У истоков славянской письменности

Глаголица – миссионерская азбука


Необходимо отметить, что сложившаяся в научной и популярной литературе традиция изображать глаголические буквы не всегда соответствует действительности. Она, по большей части, основана на таблицах, созданных в конце XIX в. на основе начертаний немногочисленных глаголических рукописей Х-ХП вв. Таблицы составлялись, исходя из изображения буквы конкретным писцом, который не всегда обладал каллиграфическим почерком и тем более не понимал скрытого сакрального смысла, вложенного в начертание каждой буквы Константином Философом. В некоторых случаях начертания могли заимствоваться из очень поздних печатных хорватских книг, которые отражали почти тысячелетнюю эволюцию глаголицы. В результате этого система знаков глаголицы представлялась, на наш взгляд, не совсем логичной и продуманной: часть знаков имела безусловное сходство как в самой системе построения, так и в отдельных начертаниях, часть же - не имела ничего общего с большинством знаков, или их отдельные элементы выбивались из основного набора значков, составляющих целые буквы.

Глаголическая Синайская Псалтырь XI в.

Сравнивая общие для всех букв начертания, нельзя не согласиться с выводом Г.Чернохвостова и Э.Георгиева о том, что основами элементами этих букв были крест, круг и треугольник. Они, в свою очередь, могли дробиться: крест мог быть представлен половиной перекладины (т.е. отрезком), целой перекладиной, представленной в виде скобы, и крестом, горизонтальная перекладина которого была ограничена двумя небольшими отрезками; круг мог быть представлен маленьким кругом, большим кругом и кругом, в который вписаны два небольших кружка; треугольник мог быть представлен углом, узким равнобедренным треугольником и широким треугольником, в который вписаны три небольших треугольника. Исходя из этих соображений, можно попытаться представить первоначальный облик букв, придуманных Константином.

Систематизация начертаний глаголических знаков

Константин при создании своей азбуки не мог подражать мало похожим на нее армянскому, грузинскому, еврейскому, коптскому и другим алфавитам, хотя это и приписывается ему исследователями (Например, Г.М.Прохоров для разных глаголических знаков видит одну и ту же букву-прототип, равно как одному знаку глаголицы он подбирает несколько вариантов прототипных начертаний из разных алфавитов). Создатель глаголической азбуки не мог быть и сирийцем. Для сирийца было бы странным подражать знакам эфиопского алфавита и не использовать для этого собственную азбуку. Теоретически, создатель глаголицы либо должен был быть убежденным сторонником эфиопского алфавита (и в этом случае пользоваться им задолго до ее изобретения), либо вообще не иметь никакого отношения к восточным системам письменности, а, использовав систему организации букв одной из них, наполнить ее новым содержанием. Это и сделал Константин Философ, работая над славянской системой письма.

Таким образом, глаголицу можно рассматривать как миссионерскую азбуку, созданную подобно другим миссионерским азбукам (грузинской, армянской) одним человеком, при помощи специально созданных для этого знаков, творчески переработавшим опыт своих предшественников. Этот вывод может еще раз служить свидетельством того, что глаголица была создана раньше кириллицы. Кириллица лишь заимствовала изобретенные Константином буквы для особых славянских звуков, включив их в систему знаков, основанную на начертаниях греческого алфавита.

MaxBooks.Ru 2007-2015