История Испании

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Величие и падение майоркинской торговли

Майорка была не только торговой державой, но и страной с весьма развитым сельским хозяйством.

Репартимьенто свидетельствует, что эксплуатация земель была налажена еще во времена мавританского господства; завоеватели нашли здесь плодороднейшие поля, превосходно возделанные маврами, которые жили в небольших селениях. Показателем высокого уровня сельского хозяйства на Балеарских островах могут служить поразительно высокие натуральные подати, которые взимались при Хайме I. Так, жители Менорки обещали королю давать ежегодно 3000 фанег зерна. Мавры прекрасно использовали ручьи и реки для орошения и для водяных мельниц (в окрестностях столбцы их насчитывалось более 60), а там, где не было рек, закладывали колодцы и создавали водохранилища.

Ремесла и торговля также были мавританского происхождения, о чем свидетельствует множество торговых договоров каталонцев и итальянцев, заключенных с майоркинскими правителями (вали) еще до арагонского завоевания. В период завоевания на Майорке имелись кварталы и биржи пизанских и провансальских купцов и многочисленные лавки (Хайме I включил 320 лавок в опись раздела мавританских владений на Майорке), которые вели торговлю съестными припасами, ювелирными изделиями, железным товаром, и предприятий по выработке мыла, бумаги и тканей. Майорка была непременным посредником в торговле с Левантом и Африкой.

На этой двойной основе и выросли богатства христианского населения.

Торговый флот Майорки был одним из самых многочисленных и значительных в Средиземном море в XIV в. Один из современников насчитывает 360 крупных кораблей (из них 33 трехпалубных), выходивших из Пальмы для торговли с Италией, Родосом, Берберией, Египтом, Константинополем, Малой Азией, Фландрией и т. д.

Вывозились оливковое масло, шерстяные ткани и другие изделия местных мастерских, ввозились пряности, золото и большое количество рабов. Майорка повсеместно имела своих торговых консулов и свои биржи. А в столице проживало 30700 моряков и множество купцов — каталонских, бискайских, итальянских и других, которые делили доходы от торговли с местным населением и с евреями, в руках которых в середине XIV в. (1359 г.) находилась значительная доля торговли с Руссильоном, Каталонией, Арагоном, Валенсией и другими странами.

Следуя мусульманской традиции, в окрестностях Пальмы местные богачи строили красивые виллы — подлинные дворцы, окруженные виноградниками и фруктовыми садами. Уже в 1400 г. в столице имелись чрезвычайно богатые купеческие семьи. Укажем только на Бернардо Фебрера, который по достижении совершеннолетия получил от своей матери 40 тыс. золотых реалов и 3 тыс. ливров ренты. Фебрера всегда сопровождала свита в 15 всадников, его состояние достигало 100 тыс. флоринов. О богаче Бертомеу спустя полвека говорили, что «его слуги были богаче нынешних купцов». О богатстве дворян-землевладельцев уже упоминалось выше. Купцы были подлинными гран-сеньорами в глазах духовных и светских властей.

Развитие торговли приносило с собой не только материальные выгоды, но и расцвет науки. Майоркинцы разделяют с каталонцами славу первых представителей современной картографии. В составленных на Майорке картах мира были использованы богатейшие материалы, собранные различными мореплавателями. Эти карты представляют собой значительный шаг вперед по сравнению с мореходными картами, которыми итальянцы пользовались с XIII в.

Картографы Майорки создали школу столь же знаменитую, как и каталонская, и на протяжении трех столетий продукция мастеров этой школы считалась непревзойденной. Особенную славу стяжали имена картографов «династии» Беникаса или Бенанкаса, Хафуды Крескеса и Дульсерта (составившего в 1339 г. превосходную карту мира) и других. Моряки Майорки пользовались компасом уже в 1272 г.

Это быстрое и могучее развитие сменилось полосой упадка в середине того же XIV в., после включения Майорки во владения арагонской короны и в значительной мере именно вследствие этого. В 1362 г. сто старых торговых компаний с капиталом в 30 тыс. золотых реалов слились, образовав четыре небольших товарищества. А в войнах с Сардинией и Кастилией (в царствование Педро IV) было потоплено или выведено из строя 140 кораблей, оцененных в один миллион с лишним ливров.

Кровавые события конца века еще более способствовали, всеобщему упадку, который усугубили эпидемии, землетрясения и наводнения, обрушившиеся на остров и особенно на его столицу. Именно в этот период итальянцы захватили в свои руки торговлю с Востоком, и в это же время возросла мощь корсаров, причинявших большой ущерб майоркинскому торговому флоту.

Резкий упадок торговли начался во второй половине XV в. и был вызван многими причинами: захватом турками Яффы и Константинополя, запретом, наложенным в Неаполе на ввоз майоркинских сукон, конфликтом с Родосскими рыцарями (который привел к прекращению торговли с этим островом), португальской конкуренцией, парализовавшей торговлю с Александрией. Впрочем бедствия, обрушившиеся на Майорку, привели и к одному благоприятному последствию.

Поскольку коммерческая деятельность была затруднена, большее внимание стало уделяться земледелию, которое к XV в. пришло в упадок вследствие применения рабского труда и колоссальных податей, наложенных на крестьян алчными горожанами.

Подрыв мощи городов благоприятствовал новому расцвету земледелия; подготовлялся новый подъем хозяйственной жизни Майорки, хотя и не столь значительный, как в предыдущий период.

MaxBooks.Ru 2007-2017