История Испании

Централизация в Каталонии

Фердинанд в своих арагонских владениях проводил ту же политику, что Изабелла в Кастилии, и не проявлял желания созывать кортесы; он предпочитал брать на себя все решения, касающиеся порядка управления королевством. Но следует отметить, что арагонские кортесы давали резкий отпор притязаниям короля и склонны были скорее отказывать ему в его просьбах, чем удовлетворять их. Той же практики они придерживались и при предшественниках Фердинанда, и такова же была линия поведения каталонских кортесов.

Фердинанд созывал кортесы трех областей 16 раз за период с 1481 по 1515 г., шесть раз созывались кортесы Арагона, один раз — Валенсии, шесть раз — Каталонии и три раза — общие кортесы (в 1484, 1510 и 1511 гг.; с 1503 по 1510 г. не было ни одной сессии кортесов). Зная, что они будут противиться вотированию субсидий, король использовал окольный путь; он набирал войска, содержание которых относилось затем за счет страны. Иногда же (как, например, в кортесах 1480 г.) король назначал себе субсидию сам и угрожал кортесам роспуском, в случае если они откажутся ее вотировать.

Но нигде абсолютистская политика Фердинанда не проявилась столь отчетливо, как в Каталонии. Барселона была самым могущественным и привилегированным городом во всем арагонском королевстве, и именно поэтому короли стремились подчинить ее полностью. Победа демократических элементов над «достойными горожанами» в середине XV в. была одержана с помощью короны, стремившейся ослабить власть городов. Эта победа ознаменовала начало упадка муниципального строя.

Гражданская война в эпоху Хуана II, в которой Барселона выступала против короля и ременс, была следующим шагом, углубившим рознь между богатыми горожанами и плебсом и ослабившим влияние как этой социальной группы, так и сеньоров. Фердинанд лишь следовал политике своего отца и дяди — Альфонса V — и завершил поражение Барселоны, отомстив ей за ущерб, понесенный в период гражданской войны. Успеху подобной политики способствовали и личные качества Фердинанда.

Коварный, скрытный, столь же легко дающий обещания, как и нарушающий их, лицемерный в обращении, этот недоверчивый интриган соединял в себе все черты характера (кроме, быть может, жестокости), которые характеризовали поведение таких королей, как Педро I Кастильский, Педро IV и Альфонс V Арагонские. Подобные качества в конце XV в. отвечали идеалу политического искусства и были обычными для государственных деятелей Европы того времени.

Говорят, что в ответ на жалобы Людовика XII, который сетовал на то, что Фердинанд дважды его обманул, последний ответил: «Он лжет. Я обманул его по крайней мере десять раз». Хотя и не доказана достоверность этой сентенции, она остается тем не менее весьма показательной. Многочисленные свидетельства современников рисуют именно в таких чертах моральный облик Фердинанда.

Король подтвердил 181 решение о конфискации имущества у жителей Барселоны, принятые в связи с гражданской войной. Он стал решительно приводить в исполнение свой план, сместил (по указу 1479 г.) всех корредоров (маклеров) барселонской биржи и приказал, чтобы впредь эту должность занимали только с разрешения Гильермо Санчеса, советника и виночерпия короля.

В послании, направленном королю в марте 1480 г., барселонские советники жаловались на то, что городская торговля оказалась парализованной, поскольку Фердинанд уделяет мало внимания нуждам Барселоны и поручает ведение местных дел «лицам, которым неведомы вольности Каталонии и которые не желают считаться с ними».

Фердинанд пытался также либо изменить, либо аннулировать некоторые привилегии Барселоны, например право избрания консулов. Этим мероприятиям короля советники оказали энергичное сопротивление и добивались посредничества королевы Изабеллы, в беспристрастии которой они, по-видимому, были уверены.

В 1481 г. король наложил руку на городской совет и на советников и изменил процедуру их избрания и систему выборов прочих должностных лиц. В 1490 г. он снова занялся этим вопросом. Следует отметить, что на собрании, которое созвали советники для обсуждения путей; какими можно было отвести угрожающую им опасность, большинство проявило полное равнодушие к городским фуэрос.

Это наглядно свидетельствует о том, что уже была утрачена прежняя любовь к независимости и что массы находились всецело под влиянием королевского авторитета и абсолютистских идей того времени. Реформой 1490 г. отменялись очередные выборы, и королевским указом назначались новые советники на 1491 г.

Весьма показательны объяснения (далеко не все они были достаточно обоснованы), которые дал король в оправдание этой меры. «Учитывая, — отмечал он, — раздоры между жителями нашего города Барселоны и ненависть, которую питают они друг к другу и которая вызвана плохим управлением, и великие злоупотребления, совершаемые при выборах с давних пор.,, и принимая во внимание, что нам подобает наводить порядок, искоренять зло... мы, нашей королевской властью, как король и господин, и для пользы, спокойствия и общего блага этого города решили назначить [новых советников]».

Когда настала пора новых выборов (1492 г.), король потребовал от советников (обвинив их при этом в безнравственности и в неревностном исполнении обязанностей), чтобы они доверили ему, как арбитру, решение вопроса и отказались от права быть избранными городом. Этого он добился без малейших затруднений, не встретив протеста со стороны местных жителей. Фердинанд завершил свои планы указом 1493 г., согласно которому муниципальные должности были заново перераспределены между различными социальными группами.

В силу этой реформы в Совет Ста должно было входить 144 человека, в том числе 48 горожан, 32 купца (представители денежной аристократии, торговцы сукнами, и шелком и судовладельцы), 32 лица свободной профессии и 32 ремесленника (во времена Альфонса их было 79). Должности советников (их было пять) замещались тремя горожанами, одним купцом и одним ремесленником или лицом свободной профессии поочередно.

Интересы демократических слоев населения, оказывавших поддержку королям в гражданских войнах, были, таким образом, принесены этой реформой в жертву, и господство перешло к классу богатых, к людям, которые были сторонниками короля или же не противодействовали агрессии со стороны королевской власти. В 1498 г. была проведена новая реформа: одно место советника было передано в распоряжение рыцарей и установлена система баллотировки для занятия городских должностей.

Структура городского управления была совершенно изменена без протестов со стороны жителей Барселоны. Покушение на короля в 1493 г. нельзя рассматривать как политический акт. 7 декабря 1493 г. один крестьянин-ременс, по имени Хуан, из деревни Каньямас, нанес Фердинанду удар ножом в шею, чем подверг серьезной опасности жизнь короля. Убийца был схвачен и предан королевскому суду (хотя советники и пытались отстоять свое право вести это дело); он был признан слабоумным, но, тем не менее, приговорен к смерти и казнен после ужасных пыток. Не было доказано, что Хуан имел сообщников или что совершенное им покушение было следствием какого-либо заговора.

Метод баллотировки был затем распространен на другие города (например, на Фигерас в 1499 г.). Вскоре проявились благие последствия этой системы для общественного спокойствия, так как прекратились бесконечные раздоры, так часто возникавшие прежде в связи с выборами.

MaxBooks.Ru 2007-2015