История Испании

Система управления, финансы и войско

В фуэрос XIV века встречаются новые титулы наряду с уже известными нам и более ясно определяются функции некоторых должностных лиц. В фуэрос упоминаются должности правителя Арагона, генерального бальи, собрехунтеро, окружных судей, судей, следователей, верховных судей, судей по уголовным и гражданским делам, алькальдов и сборщиков дорожных пошлин. Эти наименования по большей части равнозначны, функции же, выполняемые указанными должностными лицами, в общем такие же, как и прежде.

Рибагорса в административном отношении (как и в судебном) представляла некоторые особенности, так как все государственные должности там могли замещаться только уроженцами этой области, Лучше всего в законах разработаны функции должностных лиц, связанных с фиском. По-видимому, именно в это время впервые разделяются казна королевства (фиск) и личное имущество короля; во главе казначейства становится генеральный управляющий, а затем и глава счетной палаты, а управление королевским имуществом поручается бальи.

Им подчиняются сборщики налогов и лица, ведающие государственными рентами. Казна пополнялась в основном за счет налогов, число которых по Генеральной Привилегии было сокращено для горожан до восьми: то были «пятина скота» и подать на предметы первой необходимости. Вводятся гербовый сбор и налог на волов, заимствованный из Каталонии, который взимался с запряжки волов и с крупного рогатого скота. Запрещено было накладывать новые провозные пошлины.

Дворяне, согласно Генеральной Привилегии, были освобождены от уплаты налогов даже с тех земель, что они приобретали во владениях короля. Они уплачивали лишь — налог, подобный кастильской «lanza», а инфансоны, если они занимались торговлей, платили подати наравне с городскими купцами. Но эффективность всех этих установлений в области финансов парализовалась царившими в то время невероятными беззакониями. «Государственные должности продаются, государственные доходы находятся в руках немногих, которые их бессовестно используют, и никто не хочет положить этому конец, так как все виновны».

Власть имущие, феодалы и законники, угнетали народ (примером подобных бесчинств является поведение Педро Хильберта в Дароке, в середине XV в.), а когда возмущенные этим короли делали попытки привлечь виновников злоупотреблений к ответственности, то нередко случалось, что они откупались от короля значительной суммой денег.

В организации войска и оплота в этот период происходят незначительные изменения. В законах, обнародованных после Хайме I, подтверждается обязанность феодалов служить в войсках короля (если они не находятся в это время вне Арагона или «за морем»), причем они получали за это вознаграждение, так же как и вассалы короля, призванные им на службу. Исключения допускались для больных, для тех, у кого были при смерти отец, мать или жена, для освобожденных от военной службы хустисьей и в некоторых иных случаях.

Дворяне, кроме того, должны были оказывать помощь при защите городов и вносить деньги на починку городских стен. Но короли не довольствовались столь скудными ресурсами при ведении войн. Нередко они нанимали отряды авантюристов, как это было во время войн между Педро IV и Педро I Кастильским и во время итальянских кампаний, или же нанимали отряды тех горцев-альмогаваров, к помощи которых прибегали, как то отмечается в «Партидах», также и кастильские короли.

Один хронист конца XIII в. описывает альмогаваров следующим образом: «Это люди, которые не могут жить без войн и которые умирают не в городах и селениях, а в горах и в лесах; и они непрерывно воюют с сарацинами и вторгаются большими отрядами в их владения и этим живут и терпят много невзгод, которые другие люди не могли бы вынести; случается порой, что они, если это нужно, проводят два дня подряд без еды и питаются травой с полей... И их начальникам ведомы все места и все дороги. И носят они, будь то зима или лето, одну и ту же рубаху, а голени их прикрыты кожаными штанами, а обуты они в «абарка». И каждый имеет копье и два дротика и кожаную сумку, в которой он держит свою пищу. Они сильны и быстры в беге... Это — каталонцы, арагонцы и горные жители».

Короли также нанимали, особенно для далеких и трудных походов, людей, находившихся в еще худшем положении, бандитов, которых преследовали в Кастилии эрмандады.

«Это, — сообщает тот же хронист, — кастильцы и люди из глубин Испании: чаще же они — местные уроженцы. Так как они не имеют никаких доходов или же прожили и проиграли их, или совершили какой-нибудь дурной поступок, то они бегут с оружием из своих земель. И они отправляются к пограничному горному перевалу Мурацаль, где высокие горы, крепости и дремучие леса граничат с владениями сарацинов, с одной стороны, и христиан — с другой; и здесь проходит путь из Кастилии в Кордову и Севилью, и отсюда люди эти нападают на христиан и сарацин, ибо ни к чему иному они не способны, а сами укрываются в лесах и живут в них; столь могущественны и так хорошо вооружены эти люди, что король Кастилии не может с ними справиться».

Арагонцы вообще были противниками создания крупных армий, необходимость формирования которых определилась захватнической политикой ряда королей (в особенности же Педро II и Альфонса. Эта политика требовала значительных расходов и весьма мало отвечала скромному образу жизни жителей Арагона.

Наведение общественного порядка в случаях грабежа в ненаселенной местности или мятежа лежало на обязанности городов и феодалов. За невыполнение этой повинности полагалась смертная казнь.

В этот период (1319 г.) создается новый духовно-рыцарский орден Монтесы, к которому переходит имущество тамплиеров. Тогда же основываются ордена Альфамы и орден Милосердия, который из духовно-рыцарского превратился в нищенствующий. После ликвидации ордена тамплиеров весьма возвысился также орден иоаннитов.

MaxBooks.Ru 2007-2015