У истоков славянской письменности

Убеждения Солунских братьев


В Житии Константина изложены в общих чертах некоторые убеждения Солунских братьев. Несколько раз в нем приводится рассказ о грехопадении Адама, после которого человек может достичь первоначального совершенства и спастись только через искупительную жертву Христа. Выбор Константином миссионерской деятельности делом всей жизни свидетельствует о его размышлениях о спасении людей, которые ничего не знают о Христе, через их просвещение и крещение. В самой идее крещения людей разных национальностей нет ничего необычного. "Нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос",- писал апостол Павел, с особым благоговением чтившийся в кирилло-мефодиевском кружке.

Необычным для этого времени было очень сильное переживание этих мотивов и практические выводы, которые сделали Солунские братья. Если спасение дано для всех народов, то всем народам должны быть предоставлены равные возможности для спасения. Священное Писание должно быть доступно изложено для всех "варваров", которым для этого необходимо иметь собственную письменность и богослужение на родном языке. Славяне в то время были единственным языческим народом на территории Империи, и именно для них начали свою миссионерскую работу Константин и Мефодий.

Активная жизненная позиция и вера в возможность для славян-язычников в полной мере приобщиться к христианской идее и духовным ценностям Византии отличала Солунских братьев от интеллектуальной элиты византийского общества, к которой они принадлежали. Большинство утонченных столичных интеллектуалов круга Фотия надменно относилось к культурам других народов и даже латинский язык считало "варварским" и "скифским" (так его назвал Михаил III в своем послании римскому папе Николаю I). Сами же братья считали себя слугами императора и Империи, для которых они совершают свою миссионерскую работу' умирая, Константин говорит о том, что он перестает быть слугой "цесаря", а Мефодий перед смертью благословляет его.

Созданная Константином глаголица позже была перенесена в Болгарию учениками Константина и Мефодия, изгнанными из великой Моравии. То, что болгарский князь Борис принял их с почетом и предоставил им все условия для дальнейшей деятельности, говорит о его заинтересованности в ведении письменности и богослужения на славянском языке, о существовании у него планов, которые могли быть реализованы при помощи пришедших славянских книжников. Судя по приему, описанному в Житии Климента Охридского, можно предположить, что Борис ждал их.

По его указанию прибывшие славянские книжники размещаются на юго-западной окраине Болгарского царства, в районе Охридского озера, где открывается "училище" по обучению молодежи новой глаголической письменности и подготовке кадров славянского духовенства. Так создается Охридская книжная школа - один из двух крупнейших центров болгарской книжности, Размещение ее вдали от столицы, на землях недавно присоединенных к Болгарии (ок.864 г.), объясняется исследователями нежеланием Бориса преждевременно привлекать внимание к своим планам противников славянской письменности и богослужения. Ими могли быть как представители греческого духовенства, так и местная (по происхождению тюркская) знать, не разделявшая славянской политики своего князя.

Став ко второй половине IX в. мощным многонациональным феодальным государством и приняв христианство, Болгария нуждалась в собственной церковной организации, которая способствовала бы объединению разноплеменного населения и поддерживала бы центральную власть. Сразу же после принятия Болгарией христианства в середине 60-х гг. IX в. князь Борис в послании к римскому папе Николаю I открыто спрашивает, может ли Болгария иметь своего патриарха. В тот момент папа отказывает в назначении епископа в болгарские земли, византийский патриарх Фотий также дает понять, что созданные и вновь возникающие церковные округа в Болгарии будут подвластны Империи. Борис, подталкиваемый внутренними противоречиями в стране, предпринимает усиленные попытки по организации Болгарской церкви. В 870 г. на Константинопольском соборе был решен вопрос о назначении болгарским епископом грека Иосифа.

Появление в 886 г. в болгарских землях славянских книжников было очень кстати. Судя по всему, на первом этапе задача сложившейся в районе Охрида школы заключалась в подготовке необходимых условий (кадров и книг) для перевода богослужения на славянский язык, что и позволило болгарам заявить на Преславском соборе 893 г. об отказе от греческого языка в богослужении и объявить официальным языком государства и церкви славянский. С этим собором и реформой языка исследователи связывают и появление кириллицы.

Добружданская кириллическая надпись жупана Димитра 943 г.

Возникновение кириллицы вызвало большие споры в научной литературе. Полагают, что она формировалась на востоке первого Болгарского царства на основе издавна распространенного здесь греческого письма. Как показывают находки целого ряда кириллических надписей первой половины X века, она сложилась не позднее рубежа IX-X вв. Кириллица формировалась в то время, когда глаголица еще продолжала развиваться под влиянием практического опыта, поэтому окончательное становление двух разных систем письма на южнославянских землях проходило при тесном взаимовлиянии. Этот процесс носил сложный и противоречивый характер. Существовали разные представления о том, какое письмо нужно славянам. Ведь в восточных областях Болгарии издавна использовали "неустроенное" греческое письмо. Борьбу этих идей отразило сочинение черноризца Храбра "О письменах", созданное в конце IX - начале X в.

MaxBooks.Ru 2007-2017