Культура эпохи Возрождения в Западной и Центральной Европе

Проявления Ренессанса в культуре второй половины XV — начала XVII в.

Первые гуманистические веяния в чешской культуре появляются во второй половине XV в. Сильное влияние на Чехию оказали сочинения Энео Сильвио Пикколомини, прежде всего «История Богемии» (1475). Несмотря на резкое осуждение еретиков-гуситов сочинение будущего папы Пия II привлекало чешское общество описанием героических военных подвигов гуситов.

Сам Пикколомини в бытность членом канцелярии императора Фридриха Ш оказал заметное воздействие на своих чешских коллег, которые стали подражать гуманистическому стилю при составлении государственных грамот и других актов.

Очень своеобразно идеи гуманизма повлияли на политическую мысль. В 1461 г. по инициативе «гуситского короля» Иржи из Подебрад группой юристов во главе с А. Марини из Гренобля была составлена хартия всеобщей мирной организации. Король предлагал монархам других стран проект международной организации равноправных независимых государств с целью решения всех спорных вопросов исключительно мирными средствами.

Отвергался средневековый идеал универсальной империи. Для разрешения конфликтов должен был быть создан международный трибунал. Право трактовалось как справедливость. Понятие силы ставилось вне закона. Новое право должно было исходить из природы и естественности, вознаграждать общественные благодеяния и карать действия, наносящие ущерб.

Общеправовые нормы на основе рациональных принципов был призван вырабатывать постоянный конгресс делегатов от разных стран. Категории естественности, справедливости, рациональности, направленные на предотвращение войн, становились таким образом основой нового мирового правопорядка, не знавшего главенства какой-либо одной светской или духовной власти. Принцип совещания ставился выше конфессиональных различий.

В подебрадскую эпоху начинает формироваться принцип толерантности, ставший в XVI в. главнейшей особенностью чешского общества, что позволило многочисленным конфессиям вести полемику лишь мирными средствами. В итоге обмена конфессионально-культурной информацией возникло единое поле чешской культуры. Основы толерантности как уважения человека к другой человеческой личности впервые были сформулированы в «Диалоге» Яна из Рабштейна (1437-1473).

Чешский гуманизм интенсивно развивался в Моравии в католической среде. Самым значительным из моравских гуманистов был Августин Оломоуцкий. Он был многогранной личностью: астрономом, математиком, филологом, юристом. Однако деятельность Августина протекала в основном за пределами Чешского королевства: в Буде, Вене, Италии. Он, как и другие моравские гуманисты конца XV в., был скорее распространителем, а не творцом новой культуры.

На рубеже XV-XVI вв. происходит культурный сдвиг и в среде утраквистов. Это во многом было связано с преодолением изоляции страны. За рубеж отправляются многочисленные делегации и путешественники. Они не только демонстрируют католическому миру моральные ценности и доблести гуситов.

Путешествия «из Чехии аж на конец света» резко расширяют горизонты местной провинциальной культуры. Этому же способствуют и новые переводы светской литературы, репертуар которых включает помимо рыцарских романов и фацетий новеллы итальянского Возрождения и занимательные сочинения немецких гуманистов.

Однако характерно, что адаптировались и широко распространялись в чешской среде преимущественно произведения низовой литературы. Примечательно, что среди первых чешских печатных книг (конец 1470-х годов) была столь популярная во всей Европе «Троянская хроника» — средневековая развлекательная повесть с псевдоантичной сюжетикой. В целом, из 39 книг, изданных в Чехии до 1500 г., лишь 5 были латинскими.

Восприятие новых культурных импульсов в Чехии стало возможным в послегуситскую эпоху потому, что ранее гуситы, в развитии национальной идеологии опередившие Европу, не ставили вопроса о создании национальной культуры. Поэтому в сознании чехов не выработался отрицательный стереотип чужой культуры. Появляются переводы с древнегреческого и античной латыни.

По-чешски начинают звучать Цицерон, Теренций и Плавт. Печатаются сборники переводов латинских изречений. Однако обращение к античности не было прямым: как правило, перерабатывались сборники, изданные немецкими гуманистами.

Высшие достижения Ренессанса становились доступными лишь узкому кругу образованных лиц. Среди них особняком стоял Гинек из Подебрад (1452-1492), «недостойный сын короля Иржи», поэт и гуляка, переводчик Боккаччо и создатель оригинальных эротических стихов. Суровая утраквистская среда отвергла его.

Он, перейдя в католичество, нашел приложение своим силам, как и многие другие чешские гуманисты второй половины XV в., при дворе венгерского короля Матяша Корвина.

Среди наиболее образованной части чешского общества в начале XVI в. возникло течение эразмианства. Переводчик «Похвального слова глупости» разносторонне образованный рыцарь Ржегорж Грубый из Елени акцентировал актуальность сочинения Эразма для чешских межконфессиональных противоречий, подчеркнув в. предисловии, что именно утраквисты наиболее точно воплотили идеал «той христианской правды, которую этот Эразм защищает и которую верные чехи сами исповедуют». Р. Грубый переводил также Петрарку, Валлу и других гуманистов.

