История Испании

Ремесленное производство

Не существуют (или, быть может, не дошли до нас) регистры и систематические статистические описания испанского ремесленного производства и его продукции для периода, охватывающего последний этап средневековья. Поэтому при суждении о ходе экономического развития в ту эпоху приходится основываться на скудных косвенных данных, которые содержатся в цеховых статутах, городских фуэрос, законах о рабочих, торговых соглашениях, сводах таможенных тарифов и морской десятины.

Используя все эти данные и не вдаваясь в подробности, легко можно убедиться, что сельское хозяйство успешно прогрессировало благодаря более мирным условиям, в которых находилась страна, расширению границ и исчезновению крепостной зависимости. Развитию сельского хозяйства способствовал рост ремесленного производства, вырабатывающего предметы первой необходимости. Изделия кастильских ремесленников становятся все более совершенными, удовлетворяя изощренные требования художественного вкуса.

Появляются превосходные ювелирные изделия, великолепное оружие, прекрасно оформленные рукописи, создаются выдающиеся памятники архитектуры. Развитое ремесло, которое первоначально было исключительной привилегией Сантьяго и немногих других городов, с XIII в. распространяется на все крупные города и особенно на те их них, которые находились на вновь приобретенной территории, где к завоевателям присоединяются мудехары, у которых еще до покорения их христианами было развито ремесленное производство.

Так, городские статуты Севильи, частные описи и различные документы в архивах этого рода свидетельствуют о наличии различных видов ремесла у морисков, производивших предметы домашнего обихода, драгоценные украшения и одежду. В то же время статуты цехов и братств свидетельствуют о возникновении или дальнейшем развитии цехов — изготовителей шелковых тканей, ткачей, ювелиров, кузнецов, оружейников и т. п. Особенное значение приобрело благодаря неоднократно жалованным королевским привилегиям ткацкое производство, которое поощрялось Альфонсом X, Педро I и другими королями.

Эта отрасль ремесла процветала не только в Севилье (ткачи льна и шерсти), но также и в Толедо (толедские статуты послужили образцом для севильских), Сеговии и Саморе (имеются сведения о производстве там сукон) и в других городах. Местные условия в некоторых округах приводили к возникновению или развитию множества различных ремесел специального характера, как это можно наблюдать в баскских провинциях (которые рассматриваются здесь, так как они входили в состав Кастилии), где добывали железо и подвергали его обработке в многочисленных кузницах.

Вероятно, производилась также и сталь, поскольку о стали упоминается в одной грамоте Хуана II (1447 г.) о таможнях Гипускоа и Бискайи. Чаще всего вывозились за границу (а следовательно, можно предполагать, что и производство их в Кастилии.было весьма значительным) следующие товары: железо, сталь, шерстяные ткани, пушнина, козьи шкуры, сукна, пряжа, кожи, кошениль, воск, ртуть, вино, оливковое масло, сахар, изюм и различные сельскохозяйственные продукты. Запрет, наложенный на вывоз некоторых товаров, способствовал развитию горной промышленности (особенно добыче золота, серебра, ртути и свинца), которая стала наравне с рыбными промыслами и солеварнями монополией короны.

Все эти промыслы сдавались в аренду за большую откупную плату. Монополия на солеварни была столь строгой, что повлекла за собой конфискацию всех солеварен феодалов, церквей и монастырей, акт, который вызвал протесты со стороны прежних собственников на кортесах в XIII и XIV вв. Устав Алкала, однако, разрешил возвращать солеварни их владельцам и жаловать эти промыслы частным лицам.

Скотоводство продолжает развиваться весьма успешно, о чем свидетельствует значительный рост вывоза шерсти. Развитию скотоводства способствовали запрещение вывоза лошадей, мулов и т. п. и политика привилегий, которой неизменно придерживалась корона. Следует отметить, что эти привилегии приводили к злоупотреблениям и причиняли вред сельскому хозяйству.

Участились тяжбы, споры о праве юрисдикции между властями, жалобы крестьян в кортесах, примером которых служат петиции, поданные ими кортесам в Вальядолиде в 1293 г. Альфонс X разрешил создание братства или корпораций пастухов с правом собраний (советов Месты), на которых избирались особые алькальды. Эти алькальды обладали особой юрисдикцией в сфере разбора внутренних дел Месты и тяжб с крестьянами. Различные советы слились позже в единую Месту, огромную корпорацию, куда вошли все кастильские гранды (в 1347 г., по привилегии Альфонса XI). Деятельность Месты приводила ко множеству острых конфликтов.

