Культура эпохи Возрождения в Западной и Центральной Европе

Базель как центр гуманизма и книгопечатания

Зарождение ренессансных веяний на швейцарской почве было связано, как и в Германии, с воздействием Италии. Еще в первой половине XV в. уроженец Цюриха, каноник и юрист Феликс Геммерлин (1389-1460) по примеру итальянцев увлекся собиранием для своей большой библиотеки работ античных авторов, коллекционировал произведения итальянского искусства.

Будучи сторонником соборного движения, он в своих латинских сочинениях критиковал римскую курию, писал сатиру на нищенствующих монахов «Против здоровых нищих» (1438), но по главным мировоззренческим принципам остался верен средневековым традициям.

С начала 1460-х годов стали появляться еще редкие тогда переводы, а точнее, переложения на немецкий язык произведений итальянских гуманистов — Поджо Браччолини, Боккаччо, любовной истории «Эвриал и Лукреция» Энея Сильвия Пикколомини. Переложения делал швейцарец Никлас фон Виле (ок. 1410 — ок. 1478), учившийся в Италии и ставший там почитателем античности и новой итальянской литературы.

Все это были, однако, лишь самые первые симптомы интереса к гуманизму в швейцарских землях. Поначалу он почти не затронул даже Базелъский университет, открытию которого в 1459 г. способствовал Эней Сильвий, избранный папой Пием II. В конце XV в. ситуация начала меняться: с развитием гуманистического движения в Германии Базель стал быстро превращаться в один из главных очагов гуманизма за пределами Италии. Здесь надолго поселился немецкий гуманист С. Брант, который преподавал право в университете и опубликовал в 1494 г. свою знаменитую сатиру на нравы общества — «Корабль дураков».

Эразм Роттердамский, не раз приезжавший в город для публикации своих трудов, жил в Базеле с" 1521 до 1529 г. Здесь в течение 15 лет протекала деятельность его друга, гуманиста-историка Беата Ренана. Многие годы в Базеле работала целая группа почитателей Эразма, гуманистически образованных теологов, позже ставших видными деятелями Реформации и разошедшихся во взглядах со своим былым кумиром.

В этот круг входили В. Капито, И. Эколампадий, С. Миконий, К. Пелликан и др. Все они были связаны с работой базельских типографий — ведь в этом городе сложился один из крупнейших в Европе центров книгопечатания, в котором широко издавалась гуманистическая, а позже реформационная литература. В Базеле расцвело ренессансное искусство оформления и украшения книги, развивавшее венецианские традиции конца XV — начала XVI в.

За полвека своего «колыбельного» периода книгопечатание добилось поразительных результатов. К 1501 г. типографии существовали в Европе уже более чем в 250 городах. Только в этот год 1120 печатен выпустили 40 тыс. изданий различных наименований общим тиражом 12 млн. экземпляров. В Италии в эту пору насчитывают более 80 типографских центров, в Германии — 52, во Франции—43, в Нидерландах — 21.

В Швейцарии их было 9 — втрое больше, чем в Англии. Книги были дороги. Толстая книга, даже не фолиант, а издание в восьмую часть листа (ин октаво) стоила примерно столько же, сколько годовая плата служанки или оплата труда школьного учителя за несколько месяцев. Тиражи книг в Швейцарии XV в., как и в Германии, редко превышали 500 экземпляров, но в первой четверти XVI в. появились также многочисленные издания по тысяче и более экземпляров.

При успешной продаже наиболее популярные работы быстро переиздавались, порой до 10 раз, так что общий тираж мог существенно возрасти. Конкуренция приводила к своеобразной «охоте» издателей за авторами-знаменитостями, в результате стали зарождаться еще редкие элементы авторского права. Гонорар за свои труды создатели книг часто получали не деньгами, а «натурой» — экземплярами готового издания.

Расцвело мастерство посвящений своих работ высокопоставленным лицам, от которых авторы рассчитывали получить ответный дар или иную форму меценатской поддержки. В областях немецкоязычной культуры, в том числе в швейцарских землях, исследователи выявили по источникам 1490-1550 гг. около тысячи имен продавцов книг, распространявших их почти в 200 местах.

Важнейшим центром книготорговли в этом регионе, а к середине XVI в. и во всей Европе стал Франкфурт-на-Майне, лежащий на середине пути из Италии в Нидерланды, который проходил и через Швейцарию. Во Франкфурт на книжные ярмарки ежегодно приезжали до 200 издателей и продавцов книг из 75-80 городов. Ездили сюда и швейцарцы, особенно из Базеля. В одном из переулков в стороне от франкфуртских рыночных площадей в пору весенних и осенних книжных ярмарок можно было наглядно познакомиться с книжной продукцией и тут же приобрести ее или заказать необходимое по образцам либо подробным рекламным перечням.

Одним из первых прославленных базельских книгоиздателей был Иоганн Амербах, в 1475-1513 гг. занимавшийся печатанием книг, публиковавший труды отцов церкви и гуманистическую литературу. Крупнейшим книгоиздателем Базеля, продолжившим эту традицию, стал Иоганн Фробен (1460-1527), друг Эразма. Уроженец Германии, он переехал в Базель, учился здесь в университете, получил права бюргера, занялся книгопечатным делом, а после смерти И. Амербаха, который одно время был его компаньоном, возглавил большую книгоиздательскую фирму.

Фробен не принадлежал к числу ученых, как выдающиеся издатели гуманистической литературы Альд Мануций в Италии, Иодокус Бадий во Франции или Дирк Мартене в Нидерландах. Он, однако, разбирался в латыни, обладал особой интуицией и предпринимательской хваткой, и потому с помощью знатоков древних языков — Б. Ренана, К. Пелликана и других — широко публиковал гуманистические сочинения.

Помогали ему и авторы, нередко сами правившие корректуры — работа, которая в гуманистических изданиях требовала особенно высокой квалификации. Программа изданий Фробена, добротность и красота его книг принесли ему всеобщую известность в ученом мире.

Он выпускал многотомные собрания сочинений отцов церкви, произведения античных классиков, работы Эразма, став одним из главных его издателей, и при этом использовал в оформлении гравюры по рисункам Ганса и Амброзиуса Голъбейнов, Урса Графа и других видных художников Швейцарии.

Вокруг издательства Фробена сложилось дружеское сообщество гуманистов и просвещенных людей разных поколений, лидером которого был Эразм. К этому центру сходились самые широкие культурные связи — местные, в том числе с университетом Базеля, региональные, международные.

Среди участников сообщества преобладали интересы к изучению Священного Писания и греко-римского античного наследия, к религиозно-этической проблематике, неотделимой от задач практического благочестия, к вопросам реформы церкви, улучшения образования и нравов общества. Иными словами, здесь царил гуманизм эразмианского толка, не имевший какой-либо особой швейцарской специфики.

MaxBooks.Ru 2007-2015