История Испании

Мудехары

С 1252 по 1474 г. завоевания на мусульманской территории были невелики. Во время малолетства Альфонса XI и Хуана II, в период, правления Альваро де Луна и в первые годы царствования Энрике IV за крупными наступательными операциями обычно не следовала немедленная оккупация, несмотря на энергичные настояния пап и некоторых сеньоров, хотя и случалось, что кастильские войска доходили до.ворот Гранады.

Тем не менее, благодаря постепенным захватам ряда территорий и крепостей со стороны Гибралтарского пролива, Малаги и Хаэна и, в особенности, благодаря внутреннему распаду гранадского эмирата, росло число покоренных мавров; то были либо обитатели завоеванных городов Хереса, Аркоса, Лебрихи, Тарифы, Гибралтара, Арчидоны, Химены, либо выходцы из пограничных городов — Велес-Бланко, Велес-Рубио, Кастильехи, Гальеры, которые добровольно отдавались под защиту кастильских войск, желая обезопасить себя от превратностей военных действий. А в 1462 г. наступил момент, когда даже гранадские мавры изъявили желание покориться королю Энрике IV и тем самым положить конец изнурительной, борьбе.

Рост мусульманского населения неминуемо должен был отразиться на его положении и вызвать множество новых законодательных актов.

То были отдельные соглашения, королевские указы и особые решения кортесов. В частности, в некоторых областях (например, в Алькаррии) уже в XIII в. появляется большое количество свободных мудехаров, образующих новые мавританские общины, что свидетельствует о наличии определенных социальных привилегий. Напротив, в предыдущий период, и в некоторых фуэрос начала рассматриваемого периода встречается множество указаний на мавров-рабов.

Для периода правления Альфонса X характерно явно благоприятное отношение к мудехарам. Мудехары Хереса остались после завоевания в своем городе, весьма населенном, и должны были платить лишь подать королю, не отбывая никаких повинностей; то же произошло и с мудехарами Лебрихи. Мудехарам Мурсии, которые, как уже отмечалось, восстали после завоевания города Альфонсом в эпоху Фернандо III, было разрешено проживать в отведенном для них квартале, отделенном стеной от христианской части города.

Правителем назначался мудехар, была сохранена община, в которой главным судьей и альгвасилом в столице и близлежащих пунктах назначались мудехары и разрешено было свободное отправление мусульманского культа. Оказывалось содействие рыночной торговле, были организованы для мудехаров особые ярмарки в Мурсии и Севилье, способствовавшие развитию ремесленного производства, и предоставлены другие привилегии, подобно данным ранее в Куэнке, Касересе и Баэсе.

Терпимость проявлялась также и в общих законах, изданных Альфонсом, которые не только гарантировали мудехарам личную безопасность и ставили их под непосредственное покровительство короля, но и разрешали им жить по собственным законам и иметь своего судью в лице шейха или старейшины, назначавшегося королем.

Ограничения их прав состояли в запрещении строить новые мечети и публично отправлять свой культ в местах, населенных в основном христианами. Но им было разрешено сохранить свои старые мечети под патронатом короля, назначавшего факихов. Мудехары обязаны были уплачивать десятину церкви и становиться на колени при встрече со святыми дарами; ограничены были права мудехаров как свидетелей и адвокатов — в качестве таковых они могли выступать только при разборе своей собственной тяжбы или дел своих родичей; христианам запрещалось вступать в брак с мусульманками, а христианкам выкармливать грудью детей мавров и т.д.

Но маврам, перешедшим в христианство, разрешалось сохранять своих жен, хотя бы их было несколько (это было дозволено церковью), и не очень строго соблюдалось запрещение жить и есть с христианами. Позднее, после специального решения кортесов в 1268 г., к совместному проживанию мавров и христиан стали относиться строже и, как общее правило, установили разделение кварталов, причем об этом нередко просили сами мудехары, желая обезопасить себя от нападений со стороны христиан.

Мудехарам запрещено было носить шерстяные ткани, драгоценные или разноцветные украшения; они должны были брить бороды, а волосы на голове обстригать кружком и не носить челки.

Все же, несмотря на эти ограничения, мудехары в городах жили лучше, чем их единоверцы в сельских местностях, где они страдали от притеснений сеньоров и завистливого христианского населения. Поэтому мудехары концентрировались в городах, образуя значительные группы мавританского населения на территории, занятой христианами.

