Проблемы рукописной и печатной книги

Методика описания экземпляров старопечатных изданий кирилловского шрифта

И.В. Поздеева


Почти каждый экземпляр старопечатной книги но только является памятником культуры того времени, когда книга была издана, ни несет на себе следы долгой жизни в веках. Любой экземпляр «первопечатного» «Апостола» Ивана Федорова (Москва, 1.III.1564 г.), «Грамматики» Мелетия Смотрицкого (Москва, 2.II.1648 г.), «Псалтири в стихах» Симеона Полоцкого (Москва, IV.1680 г.), как и любого канонического издания XV-XVI вв., может рассказать нам, каждая книга по-своему, не только о труде Ивана Федорова, педагогических воззрениях времен Мелетия Смотрицкого, таланте Симеона Полоцкого или о манере оформления и издания книг в XVII в. Они могут рассказать и о тех людях, которые владели книгой на протяжении трехсот-четырехсот лет ее существования; об отношении к книге в разное время; о грамотности населения, о цене на печатную книгу и местах ее продажи; о распространенности печатной продукции и о многом другом. Особенности и украшения книжного переплета, врисованные или вклеенные в экземпляр миниатюры — материал для историков русского искусства; орфография и язык многочисленных записей, в которых часто сообщается дата и место написания,— интересный источник для диалектологов и лингвистов. Однако наиболее богатый и еще совсем мало известный материал может дать изучение экземпляров старопечатной книга историкам — историкам книги, историкам культуры, исследователям социальной и исторической психологии, экономики, исторической географии, топонимики, прозопографии, генеалогии, библиотечного дела...

Неся на себе следы многих веков и многих людей, каждый экземпляр древней книги становится, несмотря на свое отнюдь не индивидуальное происхождение, фактически источником уникальным, имеющим индивидуальную, неповторимую судьбу. Знание индивидуальной судьбы сохранившихся экземпляров издания позволяет ученым ставить и решать важные вопросы истории книгопечатания. Например, именно изучение экземпляров дало возможность более точно датировать так называемые «анонимные» издания, понять причины и цели появления краковских изданий Швайпольта Фиоля. Этот неповторимый, индивидуальный характер экземпляра старопечатного издания сближает изучение древней печатной книги с изучением современной ей рукописной книги. Тем более, что длительное использование очень часто приводит к утратам части текста в экземпляре печатной книги по сравнению с первоначальным составом и видом издания. Во многих книгах имеются многочисленные замены утраченного или испорченного временем печатного текста рукописным, вклейки и пометы, редактирующие или дополняющие первоначальный текст. Нередко в печатную книгу вплетаются рукописные статьи, не имеющие прямой связи с содержанием книги, но отвечающие интересам и вкусам очередного ее хозяина. Однако все индивидуальные особенности данного экземпляра старопечатной книги — сохранность его состава, особенности переплета, рукописные вставки и записи — по-настоящему могут быть поняты и использованы только в общем контексте исторической судьбы данной книга.

Полную и точную характеристику старопечатной книги как единого, сложного, исторически сложившегося организма призвало дать научное описание книжных фондов наших библиотек и музеев, выполненное на уровне описания экземпляра. Публикация таких описаний хотя бы по главным хранилищам, не говоря уже о «Сводном каталоге книг XV-XVII вв. кирилловского шрифта», могла бы дать богатый материал для всего комплекса проблем исследования русского и славянского позднего средневековья. Для русского книговедения выполнение такой работы могло бы стать залогом качественно нового этапа развития. Но для проведения этой работы необходимо выработать и принять общие принципы описания экземпляра старопечатного издания кирилловского шрифта, принципы, которые сделали бы «Каталога», включающие эти описания, богатым и удобным источником для многих исследователей сегодняшнего и завтрашнего дня. Методика описания экземпляра старопечатной книга кирилловского шрифта должна вытекать из представления о двойственном характере этих памятников, остающихся онтологически тиражированными печатными изданиями, но своей индивидуальной, неповторимой исторической судьбой сближающихся с книгой рукописной. В основу методики могут быть положены современные достижения как в области отечественной библиографии и методики описания печатных изданий, так и в области описания рукописной книга. К сожалению, до сегодняшнего дня в советской книговедческой науке не только нет единой методики описания экземпляра старопечатной книги, по даже не решен окончательно вопрос о необходимости и важности таковых публикаций, особенно для наиболее крупных книгохранилищ.

