История Испании

Социальное положение мудехаров

В предыдущем параграфе дана была общая характеристика положения мудехаров. Строго говоря, трудно привести законодательные акты и распоряжения общего характера, которыми в этот период строились отношения христиан и мудехаров. Зато частных указов и правил было много и при этом самого различного характера.

Прежде всего, необходимо отметить, что наиболее благоприятное законодательство о мудехарах имело место на арагонских территориях; часто нормам, выработанным в Арагоне, следовали кастильские короли. Так, фуэос Туделы, Калатаюда (1134 г.), Дагски (1142 г.) и других арагонских городов явились образцом для подобных же хартий в городах Кастилии.

Тексты толедских капитуляций и первоначального фуэро Толедо до нас не дошли, и это лишает нас возможности ознакомиться с чрезвычайными привилегиями, которые сперва, несомненно, были предоставлены мудехарам. Следствием политики Альфонса VI было умаление прав мудехаров при последующих изменениях фуэро Толедо в 1101 и 1118 гг.

Тенденция ограничить права мудехаров проявилась также в фуэро Эскалоны и Калаталифы (1141 г.), данных Альфонсом VII. В то же время фуэро Авии де Торрес, относящееся к этому же периоду, почти уравнивает мудехаров (которые называются в нем просто маврами) с христианами. То же имеет место в фуэро Сории и в других фуэрос Кастилии, скопированных с арагонского фуэро Калатаюда; на пограничных территориях и в пограничных городах (Куэнка) мудехарам предоставлялись еще большие права.

Фуэро Куэнки, данное Альфонсом VIII, в существенных своих чертах воспроизводит фуэро арагонсксго города Теруэля. Этим фуэро маврам гарантируется право жительства в городе и приезда на свои ярмарки. За уголовные преступления они караются так же, как и христиане, и им дается право избирать из своей среды корредора — уполномоченного для заключения сделок о купле-продаже товаров. Подобное же законодательство, благоприятствующее мусульманам, впоследствии распространилось на многие другие города Кастилии и Андалусии.

В результате завоеваний Фернандо III во владении кастильской короны оказалось множество мавров, что вызвало крайнюю разноречивость в предоставляемых мудехарам фуэрос. Так, например, в Баэсе и Мурсии мудехарам даны были различные гарантии и привилегии, в то время как в Кордове они находились почти в бесправном положении. В эпоху Альфонса X различия эти отчасти сгладились, так как установлены были общие правила, которыми определялось положение мудехаров.

Мудехары жили в городах и сельских местностях, и права горожан и земледельцев были различны. Сельское население делилось на три группы — арендаторы, почти крепостные, приписанные к поместьям рикос омбрес; мавританские воины, которые жили на территориях укрепленных городков и крепостей, непосредственно подчиняясь своим князькам — арраэсам или алькайдам и состоя на службе кастильского короля, и свободные земледельцы, проживающие либо на хуторах, либо в общинах, причем эти альхамы патронировались или королем, или гроссмейстерами военных орденов, которые пользовались в сфере управления такой же автономией, как и вольные города.

С течением времени население альхам уменьшалось и мавры сосредоточивались в крупных городах, где их права гарантировались фуэрос, причем городские мудехарские общины также носили название альхам. Однако в городах мудехары были стеснены порой в большей мере, чем в сельских местностях, так как хотя им дозволялось открыто исповедовать свою религию на основании привилегий, фиксированных в капитуляциях (как это имело место в Толедо, Баэсе, Севилье, Хересе, и Мурсии, где в течение долгого времени оставались мечети), но в большинстве случаев подобные права мудехарам не предоставлялись.

Кроме того, их заставляли носить, как мы уже говорили, особую одежду (в Севилье это правило было введено с 1252 г.) и отводили для жительства специальные кварталы; впрочем, об этом иногда просили сами альхамы ради большей безопасности. Между тем мавританскому населению в сельских местностях разрешалось иметь свои мечети.

Обособление мудехаров от христиан выражалось и в том, что мавританское население имело свои особые бойни и своих собственных старейшин, ведающих распределением воды в оросительных системах. Процесс подобного обособления (а оно со временем проявлялось все более и более отчетливо, поскольку обострялся религиозный антагонизм между христианами и мусульманами и общие тенденции в политике клонились к ограничению прав мудехаров) замедлялся, потому что общению мудехаров и христиан благоприятствовали обычаи страны.

В немалой степени этому же способствовала алчность собственников-христиан, которые охотно сдавали за плату свои дома мудехарам во всех кварталах города. Следует отметить, что, по мере того как фронт реконкисты все далее продвигался к югу, война приобретала характер крестового похода и былая терпимость уступала место фанатизму и различным проявлениям ненависти, причем подобные тенденции характеризовали не только поведение христиан, но и отношение к последним мусульман.

Этому в немалой степени способствовали альмохады с их фанатизмом и грубостью. Тем не менее, политические интересы, которыми руководствовалась одна сторона, и частные нужды другой стороны, не говоря уже о взаимных влияниях в сфере культуры, определяли те тенденции солидарности и взаимопонимания, которые противодействовали все более усиливающемуся духу крайней нетерпимости. А дух этот (что, впрочем, естественно) возбуждался христианской церковью, которая опасалась, что общение христиан с многочисленным мудехарским населением будет способствовать возникновению ересей и росту религиозного индиферентизма.

На мудехаров пало тяжкое бремя податного обложения: они обязаны были выплачивать десятину со своих доходов — так называемую капитасьон или королевскую деньгу, церковную десятину, несмотря на то, что христианскую религию они не исповедовали, и одиннадцатую долю доходов городу, на территории которого они проживали. Было еще много иных податей, и результатом налоговой политики завоевателей явилось резкое уменьшение численности населения в таких областях, как севильское королевство.

MaxBooks.Ru 2007-2015