История Испании

Законодательство

В результате политической борьбы и общих тенденций того времени, которые благоприятствовали развитию правовых систем и появлению более или менее догматических компиляций, законодательство в Арагоне было представлено многочисленными актами, сведенными, как и в Кастилии, в особые своды. Свод фуэрос, составленный по приказанию Хайме I в 1247 г., положен был в основу при реформе законодательства. Последующие законы общего характера являлись дополнениями этого свода.

Так, в 1283 г. к нему была присоединена Генеральная Привилегия; позднее (в 1300 г.) все новые законодательные, акты Хайме II были сведены в одну книгу (IX), добавленную к восьми предыдущим, а Педро IV (1348 г.) кодекс обязан десятой книгой. Наконец, во времена Хуана I и Мартина I прибавились еще две книги (XI и XII).

Этот общий свод законов, содержание которого относится прежде всего к области политического права, судопроизводства и права, теперь именуемого частным, включал в себя также местное законодательство городских фуэрос и обычаи, относящиеся к области гражданского права. В эту эпоху жалуется ряд новых фуэрос (фуэрос Альбаррасина, 1370 г.; Арана, 1313 г.; Кампродона, 1321 г.; Педральвы, 1354 г.; Монтесы, 1289 г. и др.) и подтверждается свод фуэрос («двадцать фуэрос») Сарагосы (1283 г.).

Необходимо также иметь в виду законы городов и общин и документы частного характера, в которых находят отражение нормы обычного права, чтобы получить ясное представление о состоянии законодательства в стране. Особенно важны для ознакомления с обычаями сборники законов, которые начали составляться в XIV в. (в царствование Хайме II) и получили наименование «Обсерванций». Первым составителем, труд которого утрачен, был хустисья Перес де Саланова.

Основываясь на этом сборнике и на произведениях законоведов и дополнив его некоторыми «актами кортесов», Мартин Диас де Аукс составил новый сборник по заданию Альфонса V, который на сессии кортесов в Теруэле в 1427-1428 гг. распорядился издать свод обычаев королевства. Эти и позднейшие сборники, названные «Новыми Обсерванциями», легли в основу свода общих фуэрос, в котором насчитывалось двенадцать книг. Наконец, важными элементами арагонского законодательства являлись решения или акты (фуэрос) кортесов, не вошедшие в эти двенадцать книг; акты кортесов, охватывающие период с 1413 по 1467 г., сведены в девятитомный кодекс.

Как существенный элемент в системе общегосударственной организации, отражающий социальные различия, и как элемент системы управления, содействующий концентрации власти и формированию государственного единства, отправление судопроизводства имеет для изучаемой эпохи гораздо большее значение, чем для нашего времени. Поэтому так важно изучать все сколько-нибудь существенные модификации в системе судопроизводства, чтобы тем самым установить закономерности ее развития как элемента, имеющего одновременно и социальное и политическое значение.

Ввиду взаимосвязи социальных и политических факторов нам пришлось отложить освещение некоторых сторон этого вопроса при рассмотрении политической организации. Уже отмечалось, что хустисья, сначала простой помощник или советник короля по военным делам, превращается в особого судью знати (в 1265 г.), затем в верховного судью королевского двора с резиденцией в Сарагосе, и наконец, согласно Привилегии Унии, становится судьей-посредником, который обязан охранять безопасность и нравы дворян под их же контролем и с их помощью.

Но хустисья не был посредником между народом и королем, как этого можно было ожидать. Функции его были чисто судебными и таковыми остались после реформ Педро IV вплоть до конца рассматриваемого периода: судья должен был главным образом следить за тем, чтобы не нарушались две привилегии в сфере уголовного права, которые имели место лишь в Арагоне. Первая привилегия — так называемая привилегия манифестации — была сходна с правом убежища.

В силу этой привилегии судья арестовывал ответчика, чтобы укрыть его от притеснений во время процесса, и только после вынесения приговора передавал его судебному исполнителю для приведения приговора в исполнение. Лица, на которых распространялась эта привилегия, заключались в тюрьму, которая носила название «Узилища манифестантов». Вторая привилегия - привилегия подписи — заключалась в том, что судья отдавал распоряжение об охране собственности и владений одной из тяжущихся сторон. При этом лицо, которое пользовалось этой привилегией, не могло быть лишено свободы до тех пор, пока не был вынесен приговор соответствующим судьей или судебным трибуналом..

