинского языка.

MaxBooks.Ru 2007-2015