История Испании

Торговля

В области торговли три района сохраняли тот же порядок, что и в области производства. Арагонский экспорт, все же довольно значительный, шел главным образом через Наварру и баскские провинции (что доказывают таможенные документы Гипускоа) и через Каталонию. Но жители Арагона вели также и морскую торговлю — то как экспортеры, то просто в качестве перевозчиков. Они появляются часто в Тлемсене (Африка) — крупном торговом центре, куда приходили караваны из Судана, — и в Оране, Масалькевире, Онеине и других портах. Они также поддерживали торговые сношения с Фландрией, что подтверждается уже упомянутым уставом Брюгге, и с Италией.

Некоторые короли поддерживали частную инициативу, поощряя торговлю путем устройства ярмарок и рынков, освобождая ее от обложения и заключая торговые договоры с другими государствами, между прочим, и с Тлемсеном. Педро III в порядке восстановления старинного обычая свободной торговли между Арагоном и Кастилией предложил Альфонсу X укрепить торговые связи между обеими державами.

В то же время в Генеральной Привилегии он подтвердил особые льготы для купцов, отменил налоги, снял запрещение вывозить сельскохозяйственные продукты, запретил взимать новые дорожные сборы, в особенности с хлеба и вина, и разрешил свободную торговлю солью и свободный вывоз всех товаров. Купцы уплачивали пошлину, от которой никто из них не освобождался, даже лица дворянского звания.

Однако полностью освобождалось от пошлин зерно, перевозимое по реке Эбро. И хотя Хайме II обложил его пошлиной в 1320 г., но городской совет Сарагосы выкупил этот сбор за 50 тыс. сольдо, причем была установлена пошлина в меньшем размере (три динеро с фунта) на вывозимое в Тортосу зерно. В начале XIV в. в Сарагосе был создан особый судебный трибунал — торговое консульство, которому Хуан I (1391 г.) поручил также надзор и наблюдение за судоходством на Эбро.

Торговля в Каталонии, столь интенсивно развитая уже в XIII в., продолжала необычайно быстро развиваться и в XIV и XV вв., что можно заключить на основании данных о внутреннем управлении Барселоны и других каталонских городов. Действительно, каталонские суда соперничают с итальянскими в торговле с различными странами Европы, Азии и Африки, расположенными на берегах Средиземного моря, и каталонские купцы ведут посреднические операции между этими странами.

С другой стороны, сама Барселона и другие города Каталонии (например, Кастельон де Ампуриас) кишели провансальскими, генуэзскими, венецианскими и сардинскими судами, а в некоторых портах, например в Сан-Фелиу де Гишольс, торговля в сущности находилась в руках итальянцев. Но каталонцы посылали свои суда в Италию, добиваясь там освобождения от пошлин, и имели в итальянских городах (в XIV в. в Генуе и Пизе) своих консулов. В то же время каталонцы утвердились во Фландрии; они проникли туда раньше итальянцев и в 1389 г. уже создали свою торговую биржу в Брюгге (венецианцы основали свою биржу лишь в 1415 г.).

Каталонская торговля с северо-западными странами Европы была тогда весьма оживленной, что, в частности, отразилось на развитии картографии в городах Каталонии. Каталонцы дали первый эскизный набросок Ютландского полуострова и внесли исправления в карты балтийского, шведского и норвежского побережий. Картографы Каталонии и Майорки создали школу, которая затмила своими работами итальянскую.

Известны карты мира и отдельных стран Солера, Месии де Виладестеса, Габриеля де Вальсека (карты последнего были раскрашены и позолочены), Роселля, Дульсета, Прунеса и анонимные карты, изданные в Барселоне, Таррагоне и Валенсии. Каталонцы установили также сношения с немецкими городами, в частности с Нюрнбергом и Ибирлигеном, что доказывается наличием в Барселоне немецких купцов, от одного из которых сохранилось любопытнейшее письмо, датированное 1383 годом.

Коммерческая политика Каталонии определялась потребностями в развитии торговли. Короли, сеньоры и города старались возбуждать и поддерживать частную инициативу, регулируя ярмарки и рынки и предоставляя им значительные привилегии (так, купцы, торгующие на ярмарке в Ла Бисбала, были освобождены от пошлин). Разработан был весьма подробный устав ярмарки в Кастельоне де Ампурлас, причем на территории ярмарки распространялось право убежища для должников и преступников.

Расширилась сфера деятельности морских консульств и сфера применения морских законов (указы Педро IV 1340 г.). Заключались и торговые договоры. Но все же деятельность каталонских купцов встречала препятствия, вызванные господствовавшими в то время экономическими воззрениями. Часто накладывались ограничения на продажу товаров, устанавливались преимущественные права для определенных категорий лиц, ведущих торговые операции.

Так, со складов пшеницы в городе Ла Бисбале должен был сперва продаваться урожай епископа и лишь после этого — урожай крестьян. Мелочная техническая регламентация производства дошла до абсурда; она была значительно более развита в Каталонии, чем в других государствах полуострова, и сильно тормозила развитие ремесла, хотя по идее своей должна была стимулировать его и обеспечивать высокое качество продукции.

Налоги, несмотря на обилие вышеуказанных изъятий, были многочисленны, а некоторые и весьма тяжелы, например лезда, уплачивавшаяся до 1477 г. замку Тамариту, — подать, которую удалось выкупить лишь за 1350 барселонских ливров у епископа Таррагоны, тогдашнего сеньора замка. Дух протекционизма проявлялся иногда чересчур сильно в пользу одних городов и в ущерб другим, примером чему может служить разрушение ряда сукновален в графстве Ампурдан, осуществленное по приказу короля Мартина под предлогом, что эти предприятия не имели надзирателей и выпускали сукна не «такой ширины и цвета», как мастерские Кастельона.

Барселона в силу особых привилегий, вызванных необходимостью снабжать город привозным хлебом, могла захватывать грузы зерна, причем в столичный порт насильно приводились корабли, плывшие мимо берегов Каталонии. Весьма распространено было и пиратство, наносившее большой ущерб торговле, несмотря на то, что оно упорно преследовалось. Многие пираты были родом из Каталонии и совершали свои набеги, доходя до берегов Италии, где каталонцы приобрели в ту пору дурную славу. Не более безопасными были сухопутные дороги из-за гражданских войн между феодалами и городами и нападений многочисленных разбойничьих шаек, которых плодили эти войны.

Валенсия во многих отношениях была соперницей Барселоны. У нее имелся значительный флот, а развитию торговли благоприятствовало создание в 1283 г. морского консульства со своим собственным кодексом, как в Барселоне и Тортосе. Валенсия, Кульера и Дения были основными портами; первый из них особенно активно посещался множеством судов всех национальностей, и главным образом итальянских.

В Италии валенсийцы пользовались хорошей репутацией. Свидетельством богатства валенсийского купечества была торговая биржа — одно из интереснейших гражданских сооружений того времени. А вексельные операции валенсийцев, которые производились в этом городе раньше, чем в других районах (уже в 1376 г.), подтверждают наличие разветвленных торговых связей и большого кредита, которым пользовались как купцы, так и город в целом, представляемый своими присяжными, которые иногда вынуждены были вмешиваться в закупку зерна и другого продовольствия.

Валенсия, по-видимому, склонялась к свободе торговли, о чем свидетельствует противодействие, оказанное городом указу Альфонса IV, запретившего провоз товаров на иностранных судах (по просьбе Барселоны); валенсийцы имели основания опасаться, что подобная мера приведет к росту издержек на фрахт.

MaxBooks.Ru 2007-2015