История Испании

Реформа духовенства

Нравы духовенства и его привилегированное правовое положение возбуждали еще раньше ряд вопросов, в разрешении которых были заинтересованы и церковь и государство. «Католические короли» стремились разрешить эти вопросы, регламентируя в соответствии со своими требованиями уклад испанского духовенства. Они старались прекратить захваты церковных земель и распорядились, чтобы никто несмел захватывать или присваивать себе доходы церкви, как это делали многие феодалы.

Были признаны недействительными пожалования (данные Хуаном II и Энрике IV) приходов Монтаньи, отданных рыцарям и оруженосцам, которые могли их отчуждать как свои наследственные владения. Но одновременно король и королева положили предел обычным злоупотреблениям духовенства, запретив епископам и архиепископам присваивать предназначенные для короля подати (алькабалу и др.), которые выплачивались населением церковных сеньорий.

Прелаты могли отныне принять сан лишь в том случае, если они приносили клятвенное обещание не захватывать коронных статей дохода. Были аннулированы привилегии и грамоты, которые позволяли орденам св. Троицы и Санта Олалья получать известную долю наследства, завещанную им мирянами, или же все наследство при отсутствии завещания.

Доходы духовенства были весьма велики. Согласно данным современников, 40 епископств и 7 архиепископств (12 епископств и 3 архиепископства арагонских, а остальные кастильские) получали ежегодно 476 тыс. дукатов. Если присоединить доходы белого духовенства, цифра эта возрастет до 4 млн. дукатов. Только один архиепископ толедский имел доход в 80 тыс. дукатов. Черное духовенство было не менее богатым. Монастырь де лас Уэльгас, которому подчинялись 17 других монастырей, владел 14 деревнями и располагал многочисленными строениями.

Но невежество и безнравственность по-прежнему были присущи духовенству. У епископов проявлялись порой феодальные традиции, чему примером является поведение Алонсо Карильо, врага Изабеллы, против интриг которого вынужден был бороться коррехидор Гомес Манрике. Незаконное сожительство (баррагания), которое так преследовали папы и короли, продолжало практиковаться даже такими высокими особами, как архиеписком Сарагосы Альфонсо де Арагон (побочный сын Фердинанда Католика) и кардиналом Педро де Мендоса.

В произведениях Монтесиноса содержатся горькие сетования на безнравственность некоторых прелатов, а факты, подтверждающие эти обвинения, автор приводит с полной откровенностью. Конгрегация, или церковная ассамблея, собравшаяся в Севилье в 1478 г., осудила нравы, так называемых «монахов с простой тонзурой» — людей полусветских, полудуховных, которые обычно вели скандальный образ жизни, будучи «содержателями публичных домов».

Но в то же время конгрегация потребовала: отмены закона, опубликованного Хуаном II на кортесах Бривиески (1387 г.), против «сожительниц духовных лиц», заверяя, что этот дурной обычай уже более не существует. Но так как духовные лица все же продолжали жить со своими наложницами и при этом совершенно открыто, то Фердинанд и Изабелла подтвердили этот закон (в Толедо, в 1480 г.). За барраганию были определены следующие наказания: в первый раз — штраф, во второй раз — изгнание, а в третий раз — сто ударов плетьми.

Но эти меры были недостаточны. Несколько соборов целых провинций и отдельных диоцезов, собравшихся в Аранде, Севилье, Мадриде и других пунктах, разработали мероприятия, которые должны были привести к повышению морального и культурного уровня духовенства. Сиснерос действовал более быстро и прямо, применив тот способ, которым католические короли покончили с гражданской анархией.

Он обследовал монастыри своего ордена (францисканские), изгоняя при этом строптивых, беспощадно наказывая провинившихся; аббата монастыря Св. Духа в Сеговии он велел схватить и заключить в тюрьму. Дело дошло до того, что 400 монахов предпочли уехать в Африку и перейти в мусульманство. Но Сиснерос, поддерживаемый королями, не прекратил своей кампании по чистке, которую, по просьбе испанских королей, одобрил папа. Такой же реформе подверглись и другие ордена: доминиканцев, кармелитов, августинцев и т. д.

Королева Изабелла приняла непосредственное участие в реформе белого духовенства. Особенное внимание она обращала на выбор лиц для замещения высших церковных должностей. Она стремилась не допускать на эти должности представителей высшей знати и охотно останавливала свой выбор на выходцах из мелкого дворянства и буржуазии, интересуясь прежде всего моральными качествами кандидатов. В то же время предпринимались попытки искоренить обычаи замещения церковных должностей иностранцами.

Наконец, был положен предел превышению прав юрисдикции церковными судьями и трибуналами.

Эти реформы были распространены также и на Индии, прежде всего для того, чтобы предотвратить переселение туда беспокойных и непокорных клириков, которые преследовались на полуострове. С этой целью король в грамоте, данной в Монсоне (15 июня 1510 г.), распорядился не допускать в Индии ни одного монаха без предварительной проверки в Севилье, которая была поручена доктору Матьенсо. Несмотря на это, по свидетельству Лас Касаса, несколько клириков переселились в Индии незаконным путем, вызвав в колониях серьезные беспорядки.

Однако в Арагоне и Каталонии реформа была проведена только спустя несколько лет, несмотря на то, что она была там еще более необходима, чем в Кастилии, о чем можно судить по документам того времени, которые показывают, насколько развращено было белое духовенстве, монахи и монахини.

MaxBooks.Ru 2007-2015