История Испании

Евреи и обращенные (conversos)

Упадок значения евреев как общественной силы, вызванный направленными против них мероприятиями, которые были осуществлены в начале XIII в., завершается в XIV-XV вв. Процесс этот, однако, шел неравномерно. Так, законами эпохи Альфонса X признавалась свобода иудейского вероисповедания, причем особо оговаривалось, что в субботние дни евреи не должны вызываться в судебные присутствия, в случае если назначались к разбору их тяжбы. Этими же законами воспрещалось принудительное обращение евреев в христианство. Устанавливалась предельная норма ссудного процента для ростовщиков-евреев (3 мараведи из четырех в год).

Но им запрещалось воспитывать христианских детей и отдавать на воспитание христианам своих собственных детей. Сурово каралось оскорбление христианской религии и проповеди, направленные против нее. Чинились препятствия общению евреев с католиками.

Все эти ограничения отчасти компенсировались предоставляемыми евреям правами юрисдикции: им разрешалось избирать из своей среды старшин и раввинов. Аналогичные, относительно благоприятные условия сохранялись и в годы правления Санчо IV, когда в Кастилии насчитывалось множество еврейских общин, подати с которых являлись весьма важной доходной статьей для казны.

Но церковь была вдохновительницей мероприятий, направленных против евреев. Народ питал к евреям неприязнь, отчасти под влиянием церкви, отчасти из чувства алчности, которое вызывалось при мысли о богатствах евреев (а как бывает в таких случаях, слухи об этих богатствах были чудовищно преувеличенными). Недовольство вызывалось ростовщическими сделками евреев и их деятельностью как сборщиков податей и откупщиков — род занятий, обычный для евреев в ту эпоху.

В результате с каждым днем все отчетливее и отчетливее проявлялись враждебные чувства по отношению к евреям, а это приводило к тому, что участились насилия и бесчинства и умножились несправедливые притязания, подобные совершенно неосновательному требованию об аннулировании частных долгов христиан евреям.

Этого неоднократно добивались кортесы, хотя порой и случалось, что короли отказывались удовлетворять подобные просьбы. Так, Альфонс XI запретил вредный обычай вымогательства у пап и епископов клириками и мирянами булл и бреве об отлучении от церкви лиц, пытающихся принудить должников-христиан к расплате с кредиторами-евреями.

Тем не менее, евреям удавалось сохранить свои позиции благодаря покровительству, которое им оказывали короли. Причина этого покровительства заключалась в том, что евреи оказывали королям немалую помощь в финансовых делах и поэтому монархи не желали оставлять их на произвол судьбы. За это евреи с непоколебимой преданностью поддерживали в пору гражданских войн Педро I, когда им немало бед пришлось претерпеть от врагов короля — его сводных братьев, которые либо в угоду черни, либо по соображениям политического порядка обрекли на поток и разорение еврейские общины Нахеры, Миранды де Эбро и Толедо.

Следует, правда, отметить, что Энрике Трастамарский отверг петиции, поданные ему на кбртееах в Бургосе, в 1366 г., в которых депутаты требовали, чтобы у евреев были отобраны укрепленные пункты, находящиеся в их владении, и чтобы им была запрещена служба при дворе (даже в должности королевских лекарей) и занятие откупом.

Отвергая последнее требование, Энрике между прочим сказал, что сбор податей в пользу казны сдается на откуп евреям потому, что ни один христианин не изъявляет желания принять на себя подобную миссию. Он также воспротивился предложениям об уничтожении стен, которыми были огорожены еврейские кварталы, и изъявил лишь согласие запретить евреям участие в деятельности королевского совета, а это уже само по себе свидетельствует, что евреи имели доступ в этот орган.

Положение евреев ухудшилось несколько позже, хотя еще Хуан I, запретив судьям еврейских общин разбор уголовных дел, сохранил за ними право разбора тяжб по гражданским делам и подтвердил, что имущество и жизнь евреев находятся под особой защитой короны (что для евреев, учитывая враждебное отношение к ним народа, было весьма важно).

Собор в Паленсии в 1388 г. и другие соборы, о которых шла уже речь, когда описывалось положение мудехаров, разработали суровые ограничения для евреев, которые ставили их в худшее положение, чем мавров. Предписывалось заставлять евреев присутствовать на проповедях, которые устраивалось для обращения их в христианство.

Спустя немного лет эти преследования привели к ужасным и кровавым последствиям. Выразителем враждебных к евреям чувств черни явился священник-фанатик из Севильи — Фернандо Мартинес, который так ВОЗбудил своими проповедями темную массу, что вызвал страшный погром еврейских кварталов в Севилье (6 июня 1391 г.), Кордове, Толедо и в ряде других городов Кастилии.

Тем, кому удалось уцелеть, оставался лишь один выход — обращение в христианство.

Погромы эти произошли, когда престол занимал еще несовершеннолетний король Энрике III. Сделавшись полновластным правителем, он в 1393 г. попытался прекратить жестокие преследования евреев.

