Культура эпохи Возрождения в Западной и Центральной Европе

Культура во второй половине XVI в.

В соответствии с Вормским эдиктом 1521 г. императора Карла V распространение в Нидерландах реформационных идей было строжайше запрещено. Вскоре после публикации эдикта в Генте в присутствии 50 тысяч горожан сожгли 3 тысячи еретических книг. В 1522 г. в стране была создана императорская инквизиция. Любая разновидность ереси подводилась под категорию «лютеранства».

Против еретиков были направлены специальные законы — «плакаты», поощрялось доносительство. Все же казни за ересь до перехода Нидерландов под эгиду короля Испании Филиппа II были сравнительно немногочисленны. Несмотря на запреты, с 1520 по 1546 г., т.е. до кончины Лютера, в Нидерландах были опубликованы в переводе 85 его сочинений.

Особый интерес вызвал лютеровский перевод Библии: в полном и сокращенном виде он издавался 46 раз. За «еретический» комментарий к одной из этих публикаций в 1545 г. был сожжен видный антверпенский книгоиздатель.

С начала открытой борьбы против испанского гнета все большим влияниям в стране пользовался кальвинизм. Его значение в жизни нидерландского общества нельзя, однако, и преувеличивать: даже в XVII в. в Республике Соединенных провинций продолжала существовать многоконфессиональность.

Не менее трети населения, особенно в сельских местностях и южных пограничных районах, были католиками, немалая часть принадлежала к различным сектам, рожденным Реформацией, и лишь около трети людей придерживались кальвинизма, получившего доминирующее положение. Он начал завоевывать это место в ходе самой борьбы за свободу, в которой хорошо организованные кальвинистские консистории играли важную, а порой и определяющую роль.

Это сказалось уже в пору иконоборческих движений 1566 г., когда были разгромлены 5500 церквей и монастырей, но особенно позже, когда развернулось сопротивление карательной экспедиции герцога Альбы и деятельности учрежденного для расправы с бунтовщиками «Совета по делу о мятежах», получившего прозвище «кровавого».

Политическая литература кальвинистов — «тираноборческие» произведения Ф. Отмана, Дюплесси-Морне, Т. де Беза и других французских авторов, часто публиковавших свои сочинения анонимно, широко использовались принцем Вильгельмом Оранским в его борьбе с испанским режимом. Кальвинисты входили в ближайшее окружение принца. К числу наиболее доверенных лиц относился дипломат, литератор и воин Филипп Марникс ван Синт Альдегонце (1538-1598).

Марникс, принадлежавший к нидерландской знати, получил блестящее юридическое образование и прошел обучение в Женеве у Кальвина и де Беза, сделавшее его убежденным поборником кальвинизма. Он был активным участником дворянской оппозиции испанскому владычеству, а затем верным сподвижником Вильгельма Оранского, умевшим оказывать на него немалое влияние.

Свой литературный дар Марникс использовал в политической публицистике. Владея в равной мере и французским, и фламандским языком, он широко обращался к понятию «отечество», ясной и элегантной речью доказывая, что его защита является долгом подлинных патриотов. В Нидерландах, где всегда с большой силой проявлялось самосознание отдельных провинций, такая характеристика всей страны была редкостью.

В отличие от официальной политической линии Вильгельма Оранского, провозглашавшего необходимость веротерпимости, Марникс вел теологическую полемику со сторонниками некальвинистских конфессий, нередко в резких и иронических тонах. Его главным произведением стал антикатолический памфлет «Улей святой римской церкви» (1569). Возможно, именно Марникс был создателем песни, славившей Вильгельма Оранского, которая в настоящее время является национальным гимном Нидерландского королевства.

В отличие от Марникса, Дирк Коорнхерт (1522-1590) был убежденным поборником веротерпимости. Перипетии его жизни дают представление о том, какой драматический отпечаток накладывала эпоха на судьбы людей, которые в иной ситуации могли бы спокойно заниматься научным и литературным трудом. Коорнхерт был нотарием в голландском городе Хаарлеме, а затем секретарем магистрата.

Во время иконоборческого погрома он, сторонник Реформации, защищал монастырское имущество от грабежа. Тем не менее католические власти Гааги посадили его за протестантские взгляды в тюрьму. Он бежал и вернулся в Голландию лишь в 1572 г. уже в качестве служащего Вильгельма Оранского.

Коорнхерт стал секретарем голландских штатов. Он систематически вступал в конфликты с кальвинистскими ортодоксами, отстаивая право на религиозную свободу также и для католиков, и в результате был вынужден жить то в одном городе, то в другом. Бесчисленные религиозные дискуссии с оппонентами не переубедили его — он до кончины оставался защитником веротерпимости.

Коорнхерт писал стихи и был автором ряда драм, в которых сплавлял библейские мотивы с аллегорическим описанием собственного жизненного опыта человека, гонимого за убеждения. Лишь на четвертом десятке лет он убедился, что наконец-то обучился латыни и с этого времени не раз обращался к переводам классиков, особенно Цицерона и Сенеки. Переводил он на голландский язык и своего знаменитого соотечественника — Эразма.

Коорнхерт ратовал за простоту, чистоту и выразительность языка и сам дал образцы такой речи. Его главным трудом стала книга 1586 г. об искусстве благой, добронравной жизни. Эту работу часто называют «Этикой». В ней нашли наиболее полное выражение гуманистической идеи Коорнхерта, во многом перекликающиеся с взглядами Эразма.

Коорнхерт был противником строгого кальвинистского учения о предопределении, и эта позиция также имела параллели с убеждениями Эразма, который выступал против учения Лютера о Божием предопределении и рабстве человеческой воли.

MaxBooks.Ru 2007-2017