Проблемы рукописной и печатной книги

Анонимные грамматики XVIII в. и их авторы

Т.И. Кондакова


XVIII в. в истории русского языка ознаменован выходом в свет ряда печатных грамматик русского языка, среди которых: «Грамматика славенская» Федора Максимова (1723), представляющая собой извлечение из труда Л. Смотрицкого (1619) «Anfangs — Grunde der Russischen Sprache» В.E. Адодурова (в словаре Э. Вейсмана датируется 1731 г.), «Российская грамматика» М.В. Ломоносова (1755), «Российская универсальная грамматика, или Всеобщее писмословие» Н.Г. Курганова (1769), «Начальные основания российской грамматики» П.И. Соколова (1788), «Краткие правила по изучению языка российского» В.П. Светова (1790).

В 70-80-х годах XVIII в. вышел в свет целый ряд анонимных грамматик русского языка (1773, 1784, 1787 гг.). Какие ученые составили их? Единого мнения среди исследователей по этому вопросу нет.

«Краткие правила российской грамматики...» 1773 г. приписываются А.А. Барсову.

Краткие правила российской грамматики М., 1773 г.

В «Сводном каталоге русской книги гражданской печати XVIII в.» (с. 2, стр. 80) указало, что нет достаточных оснований, подтверждающих подлинность этих сведений. По-видимому, все эти авторы имели своим первоисточником «Опыт российской библиографии» В.С. Сопикова и совершенно игнорировали указание Евгения (Е.А. Болховитинова) на то, что автором был учитель российской грамматики Вукол Федотович Романов. В биографии А.А. Барсова, опубликованной в журнале «Друг просвещения», в перечне работ А.А. Барсова «Краткие правила» не указаны. К мпеппю Евгения присоединяется С. А. Венгеров.

Краткие правила российской грамматики М., 1784 г.

Столь же запутай вопрос об авторстве «Кратких правил российской грамматики, собранных и вновь дополненных из разных российских грамматик, в пользу обучающегося юношества в гимназиях Ими. Московского университета» (М., 1784). В.Н. Рогожин и В.П. Семенников приписывают ее А.А. Барсову; Евгений — профессору Московского университета, впоследствии преподавателю российской словесности в учительской гимназии Е.Б. Сырейщикову; такая же точка зрения высказывается в Энциклопедическом словаре Брокгауза - Ефрона.

Что касается авторства «Краткой российской грамматики, изданной для народных училищ Российской империи» (СПб., 1787), то оно установлено. Автором данного труда является Е.Б. Сырейщиков (1757-1791 гг.). Такую же точку зрения высказывают С.К. Булич, А.И. Белов, авторы Русского биографического словаря

Е.Б. Сырейщиков. Краткая российская грамматика. СПб., 1787 г.

Таким образом, данные библиографических справочников, энциклопедических словарей, отдельных лингвистических работ, посвященных проблемам истории языкознания в России, очень противоречивы. Видимо, этот путь исследования — путь поисков различных справок, упоминаний, биографических данных о грамматистах XVIII в.— в данном случае уже почти исчерпан.

Не претендуя на окончательное установление авторства этих анонимных грамматик, попытаемся проанализировать особенности лингвистических концепций их создателей; быть может, это внесет некоторую ясность в решение рассматриваемой проблемы.

Предполагаемыми авторами грамматик 1773, 1784, 1787 гг. являются А.А. Барсов, Е.Б. Сырейщиков, В.Ф. Романов. Русские лингвисты XIX-XX вв. анализировали труды этих ученых XVIII в., учеников и последователей М. В. Ломоносова — составителя первой полной грамматики русского литературного языка. По мнению В.В. Виноградова, «в области изучения грамматического строя русского литературного языка наука конца XVIII в. не много прибавила к трудам Ломоносова. Только грамматические разыскания проф. А.А. Барсова, в полном виде до нас не дошедшие, содержат целый ряд самостоятельных наблюдений и вывод, особенно в изложении фонетических явлений, в учении о глаголе, синтаксических процессах». Известный русский языковед XIX в. Ф.И. Буслаев называет Барсова «достойным последователем Ломоносова». «Для истории русского языка в XVIII в. он предлагает весьма много любопытных данных». «Положивши в основание своего учебника грамматику Ломоносова, проф. Барсов, — по мнению В. Чернышева, — не следует рабски своему учителю». По свидетельству К.Ф. Калайдовича рукописной грамматикой Барсова «по смерти профессора воспользовались в Академической Российской Грамматике». Н.М. Карамзин, искренний почитатель Барсова, говорил, что если он умеет задумываться над словом, то этим обязан Барсову.