Элементы описания экземпляра старопечатной книги в той или иной степени входили во многие русские библиографии XIX в. Так, например, П.М. Строев в книге «Обстоятельное описание старопечатных книг... графа Ф.А. Толстова» (М., 1829) обычно характеризует физическую сохранность экземпляра и излагает наиболее интересные владельческие записи. И.П. Каратаев в «Описании славяно-русских книг, напечатанных кириллическими буквами» (СПб., 1883) только указывает известные ему экземпляры, а А.С. Родосский в «Описании старопечатных и церковно-славянских книг, хранящихся в библиотеке Санкт-Петербургской духовной академии» (вып. 1. СПб., 1891) имеет целью, как он сам пишет, «по преимуществу ознакомление с экземплярами... с их внешним видом и состоянием — их полнотою, степенью сохранности и прочее...». В начале XX в. А.И. Миловидов в «Описании славяно-русских старопечатных книг Виленской публичной библиотеки. 1491-1800 гг.» (Вильно, 1908) излагает или полностью приводит текст записей на книгах.

В советской библиографии старопечатных изданий кирилловского шрифта основное внимание справедливо уделяется описанию изданий и лишь указываются библиотеки, в которых имеются экземпляры данного издания. Однако даже при описании коллекции отдельных библиотек не дается описание экземпляров, кроме указания их количества. Изменилась ситуация в этом отношении только в начале 70-х годов, когда вышло несколько книг, авторы которых не только тщательно и достаточно полно описывают издание, но приводят и основные сведения об особенностях экземпляров. Наиболее подробные описания экземпляров старопечатной книги как исторического первоисточника и памятника материальной и духовной культуры были сделаны ленинградскими учеными на базе традиций и методики работы Отдела редких книг Государственной публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина. Согласно этой методике, при описании необходимо характеризовать особенности каждого экземпляра «в плане культурно-историческом... книжно-оформительском... издательско-типографском...» Автор первой из библиографий этого рода, А.X. Горфункель, пишет, что в описании экземпляра «приводятся (с максимальной полнотой) сведения об особенностях данного экземпляра: его состояние, владельческие записи, переплет — и даются... сведения о происхождении экземпляра». В 1972 г. вышел в свет «Каталог изданий Острожской типографии и трех передвижных типографий», составленный Т.А. Быковой (Ленинград, ГПБ). В этой книге описание, экземпляров острожских изданий, хранящихся в Публичной библиотеке, является девятым разделом аннотации и включает «дефектность, переплет, пометы, наличие экслибриса». В «Каталоге белорусских изданий кирилловского шрифта XVI-XVII вв.» характеристика экземпляра специально выделена в качестве пятого раздела описания. Имеющиеся в Публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина экземпляры описаны сравнительно кратко, но при этом учтены все основные характеристики.

Начиная работу над «Каталогом изданий XV-XVII вв. кирилловского шрифта в фонде Научной библиотеки МГУ им. А. М. Горького», составители считали своей задачей дать не только подробное описание издания, если такового не было в опубликованных ранее библиографиях, но и привести максимально полную характеристику всех особенностей каждого экземпляра коллекции. Принятая в «Каталоге» методика описания экземпляра строилась на базе опыта и требований вышеназванных трудов в области изучения как старопечатной, так и рукописной книги и была впервые применена в публикации о находках археографических экспедиций МГУ 1966-1968 гг. Описание экземпляра старопечатной книги состоит из четырех разделов, включающих сведения о сохранности экземпляра (по составу издания и «физической» сохранности), переплете, записях и пометах на книге, а также сведения об источниках поступления данного экземпляра в библиотеку. Первым элементом описания экземпляра являются сведения о сохранности книги. Прежде всего, сохранности с точки зрения соотношения современного состоянии экземпляра и первоначального состава.