Но начало уже было положено. Ограничения возрастали, и евреям вскоре запрещено было заниматься ремеслом, стричь бороду и волосы, носить оружие и ходить в одежде, отличающейся от предписанной для них законом (1405 г.). После смерти Энрике III преследования удвоились и одновременно усилилась деятельность христианских проповедников, рекомендованная церковью как единственное средство добровольного обращения в христианство всех, кто упорно придерживался иудаизма.

Один автор-еврей, допуская явное преувеличение, отмечает, что на территории Испании за период понтификата Евгения IV и Феликса V 1431-1447 гг.) было обращено в христианство 15 000 евреев и истреблено 150 000.

Под влиянием обращенного еврея Пабло де Санта Мария вдовствующая королева, опекунша малолетнего Хуана II (которая жестоко преследовала мудехаров), придерживалась той же политики и по отношению к евреям и обнародовала ряд эдиктов и указов (1408-1412), которыми евреи были лишены права избирать собственных судей (мероприятие это безуспешно пытались осуществить и прежде).

Этими указами евреям было запрещено занимать должности при королевском дворе, заниматься откупом и исполнять обязанности альмохарифов, заниматься медицинской практикой и торговлей (поскольку подобные профессии требовали общения с христианами), оказывать посредничество при заключении торговых сделок между христианами и входить в какие бы то ни было сношения с последними, причем особенно строго каралась связь еврея с. христианкой.

В то же время предписана была строжайшая изоляция евреев в особых кварталах, ограждаемых стеной (причем стены могли иметь лишь одни ворота). Евреям вменялось в обязанность носить одежду установленного покроя и прически определенного образца.

Очевидно, эти указы оказались малоэффективными, ибо в 1432 г. в Вальядолиде, с одобрения короля, сошлись депутаты еврейских общин Кастилии, которые выработали текст соглашения и устава, согласно которым евреям дозволялось избирать судей-дайянов, синдиков или инспекторов и облеченных доверием лиц в особые судебные трибуналы и запрещалось прибегать к юрисдикции христианских судов — все их дела, как уголовные, так и гражданские, должны были разбираться только дайянами.

Судя по уставу, принятому в Вальядолиде, в еврейских общинах превосходно была поставлена система религиозного воспитания— имелись оплачиваемые из средств общины (за счет сбора особой подати) учителя и ассистенты, которые преподавали в общинных школах. Устав имел обязательную силу для всех еврейских общин, которые в свою очередь пользовались автономией и управлялись согласно местным уставам (теканам). Депутаты общин собирались также для распределения платежей по налоговым обязательствам казне.

Точно так же продолжали евреи принимать участие в делах, связанных с управлением королевским фиском. Так, в периоде 1427 по 1430 г. евреи взяли на откуп сбор морской десятины. В 1450 г. почти все сборщики податей в Талаваре были евреи, а в 1449 г. в Толедо их соотечественники, хотя и новообращенные, выполняли те же обязанности.

Но от ярости черни это не могло их предохранить — в том же Толедо, в связи с требованием о займе в один миллион мараведи, которое предъявил городу Альваро де Луна, христиане, руководимые двумя канониками, разгромили магазины и склады одного богатого новообращенного еврея, подожгли их и затем разрушили биржу в еврейском квартале.

Этот и иные примеры, которые можно было бы привести, свидетельствуют, что обращение в христианство могло лишь отсрочить, но не разрешить еврейский вопрос. Вся тяжесть его была перенесена на обращенных евреев, которых чернь наделила оскорбительными прозвищами, называя их между прочим марранами. Предполагают, что в основе этого прозвища лежит еврейская формула maranatha («будь ты проклят»).

Вероятнее всего, однако, что прямой связи между кличкой «марран» и этой формулой нет, хотя, несомненно, указанное прозвище употреблялось по отношению к обращенному в оскорбительном смысле. Численность, богатство, производственный опыт обращенных возбуждали зависть; их приверженность к преследуемой религии, от которой они вынуждены были отказаться, вызывали подозрительность. Чернь не только обвиняла обращенных (и порой не без основания) в тайном исповедовании иудейской религии, но приписывала им и другие грехи, причем обвинения эти основывались на клеветнических домыслах.

Кроме того, политическая борьба еще более накаляла атмосферу. Немало обращенных, как уже указывалось выше, занимали крупные посты, а в царствование Хуана II, несмотря на преследования, которым они подвергались со стороны вдовствующей королевы, обращенные оказывали большое влияние на государственные дела. Все они объединялись в борьбе против фаворита короля Альваро де Луна, поддерживая враждебную ему партию.

В связи с этим Альваро де Луна, желая обезвредить обращенных, дал совет Хуану II обратиться к папе Николаю V с просьбой о назначений-инквизиторов для преследования «иудействующих». Папа удовлетворил просьбу короля и поручил епископу Осмы и ректору Саламанского университета организовать инквизиционный трибунал. Однако замысел этот не был осуществлен. Чернь не успокаивалась, и возбуждение ее вылилось в последние годы правления Энрике IV в погромах, которыми сопровождалась охватившая в ту пору Кастилию смута. В Кордове, Севилье и других местах марранам пришлось испытать многое.

MaxBooks.Ru 2007-2015