История Испании

Семейное право

Мужчина был главой семьи, и женщина была ему подчинена во всех отношениях. Любые контракты, заключаемые женой, должны были подтверждаться мужем. Приданое давал жених, а невеста, вступая в брачный союз, приносила с собой некоторое движимое имущество, драгоценности, платье, постель и т.д., и этот вид приданого носил название ашуар или ахуар.

Приданое называлось также аррас, иногда устанавливались размеры приданого, а иногда право определить его размеры предоставлялось заинтересованным сторонам. Считалось, что каждый из супругов имеет право на половину имущества, приобретенного в браке, так что, когда умирал один из супругов, другой получал свою часть имущества.

Кодекс «Фуэро Хузго» устанавливал пропорциональное разделение имущества, приобретенного каждым из супругов в браке. В некоторых областях действовал закон — Фуэро Байлйо, согласно которому все имущество супругов было общим. Право на получение части имущества признавалось в эту эпоху как за супругами, состоящими в браках по благословению, так и за теми, кто связан был брачными узами по контракту, и даже за барраганами.

Некоторые фуэрос предоставляли супругу-вдовцу (если он только не вступал во второй брак) право пользоваться всем имуществом, приобретенным в браке (право «единства»). При этом родственники умершего не имели права требовать долю покойного.

Дети по-прежнему находились во власти отца, которому было запрещено продавать детей, отдавать их в качестве заложников, дурно обращаться с ними, увечить их и т.д. Кроме того, отец должен был уплачивать штрафы, налагавшиеся на детей независимо от того, были ли его дети законными или прижиты от наложницы. Дети не имели собственного имущества, пока находились под властью отца. Из-под власти отца они выходили, вступая в брак или по достижении определенного возраста. После смерти отца мать получала право опеки над детьми, пока не вступала в новый брак.

Как общее правило, дети получали наследство отца, причем преимущество принадлежало законным детям. Однако в некоторых случаях незаконные дети (в соответствии с правилами, фиксированными в некоторых фуэрос) могли получать наследство наряду с законными. Дети, рожденные от сожительства незамужней женщины с холостяком, могли, согласно фуэро Сории, получить четвертую часть имущества отца, даже если отец имел в период, составления завещания других законных детей от последующего брака.

Уже указывалось, что даже дети духовных лиц могли получать наследство. Дети, прижитые в баррагании, назывались бастардами. Бастарды могли наследовать имущество своих отцов, причем отцы — дворяне имели право оставлять им имущество на сумму до 500 сольдо.

Люди, умиравшие бездетными, назывались матеро (буквально: бесплодные). Если они были сервами или форерос, их имущество переходило к сеньору по так называемому праву материи. Этот закон соблюдался в Леоне и Кастилии до начала XI в., а в Астурии и Галисии действовал более продолжительное время.

Форерос и тягловые люди на королевских землях также попадали под действие обычая маньерии, однако как для них, так и для жителей сеньорий было много исключений в отношении некоторых видов имущества, так как фуэрос, регулирующие сбор маньерий, были весьма разнообразны. Альфонс V отменил маньерию для дворян (фуэро Леона 1020 г.), а затем принцип свободы завещательных распоряжений постепенно принимается и другими фуэрос. Несмотря на это, еще в XIV в. в Астурии имелись случаи маньерии.

Тесная связь между супругами и между родителями и детьми придавала семье большую сплоченность, причем в семью включалось значительное число родственников. Хотя закон признавал за невестой или женихом право получения определенной доли имущества родителей, тем не менее, очень часто, особенно у крестьян, раздел имущества не происходил, и женатые дети продолжали жить вместе с родителями и дедами, образуя семейные группы, которые сообща пользовались домовым имуществом, не допуская выделов.

Эти общины, в различных формах и под различными названиями (особенно в Астурии и Галисии), способствовали не только укреплению семейных уз, но также и сохранению единого имущественного фонда, что весьма благоприятствовало земледелию в тот период, когда так необходимо было объединение рабочих рук. Следует отметить, что часто руководство общиной, когда умирал отец, переходило к старшему сыну или старшей дочери.

Эго чувство солидарности укреплялось в Кастилии различными законами и обычаями, которые иногда устанавливали в качестве постоянной и неотчуждаемой собственности семьи такие вида имущества, как дом, гумно и сад, а иногда предоставляли родственникам преимущественное право приобретения продающегося имущества или же предписывали, чтобы по смерти одного из супругов, в том случае, если он не имел детей, все имущество возвращалось к родственникам по восходящей линии.

Благодаря этому так устойчивы были древние обычаи и обеспечивалась столь настоятельная для средневекового общества потребность сохранения уз семейной солидарности, что в свою очередь содействовало развитию сельскохозяйственного производства, основанного на труде крепких семейных общин.

MaxBooks.Ru 2007-2015