История Испании

Таифские эмираты

Было бы невозможно объяснить военные успехи христианских государств в этот период, не зная истории мусульманских держав, так как христиане в значительной степени обязаны успехами своих завоеваний их разложению и политическому упадку.

Мы уже знаем, что в последние годы правления Хишама III начали восставать и объявлять себя независимыми многие правители и военачальники мусульманской территории. Это движение закончилось свержением с престола Хишама и провозглашением аристократической республики в Кордове.

На мусульманской территории создалось несколько маленьких государств-эмиратов, известных под названием таифа, что по-арабски означает народ, племя, отряд. Таких эмиратов, вплоть до конца XI в., насчитывалось до 23.

Но из них достаточно будет упомянуть в качестве наиболее важных следующие: Кордовский, Севильский (эта территория вначале имела республиканское управление, а затем — монархическое); Малагский, в котором правил род Хаммудитов; Гранадский; Альмерлйский; эмират Дении и Балеарских островов, знаменитый своим флотом и корсарскими набегами на острова Средиземного моря и берега Италии; Сарагосский, которым правил аристократический род Бени-Худов; Толедский и Бадахосский.

Титулы эмиров присвоили себе главным образом «славянские» и берберские военачальники; первым принадлежали восточные территории (Альмерля, Дения и др.), вторым — южные и западные (Малага, Гранада, Бадахос, а также Толедо). Таифские эмиры вели между собой постоянные войны. Если некоторые эмиры, как, например, Дении и Бадахоса, не вмешивались в эту борьбу, то, тем не менее, они ощущали на себе последствия конфликтов, которые разгорались между государями юга, особенно между Гранадой, Малагой и Севильей.

Стремление этих эмиров заключалось в том, чтобы стать халифами и объединить под своим скипетром все мусульманские территории. В середине XI в. было четыре государя, одновременно носившие этот титул.

Вскоре превосходство оказалось на стороне Севильского эмирата. В 1023 г. этот город с прилегающей к нему территорией был объявлен республикой. Его правителем стал кади Абуль Касим Мухаммед из арабского рода Аббадитов, лишь незадолго до переворота занявшего видное место в кругу высшей севильской знати благодаря богатствам и большому авторитету в военных и религиозных делах своего отца — Абуль Касима-Измаила.

Кади был умен, честолюбив и обладал сильной волей. Он стремился сперва обеспечить господство в Севилье, а затем подчинить всю Андалусию. Первой цели он достиг очень быстро. Сохранив республиканскую форму правления, Абуль Касим отменил полномочия своих коллег — членов аристократического совета или сената, который был создан по его же инициативе. Он понимал, что в условиях жестокой борьбы между мусульманами наиболее опасными его врагами были короли берберского происхождения (в Малаге и Гранаде). Именно поэтому Абуль Касим полагал, что ему надлежит укрепить связи между «славянами» и арабами. Желая создать большую партию, опираясь на которую он мог бы завоевать для себя господство, Абуль Касим решил снова поднять знамя Омейядов.

С этой целью он использовал ремесленника из Калатравы, очень похожего на последнего халифа Хишама III, распустив слух, что Хишам III снова появился в Севилье и якобы назначил кади своим первым министром. Эта хитрость принесла свои плоды, потому что воображаемый халиф был признан правителями Кармоны, Валенсии, Дении и Тортосы и даже кордовской республикой.

Усилившийся благодаря поддержке этих держав Абуль Касим мог теперь успешно начать борьбу против малагского князька Яхьи, вождя берберской партии. Абуль Касим разбил его, а затем начал войну против Бадиса Гранадского, который объявил себя преемником Яхьи.

После смерти Абуль Касима в 1042 г. его сын и преемник Аббад, по прозванию аль-Мутадид, обладавший, как и его отец, политическими способностями, но более жестокий, кровожадный и мстительный, продолжал проводить в жизнь план своего отца и вел борьбу против Бадиса и других эмиров. Он овладел городами Мертолой (в Португалии), Ньеблой, Санта Марией де Альгарве, Рондой, Мороном, Аркосом, Хересом и Алхесйрасом, в значительной степени сведя на нет мощь эмиров Бадахоса. В результате Аббадиты в 1058 г. стали владыками всей западной части мусульманской территории и имели союзников на востоке, в Валенсии и Дении.

Эти внутренние войны не оставляли мусульманам ни времени, ни сил для борьбы против христиан, которые как раз в этот период решительно атаковали своих врагов. В результате большая часть таифских эмиров дабы отдалить опасность, вынуждена была признать себя вассалами королей Леона и Кастилии и платить им дань. Так же поступил и севильский эмир.

Обеспечив свое преобладание в успешных войнах, аль-Мутадид решил, что наступил момент, когда можно обойтись и без лжехалифа, и заявил, что Хишам III умер и в своем завещании назначил его эмиром всей арабской. Испании. Сын аль-Мутадида, аль-Мутамид, вступивший на престол в 1069 г. в еще большей степени обеспечил преобладание Севильи, завоевав Кордову (на которую претендовал также эмир Толедский) и мурсийский эмират.

Таким образом, большая часть арабской Испании принадлежала теперь Аббадитам, за исключением эмиратов Севера и Востока (Сарагосы, Альбаррасина, Валенсии, Дении, Альпуэнте) и эмиратов Альмерии, Толедо, Гранады, Малаги и Бадахоса и нескольких других незначительных княжеств, сохранявших свою независимость.

Мутамид — одновременно воин и человек большой культуры — был покровителем науки и литературы и оставил о себе память как замечательный поэт. Он превратил Севилью (при поддержке своего не менее знаменитого хаджиба Абен Амара) в выдающийся центр культуры, ни в чем не уступавший Кордове эпохи ее расцвета.

Это преобладание Севильи, которое расценивалось весьма неодобрительно всеми прочими таифскими эмирами, а также победы, одержанные христианами, которые овладели такими важными городами, как Толедо и Валенсия (а еще раньше завоевавших Коимбру, Визеу, Ламегу, Барбастро и другие пункты), привели к вторжению в Испанию нового мусульманского народа, который тогда начинал приобретать могущество в Африке.

MaxBooks.Ru 2007-2015