Культура эпохи Возрождения в Западной и Центральной Европе

Двор первых Тюдоров и новые тенденции в культуре - страница 2

В начале своего правления Генрих VIII выступал патроном и церковного строительства. При нем была закончена капелла Королевского колледжа в Кембридже, в которой перпендикулярная готика достигла своего высшего взлета, а также капелла Св. Георгия в Виндзоре, где впоследствии Генрих завещал похоронить его.

Колоссальные по протяженности и высоте нефы этих сооружений производили необыкновенно сильное впечатление благодаря витражам, заполнявшим всю площадь стены от пола до потолка, наполняя внутреннее пространство светом и создавая атмосферу возвышенной и ясной радости.

Впечатление усиливалось изящными пилястрами, устремленными в высоту, где они переходили в изумительные веерные своды. Даже после прекращения церковного строительства в эпоху Реформации англичане переносили его элементы в светскую архитектуру городских и загородных дворцов, широко используя витражи.

Щедрое меценатство короля и придворных привлекало в Англию иностранных художников, музыкантов, писателей-гуманистов со всей Европы. После разрыва с Римом связи с Италией и Испанией ослабли, уступив место художественному влиянию Франции и североевропейских стран, которое сказалось главным образом в живописи.

Достижения английских живописцев, все еще работавших в чисто средневековой манере, были более чем скромными. Они писали с нарушением перспективы и пропорций, помещая на одном полотне сцены, разделенные во времени и пространстве. Перемены ощущались лишь в растущей популярности светских сюжетов, таких как «Встреча Генриха VIII с германским императором», «Отплытие английского флота из Дувра», «Встреча королей Англии и Франции на Поле Золотой Парчи».

Светский портрет, популярный в Англии со второй половины XV в., был еще очень далек от лучших образцов ренессансного искусства. Поэтому когда в Англии появились Лукас Хорнболт из Гента (официальный королевский художник в 1525-1530 гг.) и его ученик — немецкий живописец Гольбейн-младший, они совершили настоящий художественный переворот.

Последний прибыл в Англию в 20-х годах по рекомендации Эразма Роттердамского, ожидая встретить интерес к искусству портрета и найти заказчиков среди английских ученых-гуманистов и придворных меценатов. Он исполнил серию великолепных портретов ученых-интеллектуалов — Томаса Мора, Дж. Фишера, У. Уорема, немецкого астронома на английской службе Н. Кретцера.

Благодаря покровительству канцлера Т. Кромвеля он получил в 1536 г. должность придворного живописца и в течение последующих лет написал десятки портретов, создав богатую галерею рисунков и живописных работ. Ему позировали члены королевской семьи, аристократы и министры, придворные дамы, гвардейцы, камердинеры и врачи. Портреты Гольбейна укрепили в англичанах любовь к этому жанру, наилучшим образом раскрывавшему человеческую индивидуальность.

Главным заказчиком мастера оставался Генрих VIII, нашедший в лице Гольбейна живописца, способного создать новый образ ренессансного монарха. Портрет короля в 42-летнем возрасте и его изображение в полный рост, предназначенное для фрески в Уайтхолле, воспевавшей триумф династии, легли в основу новой тюдоровской иконографии.

Генрих VIII одним из первых осознал возможности изобразительного искусства в сфере визуальной пропаганды. Он рассылал многочисленные копии своих портретов придворным, городам и университетам; изображение короля украшало грамоты, патенты, печатные Библии.

Деятельность Гольбейна в Англии не ограничивалась портретами, он выступал как архитектор и декоратор, оформлявший праздники, процессии, банкеты, королевские шатры и лодки; сценограф, изготовлявший декорации и костюмы для придворных спектаклей; ювелир, создававший эскизы украшений и утвари. После смерти Гольбейна его сменили при дворе нидерландские мастера В. Скротс и Г. Эворт.

Генрих VIII и его окружение не мыслили себя без литературных досугов; круг их чтения был широк и включал как классических акторов, так и современные итальянские, испанские и французские произведения. Восхищенный образованностью и утонченностью английского двора, Эразм Роттердамский окрестил его «храмом муз». В литературном творчестве первой половины XVI в. шло активное освоение античного наследия и новых поэтических форм.

Под влиянием Петрарки в Англии стал популярен сонет, привитый на местной почве Томасом Уайаттом, дипломатом, много времени проведшим в Италии и Испании. Он приспособил форму классического итальянского сонета, состоявшего из двух четверостиший и шестистишия, к фонетическому строю английского языка. Он был истинным человеком Ренессанса: политиком, дипломатом, поэтом, для которого было столь естественно, отойдя от придворных развлечений, «пойти опять к Сенеке и Платону».

Его не менее талантливым учеником был высокородный Генри Ховард, граф Сарри (1517-1547), прославившийся сонетами, посвященными прекрасной «Джеральдине» — Елизавете Фитцджеральд. Сарри ввел рифму, которая сделала английский сонет наиболее выразительным, названную впоследствии «шекспировской»; он также успешно экспериментировал с белым стихом, готовя тем самым почву для Марло и Шекспира. Его интерес к античной поэзии воплотился в переводах Марциала, Горация и Вергилия.

Лирическая поэзия сохраняла тесную связь с музыкой, стихи писали в расчете на аккомпанемент и исполняли наряду с мадригалами и народными балладами. Ведущими композиторами этого периода были придворные музыканты — регент хора мальчиков У. Корниш и органист Р. Ферфакс, за которыми последовало новое поколение талантливых композиторов — Дж. Тавернер, Кр. Тай, Т. Таллис, Дж. Шерерд, Дж. Мербек.

Среди прочих удовольствий, которым предавался английский двор, был театр: здесь ставили морально-дидактические и пропагандистские пьесы на актуальные политические темы, народные фарсы и утонченные «маски» философско-аллегорического содержания.

И сам король, и кардинал Уолси участвовали во множестве театральных развлечений — переодеваниях, инсценировках популярных историй о Робине Гуде, майских пародийных представлениях. Банкеты, танцы, охоты, спорт (теннис, игра в шары и в мяч) составляли традиционное времяпрепровождение придворных.

Атмосфера праздничности, гедонизма, утонченной роскоши в сочетании с высоким престижем образования, творческих и ученых досугов придавали английскому двору истинно ренессансный характер.

MaxBooks.Ru 2007-2015