История Испании

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Ярмарки, рынки, монета и торговые заведения

Как сельское хозяйство, так и собственно ремесленное производство нуждались для обмена своими продуктами во вспомогательных средствах, и в первую очередь в установлении торговых связей. Возрастает число пожалований ярмарочных и рыночных привилегий, поощряется создание крупных торговых центров или же оказывается содействие рынкам, которые возникают в определенных местностях в силу естественного хода вещей.

Так, Альфонс X установил две ежегодные ярмарки в Севилье (продолжительностью по 30 дней каждая) и одну в Мурсии (продолжительностью 15 дней) и расширил ярмарочные привилегии Куэнки, Касереса и Баэсы. В то же время в Медине дель Кампо создается важная ярмарка — торговый центр для северных и северо-западных портов и центральных районов Кастилии. А наряду с ней приобретают известность во времена Энрике IV ярмарки Вальядолида и Сеговии.

О торговом значении Севильи уже говорилось выше; с конца XIII в. в документах упоминаются также Толедо и Бургос как крупные торговые центры. Однако королевские привилегии не могли дать должного эффекта, так как, во-первых, пути сообщения все еще были небезопасны и эрмандадам не удавалось очистить их от грабителей, а во-вторых, гражданские войны ввергали страну во всеобщую смуту (что имело место при Педро I).

Но не только эти обстоятельства препятствовали торговым отношениям. Они парализовались также и разнообразием и изменчивостью монетной системы, мер и весов. В Кастилии не удалось добиться унификации монетной системы, хотя некогда на всей территории страны и обращались монеты единого образца. В изучаемый период обращались различные монеты различного же достоинства. А кроме того, несмотря на суровое наказание (сожжение на костре живьем), установленное Альфонсом X за подделку монеты, все же чеканилось множество монет пониженного веса, что наносило большой ущерб торговле.

Неоднократно сами короли, желая покрыть издержки казны, чеканили монету уменьшенного веса при той же номинальной стоимости, что приводило к огромному вздорожанию жизни, так как вещи продавались по цене, «вдвое превышающей их стоимость в хорошей монете». Уступая просьбам кортесов, Фернандо IV в 1303 г. издал закон о переливке плохой монеты, очистке металла, предназначенного для чеканки, точной фиксации веса монет и т. п.; благодаря этой мере на некоторое время монетное дело было упорядочено.

Но все вернулось вспять при Энрике II, когда король снова стал прибегать к порче монеты. Из различных монетных единиц, обращавшихся в XIII —— XV вв., следует отметить золотой мараведи (морабети или альморавидский динар), «христианские» образцы которого чеканились в Толедо и Леоне до Энрике I, золотые добли, появившиеся в царствование Альфонса X, и двойные добли эпохи Хуана П. Мараведи был мерилом стоимости и равнялся десяти динеро. Серебряный реал был равен 34 мараведи.

Затруднения в области мер и весов вызваны были их разнообразием. Альфонс XI в Уставе Алькала установил единые меры, которые следовало применять при торговле определенными товарами, но это распоряжение не было проведено в жизнь. Тот же устав свидетельствует об обилии и разнообразии местных мер и весов и о применении иностранных мер; так, для одних товаров употреблялась весовая единица Кельна, для других — Трира (?), для вина и хлеба применялись толедские меры, для сукон — кастильские и т. д.

Несмотря на все эти неудобства, торговля процветала благодаря инициативе частных лиц, создавших необходимые условия для установления быстрых и легких торговых связей. В это время в Испании получают распространение векселя, заимствованные, вероятно, в Италии.

И хотя в документах того времени упоминается о вексельных операциях лишь применительно к восточным районам и к Арагону, но вряд ли покажется чересчур смелым утверждение о всеобщем распространении векселей и в Кастилии, принимая во внимание, что кастильские купцы были тесно связаны со своими французскими, фламандскими и немецкими коллегами, которые широко применяли их в торговых сделках.

В самом деле, известно, что фламандские купцы, выезжая из Брюгге, совершали путешествие в Испанию через Францию, проезжали через Байону и направлялись в Бургос и Лиссабон. Со своей стороны, испанские купцы открыли в Брюгге конторы или отделения с собственными консулами или специальными судьями, а в конце XIII в. эти консулы были столь многочисленны и пользовались таким доверием, что остальные купцы выбрали их в качестве своих представителей, когда направили графу Фландрскому депутацию с требованием отмены некоторых распоряжений, вредивших торговле.

Из привилегии Эдуарда I явствует, что испанские купцы имелись также в Дордрехте, Гравелингене, Дилле и в английских торговых городах. В 1348 г. бискайские купцы основали свою торговую биржу в Брюгге, куда привозили товары не только из своей области, но также и из Барселоны. Один английский источник 1350 г. сообщает о присутствии в порту Слейс (Голландия) большого количества испанских торговых судов (кастильских и каталонских).

В XIV в. испанские купцы преобладали на рынках Англии и Фландрии, несмотря на появление там итальянцев в 1318 г., причем кастильцы (включая сюда и жителей Галисии и Бискайи) значительно превышали в численности каталонцев. Достойно внимания, что кастильские корабли вызвали восхищение Фруассара, знаменитого французского хрониста XIII в., своей величиной и большой вместимостью.

MaxBooks.Ru 2007-2017