История Испании

Политическая жизнь

Присоединение Наварры к Франции не внесло существенных изменений в ее политический строй. В течение всего изучаемого периода продолжается раздробление государства (характерное для средневековья — эпохи, когда короли были главными представителями централизаторских стремлений), но сохраняются городская автономия и, как правило, неограниченная частная власть светских и церковных феодалов при значительном разнообразии законодательства. «Генеральное Фуэро» не принесло унификации правовых норм.

Изменения в этот свод были внесены Людовиком X Сварливым в 1309 г., Филиппом III в 1330 г. и Карлом в 1418 г.; «Генеральное Фуэро» было расширено и улучшено в эту эпоху, и аналогичные преобразования стремилась, по-видимому, осуществить и Каталина де Фуа в 1511 г., незадолго до присоединения Наварры к Кастилии. Но хотя «Генеральное Фуэро» и охватывало почти все области права, оно все же было всегда лишь дополнением к городским фуэрос и к королевским привилегиям.

Именно в этих последних, как и в королевских уставах и в решениях кортесов, следует искать элементы, которые явились основой общего права, подрывающего строй сеньориальных и судебных привилегий. Привилегии, данные королем Теобальдом I, были объединены в сборник частного характера, так называемый «Великий картулярий». Но в то же время жаловались и подтверждались городские фуэрос для Вианы, Эспронседы, Сан Хуан дель Пье дель Пуэрто, Туделы (подтверждены в 1330 г.), Торреса, Корельи, Сан-Эстеван де Лерйнаи др.

В сфере судопроизводства короли осуществляли свою власть (а как известно, именно в этой области особенно отчетливо проявлялся принцип государственного суверенитета) прежде всего посредством коронного суда, функции которого вплоть до середины XIV в. совпадали с функциям Королевского совета и лишь затем приобрели более четкий характер.

Вначале в состав коронного суда входили несколько рикос омбрес, назначаемых королем, который являлся председателем этого присутствия, и алькальд того округа, где находился двор. Структура суда была постоянной, — имелись уже постоянные судьи на жаловании, которые стали называться придворными алькальдами. В 1413 г. их было четверо, и все они назначались королем. Трое алькальдов представляли сословия (дворянство, духовенство и города), один алькальд являлся делегатом короля.

Должностными лицами судебного ведомства на местах были мэрины и их заместители — сосмерйны (в 1346 г. было пять мэринов, а в 1407 г. к ним прибавился еще один для области Олите), алькальды округов и рынков, байли, алькальды-консультанты и т. п. Эти последние, назначаемые королем по предложению присяжных, должны были давать совет в сомнительных, не содержащихся в законах случаях присяжным или шести «лучшим людям». Через них разрешалось апеллировать к королю или его суду.

Система наказаний долгое время сохраняла свои прежние черты. Так, в начале XV в. еще существовали «простые доказательства» — испытания каленым железом, кипятком и т. п., так же как и судебный поединок.

Последний применялся не только дворянами, но и крестьянами — с той лишь разницей, что крестьяне бились дубинками вместо шпаг. Весьма жестоко наказывали за ограбление, за кражу и вред, причиненный животным, в особенности же кошкам; следует отметить что животные рассматривались как существа, наделенные разумом и отвечающие за свои поступки; так, «Генеральное Фуэро» упоминает о наказаниях для собак, мулов и т. п.

Еще в XV в. сохраняется обычай (существовавший также и в других европейских государствах) налагать запрещение на погребение должника до тех пор, пока его семья не заплатит долга.

В XIV и XV вв. происходит отделение от королевского суда Королевского совета, который становится совещательным органом по общим вопросам политики и управления. Однако из одного документа 1496 г. вытекает, что совет выполнял также функции суда по апелляциям. В 1508 г. имелось два Королевских совета: так называемый большой (полный) и ординарный. Для ведения финансовых дел Карл II создал специальный орган, названный Счетной палатой (1364 г.), который играл большую роль в управлении.

Само собой разумеется, что короли стремились не только устранять дефекты в организации государственного аппарата, но и бороться с распущенностью должностных лиц. Выше уже отмечались злоупотребления, чинимые некоторыми из них по отношению к евреям. Не меньшие злоупотребления обычно совершали мэрины при арестах и при взыскании штрафов, налогов и т. д. Карл III вынужден был опубликовать специальный указ, направленный к устранению этого зла.

В середине XV в. (1450 г.) зарождается новый орган — Генеральная Депутация Наварры с переданными ему кортесами финансово-экономическими функциями. В начале XVI в. (в 1501 г.) Депутация превращается в своего рода исполнительный комитет кортесов, состоящий из представителей трех сословий и обязанный (как и в Арагоне, Каталонии и Валенсии) следить за соблюдением законов и порядком в государственных финансах.

Одним из высших должностных лиц королевства являлся маршал (возможно, что эта должность заимствована во Франции), исполнявший обязанности канцлера и подчиненный коннетаблю. Должность коннетабля была создана во времена королевы Бланки; коннетабль являлся верховным военачальником и президентом дворянского сословия кортесов.

Королевская юрисдикция была ограничена частной властью как светских, так и духовных феодалов. Но в большинстве случаев король сохранял свое право высшей юрисдикции и вынесения приговора по апелляциям, свою долю в денежных штрафах и право взимания общих налогов.

Вольные города, немногочисленные в Наварре, стремились ограничить привилегии знати, положить конец ее беззакониям и сохранить в неприкосновенности свои фуэрос. С этой целью они основывали эрмандады (хунты), ополчения которых нередко совершали нападения на сеньории и расправлялись с рыцарями-бродягами.

Эти искатели легкой наживы, действуя обычно целыми шайками, грабили и причиняли насилия плебейскому населению. Тем не менее не прекращалась, как и в предыдущий период, борьба между городами, на что содержатся намеки в статуте одного братства от 1355 г.

Не раз приходилось распускать эрмандады, которые превышали свои полномочия. Часто даже не создавая эрмандад, крупнейшие города устанавливали род опеки над менее значительными центрами, овладевая ими под предлогом зашиты их прав, как это можно наблюдать на примере Туделы и на ее взаимоотношениях с окрестными селениями, которые она вынуждена была не раз защищать силой оружия против городов, расположенных на границе с Кастилией и Арагоном.

В городах имелись алькальды, рехидоры, присяжные, иногда избиравшиеся открытым голосованием, иногда же путем баллотировки во избежание борьбы партий. Избирательными участками были приходы. В некоторых городах наряду с алькальдом имелись судьи — должность весьма давнего происхождения, просуществовавшая еще ряд столетий.

Города имели обширные общинные земли (главным образом леса), пользование которыми облегчало существование плебсу. Весьма отчетливо проявляется благодаря этому разница между городами Горной Наварры (Монтаньи), у которых были обширные общинные угодья, а поэтому отсутствовали бедные батраки, и городами Низинной Наварры (Риверы), в которых вследствие захвата общинных земель частными лицами таких обездоленных бедняков было множество.

MaxBooks.Ru 2007-2015