История Испании

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Индейцы

После открытия Америки под власть католических королей подпало коренное население этого материка и прилегающих к нему островов. Благодаря ошибке Колумба и большинства современных ему космографов обитателей новооткрытых земель назвали индейцами (хотя они сильно отличались от обитателей Индии по своим антропологическим признакам и по особенностям общественного уклада).

По обычаю, санкционированному общественным мнением и законоведами той эпохи, при завоеваниях внеевропейских территорий (например, земель Африки) население их, (считавшееся варварским, либо обращалось в рабство, либо использовалось в качестве полурабов. В соответствии с этим обычаем Колумб по возвращении из первого путешествия привез с собой несколько индейцев-рабов.

Однако королевская чета, и в особенности Изабелла, с самого же начала старались придерживаться иной политики. В инструкциях, данных Колумбу при снаряжении его второй экспедиции, предлагалось «обращать индейцев в христианскую веру», но относиться к ним хорошо и кротко, одаривать индейцев различными вещами и наказывать тех, кто будет с ними плохо обращаться.

Несмотря на это, Колумб отправил в Испанию (1495 г.) много индейцев, которых он намерен был продать как рабов. Но хотя королевская грамота от 12 апреля и разрешила их продажу в Андалусии, все же другим решением от 13 апреля повелевалось отсрочить выполнение предыдущего распоряжения до тех пор, пока «после консультации не будет вынесено убеждение о том, можно или нет продавать индейцев». После совещания решено было объявить привезенных индейцев свободными и вернуть их на родину (20 июня 1500 г.).

Но свобода эта была весьма относительной, «а поведение правителя Бобадильи, присланного в Санто-Доминго для обследования деятельности Колумба, в еще большей степени ухудшило положение индейцев, так как он, не долго думая, распределил их (1498 г.) между колонистами и обязал их работать в рудниках и на полях испанских резидентов. Бобадилья в 1501 г. был заменен Николасом де Овандо.

Короли, давая различные инструкции этому правителю, все еще придерживались прежнего мнения о юридической свободе индейцев и предписывали хорошо с ними обращаться. Но они также распорядились принуждать индейцев к работам по добыче золота, оплачивая их труд; отчислять половину всего добытого или имеющегося у индейцев золота в казну; переселить индейцев в особые поселки, хотя подобные переселения рекомендовалось производить постепенно и осторожно; индейцам запретили купаться так часто, как они привыкли, мотивируя это распоряжение вредом, который приносят неумеренные омовения; и, наконец, и это было самое главное, — разрешалось обращать в рабство индейцев-каннибалов, проживающих вне Эспаньолы, и всех, кто «отказывается от наставления в святой католической вере».

Тем самым устанавливались различные категории индейцев — некоторых из них разрешалось обращать в рабство и ловить с этой целью. Многие бесчеловечные колонисты и должностные лица, одержимые алчностью (в соответствии с общим духом той эпохи), совершали под этим предлогом невероятные злодеяния, обращая в рабство множество индейцев, охотились на них, применяя собак, и истребляли всех, кто оказывал им сопротивление.

Также массу злоупотреблений вызвало разрешение (20 сентября 1503 г.) привозить в Кастилию индейцев, которые по «доброй воле» пожелают сопровождать туда испанцев, у которых они находятся в услужении. Несмотря на все это, колонисты Санто-Доминго жаловались королям, что признание за индейцами статуса свободы приносит большой вред, так как последние отказываются работать на колонистов даже за плату, и что оказывается невозможным «наставлять их в нашей святой католической вере».

В ответ на это королева в своем послании от 20 декабря 1503 г. распорядилась, чтобы индейцев обязали работать совместное христианами на постройках, в рудниках и на полях за поденную плату, памятуя, однако, что они «свободные люди, а не рабы». Но этого разрешения было достаточно, чтобы узаконить злоупотребления. И действительно, сам Овандо, не довольствуясь повторными разрешениями ввоза на остров индейцев-рабов из других мест, вернулся к практике репартимьенто Бобадильи. Эта мера была санкционирована королевской грамотой от 30 апреля 1508 г., в которой Фердинанд (тогда регент Кастилии) оставил за собой право на подобные распределения.

Все эти распоряжения, ухудшавшие положение индейцев, были подтверждены инструкцией, данной в 1509 г. сыну Колумба — Диего. Эта инструкция, помимо обычных предписаний о хорошем обращении с индейцами, содержала следующие распоряжения: индейцам запрещалось (в целях усвоения христианских обычаев) справлять их праздники и придерживаться традиционных обрядов, причем рекомендовалось проводить в жизнь эту меру «мало-помалу и с большой осторожностью», чтобы не вызвать у них недовольства; предписывалось сосредоточить их в особых поселениях; обязать индейцев к выполнению различных работ, в соответствии с указом 1503 г., и добиваться при этом, чтобы «индейцы и их касики чувствовали себя удовлетворенными», предлагалось представить сведения о численности индейцев и лицах, владеющих ими, и сохранить в силе, впредь до новых распоряжений, условия репартимьенто, совершенного Овандо; запрещалось однако передавать индейцев клирикам, чтобы последние «не занимались обработкой полей, а посвящали себя лишь своим прямым обязанностям».

Можно сказать, что с этого момента первоначальная декларация о свободе индейцев становится пустой фразой даже с точки зрения законодательной. Король одобрил все действия, которые соответствовали господствующим идеям того времени, и индейцы, несмотря на все оговорки о необходимости хорошего обращения с ними и прочие околичности, превратились фактически в рабов колонистов.

Расчет восторжествовал над идеалом, который отразился не только в постановлении 1500 г., но и в стремлении поощрять смешанные браки между испанцами и туземными женщинами, стремлении, которое в первое время находило выражение в уравнении в правах выходящих замуж за испанцев индианок со своими мужьями. 14 августа 1509 г. Диего Колумбу было разрешено произвести новое репартимьенто. А в грамоте от 14 ноября 1509 г. имеется упоминание о новых раздачах индейцев.

Некоторое число их получили, например, алькайды крепостей— Бартоломе де Сан Пьер и Мигель де Пасамонте. На острове Сан Хуан также было произведено репартимьенто.

Из королевских распоряжений того времени явствует, что в результате этих злоупотреблений количество туземцев на Эспаньоле или Санто-Доминго и на Сан Хуане значительно уменьшилось; неоднократно короли разрешали ввозить на Антильские острова индейцев-рабов из других мест, — запрещался лишь вывоз индейцев из Тринидада и с островов, расположенных близ Сан Хуана, Кубы и Ямайки.

Все же в грамоте от 3 июля 1511 г. король снова напоминает о теоретическом разделении индейцев на две категории: свободных и тех, кого допускается обращать в рабство, или караибов (жителей Малых Антильских островов и северного побережья Южной Америки). Тенденция покровительства свободным туземным рабочим заметна в распоряжениях об использовании труда индейцев; запрещалось, например, принуждать их к переносу тяжелых грузов.

Но в то же время дается распоряжение клеймить каленым железом индейцев, которые привозятся на Санто-Доминго из других мест, а также «собирать как можно больше детей индейцев, чтобы наставлять их в делах веры», — мероприятие, которое привело к большим злоупотреблениям и способствовало разрушению индейской семьи.

MaxBooks.Ru 2007-2017