Культура эпохи Возрождения в Западной и Центральной Европе

Новая философская и научная проблематика

Не только появление новой идеологии, активно неприемлющей ренессансное мировоззрение, знаменовало начало заката гуманизма в Англии. Симптомы его внутреннего кризиса выявились уже к концу елизаветинского века. Пессимистические мотивы и сомнения в способности человека достичь гармонии с миром все чаще звучали в литературе. Многие современники ощущали «вывихнутость века», в котором торжествовали эгоизм и страсть к наживе.

Разочарование в действенности прежних этических идеалов определило новые направления духовных исканий на рубеже XVI-XVII вв. Основным их содержанием стал поворот от этической проблематики к естественнонаучным и социально-политическим изысканиям.

В это время англичане добились выдающихся успехов в области естественных наук. У. Гарвей открыл большой круг кровообращения, У. Гилберт — явления магнетизма и электричества. Математик и астроном Т. Хэриот, опередив Галилея, обнаружил пятна на Солнце, а в области аналитической математики раньше Декарта ввел алгебраические формулы. Д. Непер разработал систему логарифмов.

Интерес английских ученых к астрономии и космологии стимулировали лекции, прочитанные здесь в 80-х годах Дж. Бруно. Диспуты о различных свойствах материи, интерес к атомарной теории строения мира стали новым шагом в развитии науки.

Однако в умы современников, пытавшихся осмыслить результаты новейших научных открытий, они вносили смятение, точно переданное поэтом Джоном Донном:

... едва свершится

Открытье — все на атомы крушится. Все из частиц, а целого не стало.

Переоценка традиционной картины мироздания привела к распространению пантеизма, который, в частности, исповедовали члены тайного кружка, объединявшего Т. Хэрриота, Дж. Ди — знаменитого математика и астролога, У. Рэли и К. Марло.

В философских исканиях начала XVII в. человеческая личность постепенно перестает быть главным объектом интереса и ей отводится более скромное место лишь одного из звеньев во «всеобщей цепи мироздания». Успехи естественных наук, культ опытного знания, представление о том, что природа и человечество развиваются по одним и тем же законам, отразились в новых теориях общественного развития. Наиболее ярко эти тенденции воплотились в творчестве гениального ученого, философа, политика, литератора Фрэнсиса Бэкона (1561-1626).

Ф. Бэкона называют ярчайшей фигурой английского Ренессанса и в то же время основоположником натурфилософии нового времени. Сын высокопоставленного государственного деятеля, выпускник Кембриджа и Грейз-Инн, он начал свою карьеру как юрист, в правление Елизаветы I выполнял дипломатические поручения, избирался в парламент, но на государственной службе продвинулся только с воцарением Якова I.

При нем Бэкон стал канцлером Англии, бароном Веруламским и виконтом Сент-Олбансским. Свои размышления о современном ему обществе, морали, религии и политике Ф. Бэкон облек в форму литературных философских эссе — «Опыты и наставления нравственные и политические» (1597).

«Опыты» отражают его этические воззрения, основывающиеся на идеалах гуманистического индивидуализма, вере в человека и его способность противостоять Фортуне, отлившиеся в формулу «человек — хозяин своей судьбы». В поздних редакциях этого произведения наряду с этической проблематикой все большее место занимала социально-политическая: анализ сословного состава общества, роли государства, функций религии, путей стимулирования экономики.

Бэкон полагал, что управлять обществом можно лишь основываясь на соединении всех наук о нем в высшую «гражданскую науку», включающую и историческую память, и рациональные законы, и социальный опыт. Последний он оценивал очень высоко, как и другие наиболее социологически мыслящие умы его времени — Макиавелли, Монтень.

Социология Бэкона тесным образом связана с принципиально новым осмыслением задач, стоящих перед наукой. В своих трудах «Великое восстановление наук» и «О достоинстве и преумножении наук» философ провозглашал целью человеческого знания преобразование мира и обретение человеком власти над природой.

Упоенный идеей научно-технического прогресса, который позволит человечеству достичь небывалых высот, Бэкон облек свою мечту в форму утопического романа. По характеру его «Новая Атлантида» разительно отличалась от «Утопии» Т. Мора. Если последний видел путь к гармоничному обществу в социальных преобразованиях, то для Бэкона прогресс науки — главное средство, призванное обеспечить такой уровень благосостояния государства, при котором социальные и имущественные различия не будут иметь значения.

На его идеальном острове царит Дом Соломона, храм знаний и лаборатория новых открытий, восторженно описываемых Бэконом, предвосхитившим многие достижения будущего: использование солнечной энергии, селекция животных и растений, оживление людей и консервация их органов для лечения, создание невиданных механизмов и приспособлений от микроскопа до подводной лодки и летательных аппаратов.

«Сциентистский» характер произведений Бэкона — выражение веяний его времени и эволюции гуманистической социологии на протяжении века, который разделял канцлера Бэкона и канцлера Мора.

Активная преобразующая роль науки, по мнению английского мыслителя, могла быть осуществлена только при условии отказа от традиционных философских схем и методологии. В противовес умозрительному дедуктивно-силлогистическому методу, на котором основывалась философия античности и средних веков, Бэкон выдвинул идею эмпирико-индуктивного метода познания.

Согласно ему, ученый должен идти от ощущений и частностей к общим аксиомам через ряд этапов: собирание материала, наблюдение и изучение различных свойств вещей и природы — «рассечение и анатомирование мира», затем постановка сознательных научных экспериментов, рациональный анализ их результатов, лишь обобщив которые, ученый мог сделать окончательные выводы. Этот метод Бэкон предлагал в качестве универсального для любых наук.

Ф. Бэкона называют основателем материализма нового времени. Его материализм, однако, не был последовательным и тяготел скорее к агностицизму, чем к атеизму. В решении вопроса о соотношении философии и теологии он стоял на позициях «двойной истины», полагая, что проблему бытия Бога следует предоставить теологам, а ученым важно сосредоточиться на исследовании материального мира.

Оставляя в стороне вопрос о божественном первотолчке, Бэкон рассматривал проблему зарождения и дальнейшего развития мира из единого материального начала с естественнонаучных позиций, не прибегая к гипотезе о демиурге.

Учение Бэкона о новом методе познания оказало непосредственное влияние на эмпиризм Гоббса и Локка, а материализм его натурфилософии — на всю европейскую философию эпохи Просвещения. Не случайно Гегель назвал английского мыслителя «вождем опытной философии».

MaxBooks.Ru 2007-2017