История Испании

Судопроизводство

Вполне естественно, что короли по мере укрепления своей власти проявляли заботу и об отправлении судопроизводства. Судебные функции составляли особенно важную прерогативу короны, поскольку, осуществляя их, короли могли с успехом подавлять своеволие анархических элементов в стране. Несомненно, стремлением укрепить систему судопроизводства вызвано было уже отмеченное выше разделение Королевского совета и создание ряда новых должностей на местах.

Первые попытки учреждения королевского трибунала относятся еще ко временам Альфонса X, который указом 1274 г. образовал судебный трибунал (корт) в составе девяти судей (алькальдов) от Кастилии, шести от Эстремадуры и восьми от Леона, чередовавшихся в отправлении своих обязанностей. Кроме того, он назначил специальных судей для разбора апелляций и установил три дня в неделю для личного разбора дел.

Имелось четыре судебные инстанции: на городских алькальдов апелляции подавались аделантадо или мэринам (окружным судьям), третьей инстанцией были королевские алькальды, четвертой — главный аделантадо Кастилии. Наивысшей же инстанцией был сам король. Альфонс X в указе 1274 г. вновь перечислил судебные дела, подведомственные корту.

В других случаях нельзя было прибегать к посредничеству короля без предварительной апелляции к другим судьям; исключение допускалось лишь для апелляций по делам, отсрочка в рассмотрении которых могла принести ущерб, или по искам на незначительные суммы (до десяти мараведи).

Но и по этим делам разрешалась апелляция только в тех случаях, когда король находился в том городе, где суд вынес решение. Во всяком случае частные лица могли жаловаться на несправедливость судей.

Король также в силу своего права разрешать судебные дела мог непосредственно входить в рассмотрение определенных случаев нарушения закона, хотя он и не вмешивался в судебную процедуру, и назначал специальных делегатов — пескеридоров — для руководства судебным разбирательством и установления состава преступления.

Судопроизводство велось на тех же основаниях, когда преступник не был обнаружен или когда разбирались жалобы на лиц с дурной репутацией; наконец, наравне с прочими преступлениями производилось расследование политических преступлений (против власти или личности короля) и дел против евреев и мавров. Процедура следствия имела особое значение в судопроизводстве того времени.

Апелляции или альсады могли рассматриваться самим королем или назначенным им лицом, не входящим в состав суда, и в первую очередь — главным аделантадо. В компетенцию этого последнего — как и всех верховных судей, хотя бы они и не входили в состав королевского суда — входили следующие дела: тяжбы между городами по вопросу о границах; споры между городами и орденами или сеньорами; жалобы лиц, обиженных приговором придворных алькальдов; жалобы вдов, сирот, монахов или «дворян без сеньора» (т. е. лиц, которые не были ничьими вассалами), если они были направлены против могущественных людей, причем в некоторых случаях сам аделантадо должен был выступать в качестве их защитника.

За главным аделантадо, по своему значению, идет знаменосец как естественный защитник и покровитель вдов, сирот и дворян, не имеющих иных защитников, как исполнитель решений, вынесенных по делам высокопоставленных лиц, и как хранитель коронных владений (поместий, городов и замков короля), утрата или захват которых влекли за собой вызов на поединок лица, совершившего подобные деяния.

Старшие мэрины, замещающие аделантадо, обладали правами этих последних в пределах округов и населенных пунктов, куда они назначались королем; компетенция младших мэринов, назначаемых старшими мэринами или аделантадо, была ограничена правом разбора лишь некоторых тяжелых преступлений. Ниже мэринов стояли королевские алькальды (которых не следует путать с придворными алькальдами), в обязанности которых входило вершить судопроизводство ежедневно, кроме праздников, с помощью «достойных людей».

В некоторых законах алькальды сохраняют старинное название судей, которое в XIII в. употребляется также для обозначения любого судебного чиновника. Алькальдами завершается эта судебная иерархия, находящаяся в зависимости от короля. Каждый из этих должностных лиц имеет помощников в лице подчиненных ему исполнителей, называемых портерос или альгвасилами. Король имел своего старшего аль-гвасила. Функции защиты и представительства тяжущихся сторон входили в обязанности уже появившихся в ту пору адвокатов и защитников.

Но не следует думать, что судопроизводство было полностью унифицировано. Унификации препятствовали не только сложность и запутанность судебной иерархии, но и самое разнообразие правовых норм в отдельных областях. Документы того времени свидетельствуют о разноречивости законов, что приводило к необходимости для решения различных дел в каждой местности назначать разных судей (отсюда и сложная структура королевского судилища).

В документах встречаются любопытные случаи, например дело о подтверждении Санчо IV в 1286 г. привилегии церкви в Леоне. Один из ее каноников, согласно старинному обычаю, хранил экземпляр «Фуэро Хузго» и имел право совместно с алькальдами и «достойными людьми» города пересматривать все решения, включая и приговоры королевского суда, которые расходились с каким-либо пунктом этого кодекса.

Этот судебный трибунал продолжал существовать некоторое время, несмотря на проведенные судебные реформы; о его существовании свидетельствуют документы конца XIII в. (1295 г.); судоговорение в нем было устным и несложным. Кроме того, существовало множество различных королевских судов.

Вольные города имели своих собственных судей или алькальдов, избранных населением или городским советом; сеньоры, пользуясь своими привилегиями, могли назначать судей и мэринов и пескесидоров; ремесленные корпорации пользовались правом иметь собственных судей; дворяне также имели особых алькальдов или же решали свои споры только им дозволенным способом — в королевском суде или с применением обычной процедуры, или посредством поединка, а в некоторых случаях могли даже сами произносить приговор; скотоводы, объединенные в организацию под названием «Места», находившуюся под покровительством короля, имели особую юрисдикцию и своих алькальдов; наконец, университеты и духовенство обладали рядом судебных привилегий.

Все это показывает, насколько распыленными были еще судебные функции. С другой стороны, города обычно не стремились по доброй воле подавать.апелляции королю, чтобы не нарушать таким путем своих привилегий. Но тенденции к дальнейшей централизации уже наметились весьма отчетливо и подготовили будущую реформу судопроизводства, которая обеспечила его унификацию.

Знание римского права, присущее служилым людям, из числа которых короли назначали алькальдов, и их ярко выраженные монархистские и абсолютистские тенденции чрезвычайно способствовали этой перемене. Им оказывали содействие аделантадо и старшие мэрины, административные и судебные функции которых все более расширялись, между прочим, и в ущерб старинному праву убежища, которым пользовалось духовенство и знать; например, судьи могли преследовать преступников, даже когда они укрывались в крепостях и замках влиятельных лиц.

Одновременно весьма широко распространяется обычай «божьего мира», о котором часто упоминают законы XIII и XIV вв., в особенности когда речь идет о распрях и усобицах в среде знати.

MaxBooks.Ru 2007-2015