История Испании

Социальный и политический строй Бискайи

Судя по древним источникам, заселению Бискайи способствовали различные сеньоры, а в связи с этим на территории страны возникали небольшие центры, которые, естественно, принимали облик, свойственный сеньориальным владениям. Освоение новых территорий происходило либо в ходе завоевания, либо путем заселения покинутых или пустующих земель, причем широко была распространена практика пожалования местным крестьянам земельных наделов.

Возможно, что крестьяне создали несколько федеративных бегетрий, или, точнее говоря, одну единственную бегетрию, которая в отличие от других территорий называлась «открытой землей» или «землей инфансонов». Само название этого объединения указывает на притязания ее обитателей на дворянское достоинство, притязания, которые настолько укоренились у жителей Бискайи, что они даже не разрешали селиться в стране чужеземцам не дворянского звания.

Знать пользовалась обычными привилегиями и держала в подчинении патронируемых и крепостных, превратившихся впоследствии в соларьегос, которым даны были вольности, зафиксированные в фуэрос (так произошло в Лограньо, причем фуэро Лограньо получило большое распространение) и в соглашениях или особых актах. Этот процесс как в Бискайе, так и в других местах указывает на наступление важного этапа в истории освобождения крепостных.

Простые люди городов, свободные и независимые, представляли собой средний класс Бискайи, который управлялся согласно обычаям, а также, возможно, и в соответствии с фуэрос и привилегиями, данными королями Наварры и Кастилии и владетелями Бискайи. Этим объясняется различие норм гражданского права, существующее и по настоящее время в городах (сеньориального происхождения) и в сельских местностях. Обычаи были впервые записаны в 1452 г., будучи утверждены королем Кастилии.

В политическом отношении Бискайя, как мы знаем, определилась как родовая сеньория, которая достигла консолидации благодаря закону об инкорпации ее, по праву наследования, во владения кастильской короны (1370 г.). Фактически Кастилия овладела этой областью значительно раньше. Включение Бискайи в состав Кастилии не привело, однако, к полной унификации системы управления, хотя и были назначены коронные должностные лица и созданы центральные органы, представлявшие монарха и находившиеся в Бильбао. Почти полную автономию, по крайней мере в сфере внутреннего управления, сохранили районы Инфансонадо, Дурангесадо (с центром в Дуранго) и Энкартасьонес (с центром в Авельянеде).

Общее управление провинцией (но имелось также особое управление для Инфансонадо) было предоставлено коррехидорам—делегатам короля,— которые имели заместителей в различных пунктах провинции, нескольким генеральным депутатам, рехидорам, прокурадорам, синдикам, секретарям и казначею.

В то время как коррехидор был непосредственным представителем центральной власти, генеральные депутаты управляли провинцией как представители ее населения. Они ведали административными и хозяйственными делами и разрешали некоторые вопросы политического порядка в тех случаях, когда отправление подобных функций не умаляло авторитета короля.

Они пользовались привилегией, сходной с привилегией «Судебной визы» Алавы, — препятствовать действиям коррехидора, если таковые противоречили фуэрос. Казначей был высшим должностным лицом в системе финансового управления: он собирал налоги и разрешал все тяжбы, которые возникали в связи с податным обложением.

Тот же общий для всей провинции характер носили генеральные хунты, сходные с хунтами Алавы, и состоявшие из непостоянного числа представителей городов и «открытой земли», избираемых по округам всеми жителями, за исключением духовных лиц, — факт, сам по себе заслуживающий внимания. Хунты собирались обычно раз в два года в Идойбальсаге, а с XVB. — в Гернике, под традиционным деревом, и перед этим собранием коррехидор и короли присягали фуэрос и вольностям провинции.

В состав особого управления для Дурангесадо входили заместитель коррехидора и своя местная хунта, собиравшаяся в Гередиаге. Управление Энкартасьонесом (на юго-западе Бискайи) осуществлялось другим заместителем коррехидора, синдиком, советником-законоведом и хунтой, собиравшейся в Авельянеде.

Характер управления был различным в пределах городских территорий и «открытой земли»; даже в различных пунктах в границах этих территориальных подразделений существовали свои специфические особенности. В сеньориях их владелец назначал двух алькальдов и иных должностных лиц. В свободных сельских местностях существовали самые различные формы демократического строя.

Каждый город или республика обычно имели свою хунту, так же как и округа, состоявшие из нескольких городов. В качестве образца эрмандад с весьма широкими правами следует привести уже известный союз городов побережья, в котором принимало участие немало городов Бискайи.

Общей привилегией жителей Бискайи было освобождение от всех налогов кастильского происхождения. Но они уплачивали особую подушную подать и некоторые другие подати, как, например, налог на железо, на привозные товары и т. п. Бискайцы должны были также отбывать военную службу как на суше, так и на море.

Правосудие отправляли алькальды и коррехидоры. Судебное разбирательство в Дуранго и Энкартасьонесе проходило три инстанции: судьями первой инстанции были местные заместители коррехидора, второй — генеральный заместитель коррехидора и третьей—коррехидор Бильбао, верховный судья по апелляциям.

По гражданскому устройству (структура семьи, права собственности и т. д) Бискайя — единственная из всех трех провинций, имеющая некоторые особенности. Эти особенности наблюдались не в вольных или коронных городах, чьи фуэрос являются не более как сколками с кастильских, а в сельских местностях, где в течение многих веков господствовали обычаи, записанные — и то не полностью — лишь в XV в.

Частное право имело следующие особенности: сохранялась патриархальная форма семьи, что экономически выражалось в обычае возвращать недвижимое имущество в тот род, откуда оно вышло, в случае отсутствия прямых потомков; а если же таковые имелись, то возвращалась свободная часть наследства; допускалось наследование одним из детей почти всего имущества целиком, другим детям нужно было только оставить «какой-нибудь участок земли, большой или маленький», причем вполне достаточным считался такой участок, на котором могло произрастать одно дерево; широко распространено было право получить обратно в семью проданную вещь за ту же цену: побочные родственники обладали известными правами.

Существовали, наконец, и другие аналогичные особенности, указывающие на крестьянский характер населения. При заключении брака приносила приданое невеста; существовала полная общность имущества супругов в том случае, если у них не было детей; право вдов и вдовцов на раздел сохранялось в течение одного года и одного дня. Оно было ограничено лишь в отношении использования леса.

Запрещалось срубать деревья и срезать с них больше ветвей, чем нужно было для нормального потребления. Внебрачные дети пользовались правом наследования в ущерб законным. Женщины допускались в качестве свидетелей при составлении завещания. В обычаях преимущественно отражены были операции обмена, а не купли-продажи, что свидетельствует о низком уровне экономического развития страны.

Установлено было принудительное право проезда через чужие земли, даже огороженные, что указывает на слабое развитие путей сообщений. Имелись обширные общинные земли (леса, используемые как пастбища, а также для заготовки дров), способствовавшие благосостоянию сельского населения. Фуэрос самым тщательным образом фиксируют порядок пользования ими. Выше уже отмечалось, что особое частное право сельских местностей Алавы не отличалось от бискайского.

MaxBooks.Ru 2007-2017