Но наряду с этими данными в документах того времени имеются и другие сведения, которые в значительной мере должны изменить преувеличенное представление о необычайном развитии сельского хозяйства и ремесла в Кастилии. Во-первых, следует различать на обширной территории кастильского государства районы, не в равной степени благоприятные для развития различных отраслей производства.

И сами законы отражают эту неравномерность, например при определении нормы поденной оплаты. Большинство ремесел носит лишь местный характер, изделия их распространяются за пределы весьма ограниченной области, где они могли удовлетворить все простейшие потребности. Поэтому не следует обобщать частные данные и придавать им большее значение, чем они имели в действительности. Лишь цифры, свидетельствующие о значительном вывозе в другие страны, могут являться основанием для суждения о наличии значительной продукции ремесленного производства.

Закономерность этой оговорки подтверждают данные о ввозе товаров, свидетельствующие, что в Испанию импортировалось множество изделий, подобных тем, что производились и на месте, но, по-видимому, местные товары не могли конкурировать с чужеземными, либо потому, что производились в недостаточном количестве, либо потому, что уступали им по качеству и продавались дороже. В одном из тарифов времен Альфонса X (1268 г.) упоминаются сукна из Гента, Дуэ, Ипра, Лилля, Монтероля, Камбре, Руана и Мобежа.

Действительно, кастильские купцы покупали их в больших количествах, посещая ярмарки и рынки Фландрии и Франции, поселяясь в городах этих стран и посылая многочисленные суда во фламандские и французские порты. Со своей стороны, иностранные купцы (английские и другие) постоянно посещали, о чем свидетельствуют сообщения, относящиеся к XV в., пограничные порты и рынки, например Фуэнтеррабью и Сан-Себастьян, и продавали там свои сукна и иные товары.

Среди товаров, выгружаемых на склады Сан-Себастьяна, фигурируют сукна, шерстяные ткани, парусина, оливковое масло, очищенная гвоздика, сахар, вино, изюм, фиги, винные ягоды, рис, хлопчатобумажные ткани и др. Известно также, что жители Гипускоа часто отправлялись на границу Франции и Гаскони, чтобы закупить «свиней и скот» (которых, повидимому, было недостаточно в стране).

Наконец, в текстах грамот о привилегиях по освобождению от морской десятины, выдаваемых Хуаном II и другими королями XV в., указывается, что в Испанию ввозились съестные припасы, в частности такие предметы первой необходимости, как пшеница, вино и т. п.

О недостатке съестных припасов в некоторых районах, вызванном их бедностью и трудностями подвоза из соседних округов, говорит один документ, относящийся к Гипускоа, за жителями которого было признано в 1475 г. право свободно торговать с иностранными государствами, причем мотивировалась эта льгота следующим образом: «Страна вся покрыта непроходимой лесной чащей, и не родится там ни хлеб, ни виноград, а так как она находится на границе Наварры и Франции, то ее невозможно снабжать продовольствием из Кастилии».

Ко всем этим данным, свидетельствующим, что ремесленное производство в Испании находилось лишь в эмбриональной стадии и выпуск продукции был еще, если исключить некоторые его отрасли, весьма скудным, следует добавить, что в привилегиях и известиях, касающихся промышленной деятельности, часто встречаются имена иностранцев, мудехаров и евреев. Это обстоятельство определенно свидетельствует о влиянии, которое они оказывали на кастильцев в сфере экономической деятельности. Наконец, даже переоценивая достижения кастильской экономики, не следует все же делать вывод об общем благосостоянии и об экономическом процветании, которого достигли все слои общества.

Только незначительное меньшинство извлекало выгоду из различных источников богатств, а крестьяне, в особенности жители деревень, а также и сеньориальных городов, обремененные налогами и податями, вели нищенский образ жизни и, полные ненависти к своим эксплуататорам, обращались к королю с просьбами о помощи, а иногда поднимали кровавые восстания, подобные движению эрмандинос.

MaxBooks.Ru 2007-2015