У истоков славянской письменности

Причины создания славянской письменности


Ученые спорят, чем руководствовалось византийское правительство, давшее задание Константину и Мефодию создать славянскую письменность. По мнению одних, речь идет, прежде всего, о создании благоприятных условий для крещения славян, живущих на территории Империи. Другие видят в этом попытку христианизации соседних славянских стран, поскольку на своей территории Византия могла проводить политику лишь насильственной эллинизации славян. Третьи - полагают, что византийские правящие круги вообще могли не иметь отношения к миссии Константина, который по собственной инициативе вел проповедь среди славян и одобрение своих действий получил позже от римского папы. В этом случае в качестве доказательства истинности своего дела Константин принес в Рим обретенные им мощи св. Климента, которые освятили в глазах папы его миссию.

Однако, мы знаем, что обретение мощей св. Климента - было не частным делом Константина или Херсонесской церкви, а важным официальным мероприятием Константинополя, в котором принимали участие архиереи и хор главного собора Византии - патриаршей Великой Софии. Поэтому византийские власти не могли не знать о славянской миссии Константина и не участвовать в ее организации. Что же касается конкретных планов Константинополя, то, к сожалению, мы не располагаем какими-либо источниками, способными пролить свет на этот вопрос.

Несомненно лишь то, что византийское правительство стремилось контролировать оказавшиеся в пределах Империи ранее свободные славянские племена. В то время славянские племена на территории Империи еще пользовались широкой автономией, управление ими находилось в руках архонтов из среды местного населения, которых постепенно и очень осторожно пытались заменить византийскими чиновниками (одним из которых был до своего пострижения в монастырь Мефодий). Вместе с тем, болгар-ская угроза, которая ограничивала свободу действий византийских властей, заставляла их искать новые пути для усиления связи славянских окраин с Империей. Этой цели можно было достичь благодаря христианизации славян и созданию на их землях церковной организации, подчиненной Константинополю. Греческие проповедники, действующие до Константина на славянских землях вместе с немецкими и итальянскими (они упоминаются в Житии Мефодия), а также многочисленные епископства, появившиеся на славянских землях уже к 870 году, свидетельствуют о т0м, что византийское правительство такой возможностью не пренебрегало и славянские земли стали объектом миссионерской деятельности византийского духовенства задолго до этого. В этих условиях византийские правящие круги были заинтересованы в создании славянской письменности, которое могло сделать миссионерскую деятельность Византии более успешной.

Помимо этого, упоминание в Житии Константина о попытках византийских императоров до Михаила III найти славянские буквы ("Дед мой и отец мой, и иные многие искали их и не обрели") может свидетельствовать о том, что мысль о создании славянской азбуки появилась значительно раньше. В пользу достоверности этого сообщения говорит, прежде всего, неоднократно отмечавшийся филологами высокий уровень первых переводов Константина и Мефодия. За те несколько месяцев, которые отводятся в Житии Константина на подготовку к моравской миссии было невозможно создать принципиально новую систему знаков, какой была глаголица, точно отражающую фонетические особенности славянского языка, и осуществить перевод священных текстов, требовавших высочайшую степень точности передачи как смысла, так и внешней формы (синтаксиса, грамматики и т.д.). Она повлекла создание большого количества понятий и слов, отсутствовавших до этого в славянском языке. Фактически, был создан новый литературный язык. Как бы ни была велика личная одаренность братьев, такой высокий результат не мог быть достигнут, если бы ему не предшествовали другие попытки создания литературных текстов на славянском языке. Эти опыты были неудачными, однако они могли лечь в основу языкотворческой Деятельности Константина.

Сообщение о попытках создать письмо для славян начиная со времени правления деда Михаила III - Михаила II, вполне правдоподобно. В начале IX века, когда окончилась болгаро-византийская война и было подавлено восстание Фомы Славянина, впервые должен был встать вопрос о подчинении византийскому влиянию славянских земель, входящих в состав Империи. В то время еще не сложилось достаточно благоприятных условий для отправки миссий к славянам за пределы Византии, поскольку многие из них были не только язычниками, но и целенаправленно преследовал христиан. Поэтому первоначальные попытки создания славяне, кой письменности можно было бы связать с внутренними потребностями Империи. Упоминание же о нескольких таких опытах в разное время может свидетельствовать не только о трудностях возникших в связи с миссионерской деятельностью среди славян но и об ее насущности.

Однако, не следует преувеличивать заинтересованность византийских правящих кругов в успехе миссии Константина. Распространение своего влияния на славян при помощи введения на их землях славянского письма и славянского богослужения пи византийскому образцу было лишь одним из возможных способов превращения их в верных подданных Империи. И, быть может, не самым лучшим. Введение на славянских землях особой письменности помимо ускорения христианизации этих земель могло способствовать сохранению их обособленности и даже независимости. Такая акция была бы более уместной на землях, не принадлежащих Византии, в которых ей предстояло соперничать с миссионерами других стран. Таким образом, решение о создании славянской письменности было одобрено и санкционировано ви-зантийскими правящими кругами прежде, чем Ростислав сформулировал свою просьбу. Быстрое и успешное выполнение этой миссии было личной заслугой Константина, отнесшегося к ней с нескрываемой заинтересованностью.

Выбор императором Константина Философа не был случаен. "Философ, знаю, что ты утомлен, но подобает тебе туда идти, ибо дела этого никто совершить не может, только ты",- говорит Михаил III. Вряд ли это можно объяснить только знанием Константином и его братом славянского языка, которому они научились в детстве. Константин был, говоря современным языком, профессиональным филологом, владеющим всеми тонкостями науки о языке. Он был также профессиональным богословом и философом, который мог хорошо обосновать созданные им теории (не случайно он возглавил кафедру философии в центральном высшем учебном заведении Византии, откуда и пошло именование его Философом). Он был также передовым ученым, разделявшим взгляды патриарха Фотия на необходимость развития светских наук. Но и это, как нам кажется, не было тем решающим обстоятельством, которое определило выполнение этого трудного задания Константином. Видимо, существовали какие-то личные убеждения и интересы Солунских братьев, которые позволили им так блестяще справиться с возложенной на них задачей. О чем-то мы уже никогда не узнаем, а о чем-то мы можем догадываться.

MaxBooks.Ru 2007-2017