Совершенно очевидно, что описание экземпляра возможно только при наличии выполненного по всем правилам описания издания. При этом точно указываются все отсутствующие в экземпляре, сравнительно с описанным изданием, элементы, в том числе ненумерованные и пустые листы, гравюры, орнамент, а также все особенности печати данного экземпляра, если они не могут быть квалифицированы как варианты набора, которые относятся к характеристике издания. В случае замены утраченного печатного текста вставками, взятыми из рукописи аналогичного названия или написанными специально для реставрации книги, рукописные части экземпляра описываются согласно правилам описания рукописей — с указанием характера почерка писца, времени рукописи и филиграней бумаги со ссылкой на соответствующий альбом филиграней.

В случае замены утраченных частей книги листами с аналогичным текстом из другого издания указывается, из какого именно, и дается отсылка к соответствующему номеру «Каталога», под которым описано это издание и найденный фрагмент (в случае значительного количества листов). Сюда же включаются аналогичные характеристики всех дополнительных текстов, выявленных при сверке с полным экземпляром издания, как печатных, так и рукописных. Необходимо только отметить, что все дополнительные тексты, внесенные в экземпляр, определяются по названию или содержанию, а в затруднительных случаях приводятся начало и конец неизвестного текста. Вторая часть раздела о сохранности книги посвящена современному физическому состоянию блока и бумаги экземпляра, в том числе указывается характер старой реставрации книги, когда таковая имеется.

Второй раздел описания экземпляра — характеристика его переплета. Так же как и при изложении других индивидуальных особенностей книги, при описании переплета важно учесть все имеющее значение для истории экземпляра, не углубляясь при этом в исследования частного характера. Поэтому в «Каталоге» даются указания на материал, дату и характер последнего переплета, но украшения переплета (тиснение кожи, металлические или деревянные накладки, чекан обрезов) в художественном отношении не характеризуются, а только перечисляются. Указываются также и технические особенности переплета типа тайников, карманов и т.п., наличие и характер застежек. Для истории экземпляра книги имеет значение правильная датировка переплетных листов, так как нередко они остаются от более ранних, ныне утраченных переплетов. Поэтому даты всех переплетных листов, имеющихся в книге, по возможности определяются также по правилам описания рукописных памятников. Кратко описывается современное состояние переплета, его сохранность и характер реставрации, если таковая имеется. В сложных случаях, когда современный переплет включает часть предшествующего переплета, т. с. является сборным, в описании указываются обе даты. Специально оговариваются и довольно частые случаи, когда новый переплет книги делается на старых досках.

Самое серьезное внимание при описании экземпляра книги обращается на полную и правильную передачу многочисленных записей, помет, рукописной правки на полях, поскольку именно они содержат как основные сведения о судьбе экземпляра, так и самые разнообразные исторические свидетельства и факты. Вкладные, купчие, запродажные, дарственные, долговые записи; пометы о каких-либо поразивших хозяина книги событиях; раздумья и благочестивые размышления читавших книгу людей, завещания и многие другие тексты нашли свое место на полях или чистых листах старопечатной книги. В их содержании, характере, почерке чувствуем мы сегодня дыхание ушедшей эпохи, сложную взаимосвязь давно минувших событий, своеобразное отражение судьбы людей, владевших книгами.

Источниковедческое значение записей на старопечатной книге заставляет фиксировать их возможно более точно. Поэтому при описании экземпляра целесообразно отказаться от любых изложений содержания и публиковать полностью текст записей, содержащих сведения о данной книге или историко-культурную информацию иного рода. О записях типа «проба пера» или частых на Псалтирях и Часословах учебных прописях в «Каталоге» обычно только упоминается. Поскольку, как уже говорилось выше, многие записи XVI—XVII вв. могут служить интересным материалом для лингвистов, необходимо публиковать их с сохранением языковых особенностей. Правила воспроизведения текста записей почти полностью взяты нами из изданий поздних памятников письменности, подготовленных сотрудниками Института русского языка АН СССР, поскольку характер текстов и цели их публикации в этих изданиях близки «Каталогу».