Прежде всего необходимо установить, какие труды безусловно принадлежат А.А. Барсову — наиболее интересному ученому-языковеду конца XVIII в. Это обширная «Российская грамматика», сочиненная им в 80-е годы XVIII в., и «Азбука церковная и гражданская» (М., 1768 г.). Пространная «Российская грамматика» Барсова осталась в рукописи; большая часть оригинала рукописи погибла при пожаре. В настоящее время существует три списка: два (неполных) — в Научной библиотеке им. Горького МГУ, один (полный) — в Государственной публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Говоря о взглядах Барсова, будем исходить только из этих его работ.

Наибольший интерес в концепции Барсова представляет учение о глаголе. Сам Барсов в письме от 30 декабря 1784 г. Завадовскому отмечал, что «свойство глаголов наших, представляющее лабиринт над прежними частями еще несравненно затруднительнейший, преодолевает и воспящает все старания...». По свидетельству Карамзина, Барсову принадлежит такое высказывание: «Я поседел над глаголами и не дерзаю думать о системе».

Предшественники Барсова в этом вопросе не были единодушны. Мелентий Смотрицкий выделял шесть времен глагола, Ломоносов — десять. Шесть времен Смотрицкого «заимствованы из греческой грамматики Ласкариса». Во введении десяти времен Ломоносовым в его «Российской грамматике» Булич видел искусственность и насильственность схем; Тоболова же считает, что ломоносовская система десяти времен «хотя и отличалась сложностью, однако передавала специфические свойства русских глаголов: в тесной взаимозависимости с временными значениями глагола в ней выражалось глагольное качество действия». «В ломоносовских временных формах выражаются не только временные, но и различные видовые значения русского глагола».

Барсов, считая себя учеником Ломоносова, полемизирует с ним по вопросу о глагольных временах. Он создает глагольную систему, состоящую из шести времен. Кроме того, Барсов выделяет глаголы «начинательные» и «учащательные», что «опирается на некоторые различия действительно видового характера». Видовременная система Барсова — шаг вперед по сравнению с временной системой Ломоносова, «хотя до понимания противопоставления совершенного и несовершенного вида как основного в нашей видовой системе Барсов еще не доходит».

Обратимся к исследуемым грамматикам 1773, 1784 и 1787 гг. В грамматиках 1773 и 1784 гг. представлена система из десяти глагольных времен, в грамматике 1787 г, — система из шести глагольных времен. Лингвистические взгляды автора грамматики 1787 г. — Е.Б. Сырейщикова — предстают совершенно в ином свете, нежели это принято было считать. Так, С.К. Булич рассматривает грамматику Сырейщикова 1787 г. как простое «извлечение из грамматики Ломоносова». А.И. Белов видит в изменении числа времен простое «стремление кое-что сократить», и точка зрения Сырейщикова представляется ему «целиком заимствованной из труда Ломоносова». Автор грамматики 1787 г. не просто эпигон Ломоносова; это его последователь, развивший учение о видо-временной системе. Взгляды его необыкновенно близки убеждениям Барсова, автора пространной «Российской грамматики». По-видимому, грамматику 1787 г. написал ученик Барсова, хорошо знакомый с его лингвистической концепцией. Сырейщиков таковым и являлся. Интересно, что в Описании дел архива Министерства народного просвещения 30 встречается указание Комиссии об учреждении народных училищ, о необходимости производить сокращение из грамматики Барсова. А «Краткая российская грамматика» 1787 г. Е.Б. Сырейщикова издана для народных училищ Российской империи. Возможно, именно эта грамматика 1787 г. и была результатом знакомства ее автора с обширной рукописной грамматикой Барсова.

А.А. Барсов не мог являться автором грамматик 1773 и 1784 гг., ибо система 10 глагольных времен, в них изложенная, противоречит точке зрения составителя рукописной обширной «Российской грамматики». Напомним, что в биографии А.А. Барсова, опубликованной Е. А. Болховитиновым в журнале «Друг просвещения», и перечне работ Барсова «Краткие правила» не указаны.

Кому же в таком случае принадлежит авторство: этих грамматик? Мы пока ограничимся негативным ответом: это и не Барсов, автор рукописной грамматики, и не Сырейщиков, автор «Краткой российской грамматики» 1787 г.

Лингвистические взгляды В. Романова, предполагаемого автора грамматики 1773 г., пока остаются совершенно не выясненными. Сведения о нем, помещенные у Евгения (Е.А. Болховитинова) и в «Русской поэзии» под ред. Венгерова, нуждаются в проверке и дополнении.

MaxBooks.Ru 2007-2015