У истоков славянской письменности

Перевод богослужения на славянский язык


Язык первых переводов Константина и Мефодия до нас не дошел. Самые ранние славянские рукописи относятся к концу X началу XI века. Более чем за сто лет, прошедших со времени первых переводов, славянский письменный язык претерпел значительные изменения. Они вносились в него как в Великой Моравии и Паннонии, так и позже - в Болгарии. Для определения языка переводов Константина и Мефодия требуется сложная реконструкция исследователями дошедших до нас текстов.

Константин Философ и Мефодий переводят книги на славянский язык

Через несколько месяцев после просьбы князя Ростислава, в конце 863 года, миссия во главе с Константином Философом направилась в Великую Моравию. Константин вез князю Ростиславу по-слание императора Михаила III, который очень высоко оценивал совершившееся событие. Он поздравлял князя с тем, что теперь моравский народ будет причислен "к великим народам, которые славят Бога своим языком". Дорога, которой миссия направилась в Моравию, проходила через Болгарию, вероятно, через города Ниш и Белград. Это был тот единственный случай, когда первоучители ступали на болгарскую землю, в которой изгнанная впоследствии из Моравии славянская письменность достигнет небывалого расцвета и прославит имена Солунских братьев.

Ростислав устроил византийцам торжественную встречу. Наступил самый важный период деятельности Солунских братьев и их учеников, продолжавшийся, по данным Жития Константина, сорок месяцев, до начала весны 867 года. Однако Житие о нем почти ничего не сообщает. Где жили и как работали братья, кто были их учениками, какие тексты они переводили и как проводили миссионерскую деятельность среди местного населения? Об этом можно лишь догадываться.

Конечно, сразу же после их прибытия немедленных перемен в богослужении произойти не могло. Необходимо было время для его постепенного перехода на славянский язык. Нужны были до-полнительные славянские переводы, обогащенные новыми славянскими терминами. Надо было подготовить духовных лиц из местных учеников. Много сил отнимала и борьба с баварским духовен-ством, которое выступало за сохранение латинского языка в богослужении, хотя наиболее активные его представители были изгнаны из Моравии Ростиславом после прибытия миссии из Византии.

Ко времени прибытия моравской миссии местная христианская церковь уже прошла немалый путь развития. Здесь уже утвердилась новая религия и понятия с ней связанные, принесенные славянам латинским духовенством. И хотя язык богослужения был латинский, славянский с самого начала использовался в проповедях и исповеди, в произведениях народнопоэтического устного творчества, в устной правовой традиции, во внутриполитических и административных делах. На основе литературного языка, созданного Солунскими братьями, и существовавшего в Великой Моравии славянского культурного диалекта в течении короткого времени шел процесс формирования славянского письменного языка. Он мыслился, прежде всего, как язык церковных текстов, на котором впоследствии была написана вся средневековая литература южных и восточных славян. Однако, вскоре он начал играть заметную роль и в административной жизни страны. На нем стали фиксироваться правовые нормы.

Точных данных о переводческой деятельности Константина философа, Мефодия и их учеников нет. В Житии Константина говорится: "Вскоре же весь церковный чин перевел и научил их утрене и часам, и обедне, и вечерне, и тайной молитве". В Житии Мефодия говорится о переводе Евангелия, Апостола, Псалтыри и "избранных церковных служб". Что подразумевается под последним до сих пор не выяснено. Однако, исходя из перечисления богослужебных чинов, в которых использовался славянский язык, должны были быть переведены молитвословия, произносимые в церкви, а также проследования отдельных "церковных служб" -крещения, венчания и др. Кроме Евангелия и Апостола мог быть сделан перевод части Ветхого Завета, употреблявшейся в богослужении и помещаемой в специальной книге Паремийник.

Константин и Мефодий не сразу перевели богослужение на славянский язык, а постепенно, сохраняя в нем также часть текстов на латинском и греческом языке. "Эти же ничего не делали противного канонам",- писал папа Адриан II Ростиславу. Поэтому латинское духовенство не могло в то время открыто противостоять им. Вот как описывает Итальянская легенда деятельность братьев в Моравии: "Братья старательно взялись за выполнение того, ради чего они прибыли сюда, обучать чтению и письму их детей, организовывать церковные службы, чтобы серпом слова выкорчевывать различные заблуждения, которые они обнаружили у этого народа". Деятельность Константина и Мефодия распространилась также в область светского гражданского и семейного права. Ими был переведен с греческого и существенно дополнен памятник юридического содержания - "Закон судный людям".

В итоге переводческой деятельности Константина и Мефодия на славянском языке был создан корпус текстов, дававший представление о главных нормах христианского мира, и литературный язык, способный, подобно греческому и латинскому, обслуживать все сферы общественной жизни Великоморавского государства. Большую роль здесь сыграла поддержка, оказанная Солунским братьям правящими кругами Моравии, интересам которых в первою очередь отвечала просветительская деятельность Константина и Мефодия.

Однако, наряду с успехами моравской миссии в ее деятельности существовала непреодолимая трудность: братья не имели права посвящать своих учеников в священники, которые могли бы проводить богослужение на славянском языке. Это право имел только епископ. Реально контролирующий же моравские земли епископ был поставлен римским папой. Он принадлежал к немец-кому духовенству, которое всеми силами боролось против славянского богослужения. Ведь появление собственной славянской церковной организации выводило бы славянские земли из-под его контроля.

В начале 867 года Константин и Мефодий приняли решение уехать вместе со своими учениками для возведения их в сан: "И так 40 месяцев провел в Моравии и пошел рукоположить учеников своих". Возможно, предполагалось, что руководители миссии не вернутся в Моравию. Только этим можно объяснить, что провожая апостолов, Ростислав хотел дать им богатые дары, от которых они отказались.

Итальянская легенда в этом месте имеет очень важное дополнение, подтверждающее это предположение: "взяли с собой нескольких из своих учеников, которых считали достойными получения епископской степени". Отсутствие в Житии Константина этих слов вызвано, видимо, тем, что эти планы не осуществились, и редактор, чтобы в Житии не оставалось противоречивых мест, удалил их. Таким образом, цель путешествия Солунских братьев заключалась в том, чтобы посвятить в высших иерархов Моравской Церкви своих учеников и вернуться домой в Константинополь, поскольку возложенные на них задачи были выполнены.

По дороге Солунские братья и их ученики посетили славянское Блатенское княжество, находящееся в Паннонии. "Коцел князь Паннонский очень полюбил славянские буквы, научился им и дал им в обучение пятьдесят учеников",- сообщает Житие Константина. Так возник новый центр славянской письменности.

К сожалению, ни в одном из текстов не говорится о том, куда поехали Константин и Мефодий "святить" своих учеников. В Житии лишь указывается об их пребывании в Венеции, которая могла быть промежуточным пунктом их путешествия. Поэтому в научной литературе существует несколько точек зрения по этому вопросу. Предполагается, что это мог быть Константинополь, Рим, Аквилея, Венеция.

Наиболее вероятной точкой назначения мог бы стать Константинополь (ведь именно оттуда прибыла моравская миссия). Путь от Венеции до него был удобен, сообщение с ним было регулярным. Казалось бы, можно сесть на один из кораблей и уехать на родину, которую братья давно уже не видели. Однако, внутренне положение Византии и ее отношения с римским папой были таковы, что не позволяли Солунским братьям ехать туда за помощью.

MaxBooks.Ru 2007-2015