История Испании

Сеньории

Несмотря на большие привилегии, полученные соларьегос, в этот период не исчезает разряд сеньориальных поселений, с которыми мы встречались в предшествующие периоды. Большие богатства, накопленные некоторыми магнатами, позволяли им, как и в прежние времена, иметь вассалов не только плебейского, но и дворянского происхождения.

Но наиболее важной и многочисленной группой населения сеньорий являлись плебеи. Экономические выгоды, как уже отмечалось, заставляли сеньоров прежде всего освобождать крепостных, снимая с себя обязанность содержать их, а затем предоставлять им различные привилегии, соревнуясь в этом с королями и городами. Сеньоры заключали договоры с целыми группами крестьян, с крестьянскими семьями и даже с отдельными лицами, чтобы обеспечить обработку полей и получение ренты, или предоставляли новые фуэрос сеньориальным поселениям.

Таким образом, создается большое разнообразие в отношениях между сеньором и его вассалами и в общественном положении этих последних. В XIII, XIV и XV ВВ. встречаются многочисленные примеры таких фуэрос с внесенными в них сеньорами изменениями; заслуживают особого внимания фуэрос Таламанки, Алькала и Бриуэги, данные толедским архиепископом Родриго Хименес де Рада, которые не только освобождали эти селения от налогов или снижали размер повинностей и податей, но и предоставляли им вольности городского типа (ранее так поступал в Сантьяго епископ Хельмирес); фуэро Нестросы (1287 г.), пожалованное Лопе де Аро и его сыном; фуэро Бильбао (1300 г.), данное тем же сеньором, который освободил жителей от поборов всех видов.

Несмотря на все эти привилегии, сохранялось все же немало старинных барщинных повинностей, податей и ограничений свободы вассалов. В фуэро, данном зависимому населению Кантанильи де Онсонья Педро Гонсалесом в 1242 г., фиксированы следующие повинности: подать натуральная и денежная в день св. Михаила (в фанегах пшеницы и ячменя, и в сольдо и динеро), мартиньега, янтар, маньерия, барщинные повинности (вспашка, посев, сбор и обмолот урожая на четырех сернах господской земли), оссас, калонья, сборы в пользу мэрина.

В упомянутых фуэрос и в иных фуэрос той же эпохи, так же как и в общих установлениях, содержатся запреты соларьегос продавать свои земли, огороды, гумна и т.- п. кому-либо, кроме крестьянина, чтобы таким путем сеньор не терял рабочую силу для обработки земли и сеньориальные доходы. Но крестьянин сохранял право покинуть сеньора или переменить участок, «взяв с собой все свое», т. е. движимость. Альфонс XI на кортесах Вальядолиде (1325 г.) вновь подтвердил, как уже указывалось выше, это право вассалов, и такое же подтверждение мы находим в Уставе Алькала и в Вальдолидском Уставе 1351 г. Но при этом всегда ограничивалось право продажи саларьегос своих соларов, на чем, вполне естественно, настаивала знать.

Такую же заботу проявляли короли и в отношении своих фискальных прав. Во многих указах отмечалось, что в случае приобретения соларьего участка королевской земли этот участок остается подлежащим податному обложению в пользу короля. Если же крестьянин оставлял пустым или необработанным свой участок земли, то сеньор имел право отдать его для обработки другому лицу.

Обычай ухода вассалов от сеньора весьма любопытен. Один из законов Альфонса X устанавливает, что если пожелают покинуть сеньора вассалы-дворяне, то они должны или сами, или через уполномоченного объявить ему о своем решении и поцеловать ему руку.

Несоблюдение подобных формальностей при уходе лишало акт юридической силы и влекло за собой уплату штрафа. Если же подобное желание изъявлял вассал-плебей, то об этом объявлялось публично под колокольный звон и в присутствии свидетелей. Но покинуть сеньора такой вассал мог лишь по истечении определенного срока (согласно некоторым фуэрос — девятидневного), чтобы за это время можно было продать участок (солар).