Наложенные на них подати были весьма велики и, как уже отмечалось, возрастали с каждым днем, что вызывало эмиграцию, как о том можно заключить из грамот и привилегий Альфонса X. В царствование его сына Санчо IV доходы мавров и евреев толедского архиепископства составляли 140 068 мараведи, мавров Севильи — 8000, Авилы и Сеговии — 6615 и Паленсии — 5671 Мараведи, что свидетельствует о наличии значительных групп мудехаров не только на пограничных территориях.

Такой рост мусульманского населения повлек за собой вмешательство церкви в дела мудехаров, вмешательство, которое отмечается еще в XIII в. Собрание кастильских епископов в Вальядолиде (в 1322 г.) установило различные ограничения, касающиеся общения христиан с маврами, и осудило практику занятия маврами общественных должностей.

Другой собор (в Саламанке в 1335 г.) вновь подтвердил ограничения, касающиеся общения мудехаров и христиан — свидетельство, что прежние постановления не выполнялись; а собор в Паленсии (в 1388 г.) решительно высказался за выделение для мавританского населения специальных кварталов. С другой стороны, гражданское законодательство после Альфонса X еще более усилило все эти ограничения. Депутаты городов, больше всего хлопотавшие о наложении ограничений, были отчасти побуждаемы к этому огромными богатствами мудехаров.

Так, в 1285 г. мудехарам было запрещено приобретать имущество христиан, причем они должны были продать имущество, ранее приобретенное ими. Этот запрет поневоле толкал их на путь ростовщичества и не приводил к цели, так как социальная и экономическая мощь мудехаров не претерпевала ущерба.

В то же время мудехары, во-первых, вследствие строгой изоляции, которой они подверглись и которой добивались сами, а во-вторых, из-за того, что они не имели возможности принимать участие в пограничных войнах (из этого правила были, однако, исключения), сохранили свои обычаи и традиционные верования и могли свободно посвятить себя производственной деятельности и торговле.

Ограничительные тенденции не ослабевали и в царствование Альфонса XI. Впрочем, были и исключения, так как сам король, например, разрешил наполовину снизить налоги на мудехаров Сориты (по просьбе магистра ордена Калатравы, опасавшегося эмиграции). С другой стороны, многие распоряжения ограничительного характера не соблюдались и поэтому были вновь подтверждены Энрике II, который, впрочем, отменил запрет 1295 г. на покупку имущества христиан.

В период малолетства Хуана II мудехарам было приказано носить одежду, отличную от одежды христиан и кроме того были возобновлены и усилены все указанные выше запрещения, вплоть до того, что тяжбы мудехаров должны были разбираться в обычных судах (хотя последним и вменялось в обязанность выносить приговоры согласно обычаям мавров); в то же время возросла активность христианских проповедников, стремившихся обратить мудехаров в католичество.

Однако все эти законы ограничительного характера вскоре утратили свою силу, хотя и не были отменены, и в годы правления Энрике IV мудехары снова стали пользоваться различными привилегиями и приобрели большое значение как влиятельная политическая сила, причем влияние это проявлялось даже при дворе, о чем свидетельствуют не только путешественники, посещавшие резиденцию Энрике IV, но и петиции самих мудехаров королю и даже народные песни.

В общем, вторая половина XV в. характеризуется ростом значения мудехаров; в некоторых областях они составляли весьма богатую и влиятельную прослойку, причем именно мудехарам многие кастильские магнаты поручали различные дела доверительного свойства.

Покровительстве, которое оказывалось мудехарам со стороны Энрике IV, и установление сердечных отношений между маврами и христианами (а отношения эти были весьма дружественными даже на территории гранадского эмирата, где кастильская и мавританская знать устраивала совместные турниры) способствовали, правда, и тому, что мудехары стали злоупотреблять своим положением, и при этом не только в городах, но и в сеньориях.

Подобные злоупотребления имели место даже в северных районах Кастилии, где много мудехаров находилось в вассальной зависимости от различных сеньоров, и, вызывая жалобы, давали повод для суровых ограничений, осуществленных в конце XV в.

MaxBooks.Ru 2007-2015