Оломоуцкий епископ Станислав Турзо состоял в переписке с Ульрихом фон Гуттеном и Эразмом, оказывал им материальную поддержку. Другой крупный государственный деятель — католик Ян Шлехта — приглашал Эразма в Чехию, пытался вовлечь его в чешские межконфессиональные распри. Эразм же предостерегал своего чешского друга от применения насилия в религиозных распрях, указывал на позитивные аспекты в доктрине и практике чешских «еретиков».

С конца XV в. в чешской словесности наметились две тенденции развития. С одной стороны, в среде католиков сформировалось гуманистическое направление в литературе, опиравшееся на итальянскую культуру и пользовавшееся латынью как универсальным языком просвещенного общества.

Для второй тенденции было характерно программное выражение любви к родному языку. Воспринимая некоторые культурные импульсы извне, эта тенденция тем не менее основывалась на местной традиции, средневековой по своей сути. Ставший для Чехии традиционным тип патриотизма оперировал не личностным, а коллективным этническим сознанием.

Однако появляющаяся национальная гордость индивидуума, с чувством собственного достоинства заявляющего: «я — чех», позволяет говорить о проникновении индивидуального начала в традиционное коллективное сознание.

Поскольку в XVI в. именно этот так называемый национальный гуманизм стал определяющим, развитие чешской культуры приобрело черты провинциального своеобразия, программной традиционности и национальной замкнутости. Поэтому гуманистические ренессансные импульсы оказались лишь элементами, а не основой чешской культуры XVI в.

Специфика чешского гуманизма состояла в том, что не личность была центром мира, а служение личности на благо коллектива делало ее более совершенной и развитой. Это обусловило общую дидактичность и прагматичность чешской культуры XVI в. и доминирование в ней сферы науки над художественной сферой.

Как писал знаменитый книгоиздатель Иржи Мелантрих, «человек рождается на свет не только для себя, но затем, чтобы изо всех своих сил служить своей родине, своим друзьям и всем другим людям». Лучшая же служба — это практическая польза. Поэтому появляется множество пособий и руководств по различным видам деятельности и знаний: от грамматики до горного дела и разведения рыбы.

Поэтому именно в Чехии особое значение получает педагогика. Высшее образование в стране окончательно деградировало после объявления в 1462 г. Пражского университета строго утраквистским учебным заведением. Наиболее способные студенты устремились в Италию, а затем — в протестантские университеты Германии. Основная нагрузка поэтому легла на чешскую среднюю школу.

В дело образования и воспитания огромный вклад внесла Община чешских братьев. Ее школьная система становится самой исторически прогрессивной и перспективной в общеевропейском масштабе. Не случайно именно в лоне педагогики Общины формировалась в начале XVII в. система великого «учителя народов» Я.А. Коменского. При относительно слабом развитии оригинальной поэзии и беллетристики центр тяжести в словесности приходился на юридические, исторические, политические, религиозно-полемические, хозяйственные, естественнонаучные и т.п. сочинения.

В архитектуре и изобразительном искусстве отдельные ренессансные элементы, такие, как итальянские окна, аркады, порталы, лишь постепенно проникали в укоренившийся в Чехии готический стиль, в принципе не нарушая его системы. Если на рубеже XV-XVI вв. в письменности уже были яркие проявления новой культуры, то в архитектуре расцвела «владиславская готика» (названная так по имени короля) — вариант интернациональной поздней готики.

В живописи фрески цикла жития св. Вацлава — небесного покровителя Чехии, выполненные в начале XVI в. Мастером Литомержицкого алтаря на стенах капеллы св. Вацлава в пражском соборе св. Вита под влиянием итальянской живописи XV в., соседствовали с вполне готической станковой живописью и скульптурой.

Необходимо отметить, что церковное искусство пестовали чешские католики. Протестантские конфессии относились к нему отрицательно, светское же искусство так и не получило значительного развития в этой среде.

С избранием на чешский трон в 1526 г. Габсбургов изменяются вкусы социальных верхов. По примеру королей высшее дворянство начинает приглашать итальянских мастеров для строительства и украшения новых дворцов и замков. Итальянская мода доходит и до бюргерства. Старые дома обрастают аркадами, жилые помещения приобретают более комфортный вид, украшаются мебелью и посудой в ренессансном стиле.

К концу XVI в. роскошь домашнего убранства и одежды горожан, символизирующая высокое социальное положение и богатство своих владельцев, достигает предела. В целом же бюргерская среда, восприняв элементы ренессансного жизненного стиля, осталась чужда его сути.

Самодовольство гуситского бюргерства, получившего значительную политическую власть, исчерпывавшая силы борьба с дворянством и колоссальный удар по городам, нанесенный королем в 1547 г. в результате подавления им восстания сословий в Праге, сделали чешское городское население неспособным к новым формам социально-экономической и культурной активности.

Высшая знать брала за образец стиль жизни и поведение итальянского и немецкого дворянства. У части магнатов, связанных родством с Испанией, были сильны испанские культурные влияния. Им была присуща особая манера поведения, преданность католицизму в сочетании с патриотизмом.

Именно в этой среде продолжали активно пестовать культ национальных святых, именно в ней сложился стиль парадных портретов. С другой стороны, часть дворянства, вступившая в Общину чешских братьев, предпочитала скромную замкнутую деревенскую жизнь, сосредоточенную на хозяйстве и нравственных ценностях.

MaxBooks.Ru 2007-2015