Обладая этими правами, сеньоры продолжали осуществлять юрисдикцию в отношении своих вассалов, злоупотребляя своими привилегиями. Сеньориальные фуэрос и законы того времени упоминают о существовании уже известных ранее мэринов в сеньориях и следователей, назначаемых магнатами в тех областях, где им принадлежала юрисдикция.

Сам Альфонс X объявил, что права короля над вассалами сеньоров ограничиваются правом сбора «деньги» (dinero), что было не совсем точно, потому что королю принадлежало право разбора апелляций, а иногда и право вмешательства в сеньориальную юрисдикцию. Альфонс X, Санчо IV и Альфонс XI неоднократно карали феодалов, препятствовавших судопроизводству коронных мэринов; таким образом, короли пытались уменьшить политическую и административную автономию сеньорий.

Неоднократно им приходилось выступать с оружием в руках то для покорения мятежников, то для того, чтобы воспрепятствовать сеньорам строить новые замки в горах («отважные утесы», как их называют хроники) — очаги феодальной анархии.

Об этом очень интересно и ярко повествует «Хроника Альфонса XI»: «И владел местечком Пеньявентос король Альфонс (в 1332 г.), но местечко это захватили дон Хуан Нуньес де Лара Руи Перес, сын Руи Переса де Сото и Санчо Санчес де Рохас, и с ними много их товарищей. И король осаждал это укрепление десять дней...

И те, кто были на скале, видя, что они не могут больше сопротивляться королю, сдались при условии, что король ПОЗЕОЛИТ ИМ свободно уйти; и король согласился, и они удалились в Бусто; и король приказал разрушить все постройки в Пеньявентос и постановил, что это место будет считаться отважным утесом, и всякий, кто здесь переночует или поселится, будет признан изменником...

И случилось это в замке Рохас (в 1333 г.), а владел им рыцарь Лопе Диас по прозванию Диего Хиль де Фумада, и он не пожелал принять короля и вступил с ним в бой, и находившиеся в замке выпустили много камней и стрел против сражавшихся под знаменем короля; но столь жарким было сражение, что Диего Хиль послал просить короля, чтобы он позволил ему и всем, кто с ним был рядом, удалиться с миром и передать замок королю; и король согласился.

Итак, когда замок был передан королю, то он приказал схватить этого Диего Хиля и всех, кто был с ним в замке, и созвал на совет находившихся с ним дворян и спросил их, можно ли считать этих людей изменниками, так как они были его подданными и причинили столько потерь сражавшимся под его знаменами, и все ответили: да. И король судил их за измену и приказал их обезглавить, и отобрал их имущество в казну, и был казнен этот Диего Хиль и с ним еще семнадцать человек».

Уже отмечалось, что вассалы, со своей стороны, способствовали уменьшению политического значения сеньориальных поселений в течение столетий, воюя со знатью. Особенно упорной эта борьба была в городах, подвластных духовным сеньорам. При этом вассалы стремились добиться прав вольного города, народного самоуправления и независимости от епископов, капитулов, аббатов или духовных общин.

Часто эта борьба протекала в легальных формах и выражалась в апелляциях к королевскому суду; иногда же она приобретала революционный характер. В результате вассалы почти всюду добились права избрания должностных лиц и такой же гражданской и политической свободы, какой пользовались вольные города.

Таким образом, заметно уменьшилось политическое влияние сеньоров. Борьбу с королями сеньоры вели либо в одиночку, либо объединяясь между собой, либо, наконец, прибегая к помощи вольных городов.

Не следует забывать, что многие сеньоры насчитывали среди своих вассалов большое количество мудехаров. Это объяснялось тем, что, во-первых, короли жаловали в наследственное владение покоренные земли мавров, а во-вторых, что в старых христианских поселениях проживало много мусульман, покоренных в давние времена.

Зависимое мудехарское население, обремененное тяжелыми податями, как правило, обладало, однако, известными правами самоуправления; оно имело собственных судей, которые применяли особые законы; так было заведено в мусульманском квартале Пальма в Севилье, принадлежавшем роду Боканегра.

MaxBooks.Ru 2007-2015