Тексты записей воспроизводятся с соблюдением орфографии писца. При этом сохраняются буквы , а также все дифтонги. Выносные буквы вносятся в строку и передаются курсивом, лигатуры раскрываются без каких-либо оговорок, а сокращения не раскрываются вообще. Надстрочные знаки при печати не передаются, только указывается наличие в записи ударений. Буквенная цифирь воспроизводится, но в скобках указывается ее значение арабскими цифрами. Даты воспроизводятся и в скобках указывается их перевод на современное летоисчисление. Текст всегда при публикации делится на слова, по современная пунктуация в него не вносится. Полистные записи не делятся на части, соответствующие отдельным листам, так как иначе многие записи пришлось бы делить на слоги и даже буквы. Однако место расположения записи в книге указывается всегда, так же как и номера листов начала и конца записи. Поскольку речь идет о текстах рукописных, указывается характер почерка (скоропись, полуустав и т. и.) и его датировка по палеографическим признакам, если в самой записи не указана более точная дата. Смена почерка каждый раз оговаривается. Записи публикуются в порядке их расположения в экземпляре. При наличии в книге многих записей они могут группироваться по хронологическому признаку или по происхождению. В случае более полной и краткой записей одного содержания обычно приводится полная, а наличие краткой только оговаривается. Тщательно фиксируются экслибрисы и ярлыки, а их текст целиком воспроизводится. В случае явных ошибок и описок писцов и в случае несомненного прочтения непонятных мест после них ставится в скобках восклицательный знак. Если же прочтение слова сомнительно, то после него ставится в скобках знак вопроса.

В последнем разделе описания экземпляра старопечатного издания приводятся все сведения, которые удалось установить относительно истории поступления книга в хранилище и о ее владельцах.

В конце описания приводится библиография всех исследований, в которых есть упоминание данного экземпляра старопечатной книги.

Однако, как бы тщательно ни были выполнены описания книг и воспроизведены записи на них, издание этого типа станет действительно полезным для исследователей разных направлений только при наличии в нем целого ряда указателей. В этом отношении примером для нас служили уже упоминавшиеся каталоги А.X. Горфункеля и В.И. Лукьяненко. Первый из них снабжен семью, а второй шестью указателями, обнимающими разнообразный материал и делающими весь объем информации, заключенной в книге, легко доступным читателю. Кроме обычных для библиографии указателя городов и типографий, в которых изданы вошедшие в каталог книги, указателей названий книг и имен их авторов, необходимы именной и географический указатели, в которые внесены все названия и лица, упомянутые в записях, а также хронологический указатель датированных записей и помет.

Выполнение всего вышеуказанного комплекса работ призвано сделать научно-библиографическое описание экземпляров старопечатных книг богатым и интересным источником, ввести в научный оборот значительный объем новых сведений, имен, фактов. Научная ценность книги и полнота исторической информации, которую она песет, могут быть выявлены и поняты только в сопоставления всех исторически возникших элементов единого целого памятника, каковым является экземпляр любого старопечатного издания. Поэтому работы, в которых дается полное описание экземпляра старопечатной книги, не могут заменить публикации, характеризующие какой-либо один из элементов описания: например, только художественные особенности или только записи.

Вопрос об уровне, глубине описания экземпляра должен, несомненно, решаться в зависимости от целей и характера публикации. Библиографические работы, посвященные описанию изданий старопечатных книг, исследованию продукции определенных типографий, не сопровождаются, как правило, подробными описаниями экземпляров. Однако определенный минимум сведений, хотя бы об экземплярах коллекции, послужившей базой для работы автора, видимо, необходим и вполне уместен. Это показали многократно упоминавшиеся выше работы Т.А. Быковой об изданиях Острожской типографии и В.И. Лукьяненко о белорусской книжной продукции. Когда же выходят издания, специально посвященные описанию коллекций отдельных библиотек и хранилищ, они несомненно должны содержать максимально полную характеристику каждого экземпляра старопечатной книги — богатого, живого и яркого исторического первоисточника.

MaxBooks.Ru 2007-2015