Древний Китай

Неолит расписной керамики в Китае - страница 2

Росписью, обычно черного цвета, хотя нередко и многоцветной, покрывалась красновато-коричневатая поверхность сосуда (чаще всего до его обжига). По форме сосуды были столь совершенны и выделывались так тщательно, что порой трудно представить, что изготовлялись они без гончарного круга. Орнамент и рисунки помещались обычно на наружную часть сосуда, но иногда (миски) и на внутреннюю. В росписи можно встретить орнаменты с геометрическими мотивами (круги, спирали, зигзаги, волнообразные линии, меандры и т.п.) с явно ощущаемой ритуальной символикой, а также изображения рыб, птиц, животных, различного рода териоантропоморфных личин-монстров, многие из которых имели, видимо, тотемистический характер.

Могильники в этих поселениях, как правило, располагались неподалеку от поселков. Большинство могил представляют одиночные захоронения, свыше половины из них — с погребальным инвентарем, подчас достаточно обильным, включая сосуды с росписью. Подавляющее большинство покойников ориентированы на запад и северо-запад, в западной части ареала расселения яншаосцев на более поздних этапах (Мачан в Ганьсу) — на юго-восток. Не будем забывать, что ориентация покойников в захоронениях обычно не случайна.

И хотя на нее влияло многое, весьма важную роль, по мнению специалистов, играли представления о местонахождении прародины данной этнической группы. Стоит в этой связи обратить внимание на то, что в китайских преданиях до наших дней сохранилось представление о великом прародителе всех китайцев Желтом императоре (Хуанди), который обитал в горах Куньлунь, расположенных далеко на западе от бассейна Хуанхэ. Что касается детских захоронений, то в Баньпо из 76 их под полом жилищ обнаружено 67.

Напомню, что погребение детей под полом обычно в керамических сосудах — важный этногенетический признак, связывающий неолит Китая со всеми остальными культурами серии расписной керамики Евразии и свидетельствующий о неких общих для всех насельников культур этой серии мировоззренческих представлениях и ритуально-культовой практике.

Культуры расписной керамики просуществовали в северном Китае около двух-трех тысячелетий. За это немалое время их представители энергично перемещались и взаимодействовали, один этап-период наслаивался на другой, возникали новые локальные варианты, вступавшие в контакт между собой или, наоборот, расходившиеся в разные стороны.

В результате возникла пестрая мозаика из последовательных этапов, параллельных вариантов и заново сформировавшихся новых культур, порой весьма значительно отличавшихся от первоначального Яншао. Следует сразу же заметить, что это достаточно обычная ситуация, и вопрос лишь в том, чтобы разобраться во всех этапах и вариантах, а также максимально точно классифицировать их. Что касается северного Китая, то картина там, несмотря на все еще продолжающиеся споры специалистов, в общем достаточно ясна, может быть, лишь за исключением низовьев Хуанхэ (провинция Шаньдун).

Условно разделив бассейн Хуанхэ с запада на восток на четыре части — ганьсуйскую, шэньсийскую, хэнаньскую и шаньдунскую зоны, — можно констатировать, что наиболее древние из стоянок Яншао, Бэйшоулин и Баньпо, расположены в Шэнь-си, поблизости от Ганьсу, т.е. в западной части ареала культур Яншао. По сравнению с ними наиболее ранние яншаоские стоянки в Хэнани (Мяодигоу), на востоке в Шаньдуне (Давэнькоу) и в еще большей степени на западе в Ганьсу (Мацзяяо) моложе на 500-1000 лет. Однако из этого никак не следует, что Мяодигоу произошло от Баньпо, а Давэнькоу и Мацзяяо — от Мяодигоу.

Связи здесь более сложны и многосторонни, причем каждый новый этап археологического изучения бассейна Хуанхэ, чуть ли не каждая новая находка интересного памятника неолита вносят свои существенные коррективы в сложившиеся представления о взаимосвязях и взаимовлияниях культур расписной керамики Яншао.

Стоит, впрочем, отметить, что вариант Баныю, действительно более ранний, рано сходит со сцены, тоща как варианты Мяодигоу, Мацзяяо и Давэнькоу не только сами просуществовали достаточно долго, но и заложили основу для развития дочерних культур своего региона. В Ганьсу Мацзяяо наследовали родственные ей Баныпань и Мачан, просуществовавшие почти до конца II тысячелетия до н.э., в Шэньси и Хэнани на смену Мяодигоу в III тысячелетии до н.э. пришли Циньваньчжай, Дасыкунцунь и Хоуган, а на востоке Давэнькоу наследовали позднедавэнькоуские культуры, развивавшиеся в процессе активного взаимодействия с культурами расписной керамики низовьев бассейна Янцзы. Неясен разве что вопрос о связях всех этих вариантов с предъяншаоским горизонтом земледельческого неолита в бассейне Хуанхэ, о котором уже упоминалось и от правильного решения которого зависит общая картина, и в частности проблемы неолита расписной керамики в бассейне Янцзы.

Неолит расписной керамики южного Китая, включая не только бассейн Янцзы, но и территории к северу от него, в том числе бассейн Хуайхэ, достаточно заметно в целом отличен от культур этой же серии в бассейне Хуанхэ. Эти различия естественны и нормальны, ибо они соответствуют расстояниям, отделявшим зоны севера от зон юга Китая, не говоря уже о существенном несходстве в природно-климатических условиях, обусловивших, в частности, на юге оптимум для возделывания риса. Если учесть естественность разницы, некоторые недоумения с точки зрения процесса генезиса неолита расписной керамики в южном Китае может вызвать разве лишь проблема Хэмуду. С нее мы и начнем.

Дело в том, что до появления материалов о раскопках стоянки Хэмуду (пров. Чжэцзян, южная часть дельты Янцзы) наиболее ранний слой культур расписной керамики в южном Китае был, как упоминалось, представлен хубэйским Яншао в междуречье Хуайхэ и Янцзы (провинция Хубэй, недалеко к югу от слияния р. Вэй с Хуанхэ) и обширной зоной Цинляньган на восточном побережье Китая, к северу и к югу от Янцзы.

Генетическая связь между хубэйским Яншао и яншаоскими культурами северного Китая неоспорима (откуда и название), а происхождение группы культур цинляньганской зоны явственно связано с хубэйским Яншао, о чем, в частности, свидетельствуют некоторые бесспорные этногенетические признаки (один из них — специфические треножники-триподы типа дин), включая роспись. Обнаружение стоянки Хэмуду сильно усложнило картину и заставило искать новые варианты взаимосвязей и взаимовлияний —

не говоря уже о том, что генезис самой Хэмуду в контексте имеющихся данных — тоже своего рода загадка.

Неолитическая стоянка Хэмуду датируется второй половиной V тысячелетия до н.э. и по времени синхронна наиболее раннему яншаоскому этапу Баньпо в варианте Бэйшоулин. Иными словами, будучи расположена на крайнем востоке Китая, культура Хэмуду оказалась старше и Цинляньгана и хубэйского Яншао, которые теоретически могли бы считаться этапными ступенями продвижения яншаоского неолита расписной керамики с северо-запада на юго-восток. Но мало этого.

Будучи украшена весьма совершенной по характеру росписью — геометрический орнамент, зооморфные изображения и даже целые рисунки со своеобразной композицией, керамика Хэмуду по тесту оказалась отличной от обычной яншаоско-цинляньганской: она черная, причем черный цвет ее создавался за счет добавки к глине растительной примеси (порошок из стеблей, листьев и зерен), которая при обжиге превращалась в уголь.

MaxBooks.Ru 2007-2015