История Испании

Балеарская монархия

По завещанию Хайме I Балеарское королевство с присоединенными к нему частями Руссильона и Серданьи должно было оставаться совершенно независимым от Арагона. Однако Хайме II, король Майорки, вынужден был уступить честолюбивым стремлениям Педро III, а во избежание большего зла он признал себя вассалом арагонского короля, причем оба брата подписали следующее соглашение: короли Майорки, как почетные вассалы арагонских королей, должны были присутствовать на заседаниях кортесов Каталонии; «Обычаи» применялись в Руссильоне и Серданье, но не на островах; принята была монета Барселоны; ни один подданный Майорки не мог апеллировать королю Арагона; король Майорки продолжал собирать бовахе (налог с воловьей упряжки) и ввел новые налоги — дорожный сбор и поземельную подать; между двумя королевствами был заключен вечный наступательный и оборонительный союз.

Этот договор был ратифицирован в 1295 г., когда Хайме II были возвращены его майоркинские владения. Таким образом, балеарская монархия сохранила навсегда свою ленную форму в отличие от остальных испанских государств. По своему внутреннему устройству она также сильно отличалась от арагонской благодаря более демократическому и патриархальному укладу и сопротивлению, которое оказывали, начиная с Хайме I, все короли любым попыткам знати создать крупные сеньории.

Так, Хайме II скупил много земельных участков, которые при репартимьенто (разделе) отошли к дворянам, и основал несколько королевских городов. Он проявил себя незаурядным организатором; по почину Хайме II были проведены значительные общественные работы и основана коллегия восточных языков. Хайме II оказывал покровительство сельскому хозяйству и способствовал нормализации денежного обращения выпуском полновесной монеты.

Короли Майорки, создавая коронную судебную палату, учреждая должности коронных судей (бальи, вегера и др.), стремились как можно больше расширить сферу государственной юрисдикции. Однако им приходилось терпеть ограничения своей судебной власти, вызванные сопротивлением со стороны старых феодальных учреждений. И хотя постепенно эти учреждения исчезали или преобразовывались, по все же следы и пережитки старого уклада сохранялись долго. Так, в сеньории Сафортесы феодалу принадлежало право гражданской и уголовной юрисдикции, которым он пользовался в течение многих столетий.

Впрочем, если бы честолюбие арагонских королей не побуждало их к постоянному вмешательству вдела Майорки, то королям этого острова безусловно удалось бы создать гораздо более прочное и централизованное государство, чем монархия на полуострове, так как этому благоприятствовала социальная обстановка, сложившаяся па Балеарских островах. Однако балеарская монархия чересчур быстро была поглощена арагонским королевством и не получила возможности для дальнейшего развития.

После окончательного присоединения к Арагону в 1349 г. Майорка лишилась собственного короля, но сохранила название королевства и особую организацию управления, с отдельной казной, с теми же должностями, которые существовали в период ее независимости, и с особым законодательством, так как стремления к централизации арагонских королей были не настолько велики, чтобы вызвать уничтожение областной автономии, установленной Хайме I.

Отчасти благодаря этому и отчасти потому, что проблема королевской власти, столь важная для государств полуострова, не существовала на Майорке после ее слияния с Арагоном, политическая жизнь сосредоточилась здесь в городских учреждениях, порождая особые формы борьбы, о которых речь будет идти в дальнейшем.

Прямым следствием присоединения к Арагону явился рост податного бремени, вызванный необходимостью удовлетворить издержки на ведение внешних войн, и расстройство торговли.

MaxBooks.Ru 2007-2015