К несчастью, хустисья не раз пренебрегал выполнением своих священных обязанностей. И кортесы, которые так много сделали для возвеличения этой должности (допустив судью председательствовать на их сессиях), создали орган надзора за его судебными функциями, так называемый «трибунал семнадцати». Этот трибунал обязан был наблюдать за деятельностью другого трибунала — Консистории хустисьи, состоящего из пяти членов, ученых юристов, которых король назначал по предложению кортесов.

Со своей стороны, король, в соответствии с фуэрос, давал публичную аудиенцию по пятницам или субботам. Судьи должны были быть уроженцами Арагона. В зависимости от звания, должности и ранга судья мог иметь различные титулы — байли, хустисья, хурадо (присяжный), хуэс (судья в собственном смысле слова). Все они обязаны были при вступлении в должность приносить присягу; им было запрещено требовать вознаграждение за ведение дел, принимать подарки и т. п.

По законам Хайме II в компетенцию собрехунтеро входили следующие функции: исполнение приговоров хустисьи и других судей Арагона и распоряжений, отданных им от имени короля, а также распоряжений правителя Арагона; собрехунтеро обязан был преследовать преступников, в особенности воров и убийц, и представлять их городским судьям, которым надлежало разбирать подобные дела; он обязан был требовать от ответчика возмещения судебных издержек истца.

Собрехунтеро запрещалось вызывать в суд и задерживать кого бы то ни было без приказа короля, хустисьи, правителя или судьи, предпринимать карательные действия до вынесения приговора, взимать плату с тяжущихся и т. д. Злоупотребления при отправлении судопроизводства в Арагоне были аналогичны тем, какие имели место в Кастилии.

Об этом свидетельствует один документ Альфонса V (от 1436 г.), в котором он приказывает хустисье положить конец «крючкотворству и порочным делам дурных адвокатов, чьи поступки оскорбляют достоинство и авторитет судов, дают основания клеветать на судью и оскорблять его», а также указывает на то, что судья сам «должен блюсти честь своего звания от всяческих посягательств».

Район Рибагорсы представлял некоторые особенности в отношении характера судоустройства. Функции судьи выполнял здесь вегер, которым мог быть только уроженец Арагона или же Рибагорсы, имевший титул «собрехунтеро Рибагорсы, Собрарбе и их долин».

Касаясь процессуальных норм, следует отметить, что Генеральная Привилегия отменила тайную или инквизиционную форму разбора дел, (но, с другой стороны, приняла ее для еретиков). Законами 1247 г. была отменена пытка, испытание каленым железом, «божий суд», применение в судах чужеземных законов и т. д. Но все же «простые доказательства» не исчезли из арагонских обычаев вплоть до XIV в. Более важной была привилегия «око за око» некоторых городов, в силу которой они могли сами вершить суд, когда считали себя оскорбленными: это создавало предпосылки для многих злоупотреблений и бесчинств.

Если на основании закона нельзя было вынести приговор, судьи руководствовались прецедентами и нормами обычного права.

В случае убийства родичи убитого могли требовать возмещения от преступника, причем постепенно исчезает обычай кровной мести. Законы рекомендуют преследуемому за убийство не показываться на глаза родственников убитого в течение одного года и одного дня, по прошествии же этот срока убийца вправе уже предложить денежную компенсацию.

Юрисдикция монарха распространялась в равной мере на все селение королевского домена, хотя и была ограничена частной властью сеньоров; сеньоры имели право чинить суд над преступниками на своих землях. Впрочем, для приведения в исполнение смертного приговора сеньору необходимо, было получить разрешение короля или бальи.

Сеньоры также имели право на определенную долю штрафа, заменявшего наказание, или на долю компенсации за убийство. Войны между феодалами, которые велись с различными целями, вынуждали королей к искоренению этого зла или, по крайней мере, к уменьшению вредных последствий подобных кампаний.

MaxBooks.Ru 2007-2015